Bespredel.org > Общество > 10 лет спустя за смерть Магнитского никто не ответил.

10 лет спустя за смерть Магнитского никто не ответил.

 

Я храню дома лист бумаги формата А4.

На нем аккуратным почерком отличника написана жалоба на плохое состояние тюремного туалета и отсутствие в нем ершика.

Это рукописная копия, которую автор заявления передал своему адвокату.

Я купил этот исторический документ несколько лет назад, когда участвовал в благотворительном аукционе по сбору денег на уплату штрафа, выписанного изданию The New Times.

Я до сих пор не могу читать этот сухой текст спокойно.

Смерть, за которую никто не ответил

Его автор — Сергей Магнитский.

Он погиб в тюрьме в возрасте 37 лет ровно десять лет назад — 16 ноября 2009 года.

Сергей Леонидович написал более ста таких жалоб на плохие условия содержания в СИЗО «Матросская тишина» перед тем, как целых восемь конвоиров отвели его в отдельную камеру для «проверки психического состояния», которая, как утверждают адвокаты Магнитского, проводилась с применением дубинок.

Вина аудитора Магнитского заключалась в том, что он работал на компанию Hermitage Capital Уильяма  Браудера, которая стала жертвой хищений, совершенных под руководством группы силовиков.

Магнитский был фактически взят в заложники коррумпированными полицейскими за то, что вскрыл их махинации по краже из госбюджета более 4,5 миллиардов рублей якобы переплаченных налогов через переоформленные на подставных лиц компании Браудера.

Потом были попытки властей выгородить тюремное начальство, далее — скандал, сначала российский, а потом международный.

Последовали отставки некоторых наиболее одиозных участников этой истории, включая заместителя министра внутренних дел Алексея Аничина.

Он, как утверждали адвокаты и семья Магнитского, был покровителем следователей Павла Карпова и Артема Кузнецова, бенефициаров схемы хищения денег.

Телеграм-канал ВЧК-ОГПУ:

 

Павел Карпов ( слева) и Артем Кузнецов (справа)

«Другой фигурант «списка Магнитского», упомянутый выше подполковник МВД Артем Кузнецов, уйдя из органов, стал генеральным директором компании «РТ-Мединтегратор».

Потом на посту гендиректора ООО его сменил Валерий Битаев, однако бывший подполковник МВД не ушел из компании: буквально через несколько дней вновь назначенный директор выписал ему доверенность на право представлять интересы фирмы в аукционах по выбору поставщиков для госучреждений.

Валерий Валерьевич Битаев является сыном Валерия Афайевича Битаева, который на момент событий занимал пост председателя правительства Волгоградской области, руководителя представительства Волгоградской области в Москве.

В результате «РТ-Мединтегратор» выиграл госторги на поставку в волгоградские больницы техники на 500 млн рублей.

Сейчас Битаев-старший является решальщиком при олигархах Алишере Усманове и Андрее Скоче.

Также Битаев является совладельцем ГК Цитадель (контролируется Усмановым и Скочем), которая занимается СОРМ».

Это случилось во время президентского срока Дмитрия Медведева, когда из Кремля звучали заявления о том, что «свобода лучше, чем несвобода», а Барак Обама и Хиллари Клинтон надеялись на «перезагрузку» отношений с Кремлем.

Впрочем, серьезного наказания за гибель Сергея Леонидовича так никто и не понес.

В чем сила «закона Магнитского»?

Ну, а затем Медведев ушел, на пост президента РФ вернулся Путин и иллюзии улучшения отношений испарились.

Конгресс Соединенных Штатов принял «закон Магнитского».

Он предполагает финансовые санкции и отказ в американской визе для тех, кто виновен в нарушениях прав человека.

В 2016 году сферу его действия распространили на весь мир и назвали «Акт о глобальной подотчетности в области прав человека».

Сегодня свои «акты Магнитского» есть в Великобритании, Канаде, Латвии, Литве и Эстонии.

Десятки российских чиновников внесены в санкционные списки в соответствии с этим законом.

Скромный 37-летний отец семейства стал символом всемирной борьбы с коррупцией и полицейским произволом авторитарных режимов.

«Ну и что? — говорят скептики. — Рамзан Кадыров, который находится под санкциями, едва ли сильно переживает по поводу того, что не сможет увидеть Эмпайр-cтейт-билдинг или открыть счет в банке «Уэллс Фарго». У него и так масса других возможностей наслаждаться жизнью».

Это так и не так одновременно.

Российская правящая верхушка давно бы ушла в значительно более глухую, чем сегодня, изоляцию, если бы не зависела так сильно от мировых рынков сырья и не была бы так привержена западному стилю жизни и потребления.

Она, кремлевская верхушка, мечтает о том, что рано или поздно вконец измотает американцев и европейцев, заключит с Западом новый договор о разделе сфер влияния, получит контроль над постсоветским пространством, гарантии невмешательства в российские внутренние дела плюс неформальное право вето на расширение НАТО.

И вот тогда настанет сытая и спокойная жизнь.

«Закон Магнитского» — не единственное, но важное препятствие на пути этих мечтаний.

Недаром официальная Россия регулярно жалуется на «несправедливость» «акта Магнитского», а в 2016 году неформальные эмиссары Кремля, возможно, пытались добиться от команды Дональда Трампа обещания то ли заморозить, то ли ограничить его действие (как именно они себе это представляли, не вполне ясно).

«Закон Магнитского» — зримое напоминание о самой главной проблеме России — аморализме и бесконтрольности власти, порождающих аморализм и цинизм общества.

Превращение Савла в Павла

Но есть в этой истории и два почти библейских по силе сюжета.

Один — история самого Сергея Магнитского, оставшегося честным перед самим собой и перед своими работодателями, предать которых в обмен на снисхождение было проще простого.

Второй — трансформация Уильяма Браудера, который до 2005 года был вполне лоялен к российской власти, но потом стал одним из сотен иностранных инвесторов в РФ, имеющих с ней проблемы.

Кто-то из них забыл дорогу в Россию, другие смогли найти пути решения проблем: поклонились кому надо, извинились за несовершенные проступки и пообещали делиться с кем надо.

Браудер же пошел в прямо противоположном направлении.

Пережив смерть Магнитского как личную трагедию, и взяв на себя ответственность, которую вполне мог не брать, основатель Hermitage Capital бросил невиданный моральный вызов российской власти — и добился победы.

А мог бы просто дать денег семье покойного и вернуться к зарабатыванию денег.

Это превращение Савла в Павла и невероятная стойкость и целостность Сергея Магнитского — лично для меня самое удивительное в этой истории.

И, наверное, самое главное.