Bespredel.org > Журналистские расследования > Михаил Хабаров из «Траста» начал показывать свое истинное лицо!

Михаил Хабаров из «Траста» начал показывать свое истинное лицо!

Михаил Хабаров
Михаил Хабаров

 

Компании-пустышки используются в судах для давления на крупнейшие российские предприятия

На фоне объявленной в стране деофшоризации национальной экономики российское правосудие продолжает выносить неправомерные судебные решения в интересах офшорных компаний.

И не просто фирм, зарегистрированных крупным бизнесом в низконалоговых Бермудах, Сейшелах или на острове Мэн, а компаний-пустышек, которые не ведут вообще никакой деятельности и с которыми борется не только Евросоюз, но и сами офшорные юрисдикции, как например Кипр.

Очередные чудеса процессуальной эквилибристики проявляет Приморский районный суд Санкт-Петербурга.

18 октября 2019 года судья Наталья Карпенкова по заявлению Solarstones Limited с Сейшельских островов приняла обеспечительные меры в отношении одного их крупнейших в России автомобильных грузоперевозчиков – ГК «Деловые линии», а именно – ввела запрет налоговым органам регистрировать любые сделки с акциями компании.

В группу входит целый ряд компаний, чьи права этим судебным решением были ущемлены.

Они подали две апелляции: на отмену обеспечительных мер самой судье Карпенковой и жалобу в вышестоящую инстанцию.

Также была подана жалоба на действия судьи в квалификационную коллегию судей Санкт-Петербурга, которая в 2012 году уже пыталась привлечь Карпенкову к дисциплинарной ответственности за грубое и систематическое нарушение процессуального законодательства.

Жалобами на волокиту с ее стороны была завалена вся квалификационная коллегия Северной Столицы.

Лишения ее судейской мантии добивался лично председатель Санкт-Петербургского горсуда.

Похоже, история повторяется.

28 ноября этого года Наталья Карпенкова должна была рассматривать заявление об отмене обеспечительных мер.

Однако, когда представители компаний холдинга (а их больше семи) явились в Приморский райсуд, обнаружилось, что рассмотрение невозможно – все материалы дела были переданы в вышестоящую инстанцию – Санкт-Петербургский городской суд.

Еще накануне судебного заседания информации на официальном сайте горсуда о поступлении к нему дела не было.

Наталья Карпенкова, которая сама же назначила заседание на 28 ноября, сообщила, что к этой ситуации отношения не имеет, мол находилась на учебе, а дело в горсуд передал заместитель председателя райсуда по гражданским делам.

Фейковые основания

Примечательно, что пострадавшие от принятых Натальей Карпенковой мер компании подали свои жалобы еще 22 октября, а заседание было назначено только на 28 ноября.

Просто судья сразу после принятия обеспечения поспешила уйти в отпуск, а потом, как выяснилось, ее увлекла учеба.

Опять же по совпадению все та же Наталья Карпенкова назначает срок для подачи возражений на жалобу в вышестоящий суд до 24 ноября, а это воскресенье и, значит, срок автоматически переносится на первый рабочий день, т.е. на 25 ноября.

Одновременно она назначает рассмотрение заявления об отмене обеспечительных мер на конец ноября, когда все материалы дела удивительным образом оказываются в городском суде.

Когда представители входящих в группу «Деловые линии» компаний пришли на заседание по отмене обеспечения, судья Карпенкова вручила им те самые возражения, которые поступили на жалобу и по закону должны были быть приобщены к делу, переданному в вышестоящую инстанцию.

Это обстоятельство дает основание полагать, что фактически материалы дела были переданы задолго до истечения срока для подачи возражений.

И это еще не все.

В заявлении Solarstones Limited в Приморский райсуд был указан неверный адрес Александра Богатикова, основного владельца ГК «Деловые линии».

Он выступает ответчиком по иску офшора в Лондонском международном третейском суде – именно по нему было принято обеспечение.

В жалобах указано на то, что место жительства Богатикова представлено неверно, а также приобщен к делу действительный адрес ответчика.

Однако судья Карпенкова с упорством, достойным лучшего применения, уведомляет ответчика по несуществующему адресу его регистрации.

Таким образом, Богатиков, как заинтересованное лицо, участвующее в деле, не был извещен о заседании 28 ноября.

«Липовый» адрес регистрации – не единственное нарушение, допущенное при вынесении Натальей Карпенковой решения об обеспечительных мерах.

Приморский райсуд вообще не имел права рассматривать заявление сейшельского офшора, поскольку экономические споры – это прерогатива арбитража, а не суда общей юрисдикции.

Во-вторых, даже если бы основания были, заявление должен был рассматривать Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга.

Но Наталья Карпенкова не стала проверять достоверность адреса ответчика, поспешив принять обеспечительные меры.

Именем государства…

Между тем, из-за вынесенного Карпенковой решения может быть нарушена работа автомобильного грузоперевозчика – запрет на совершение сделок затрагивает права третьих лиц, в том числе других собственников ГК «Деловые линии», которые не имеют никакого отношения к спору Solarstones Limited с Богатиковым.

К тому же это не первые обеспечительные меры, принятые в отношении Александра Богатикова.

Ранее кипрская Coledor Consulting Limited добивалась обеспечения по иску, рассматриваемому в Международном коммерческом арбитраже в Лондоне.

По этому делу офшор добивается ни много ни мало, а права на 30% акций «Деловых линий».

Любопытно, что оба офшора принадлежат россиянину Михаилу Хабарову, который не просто какой-то бизнесмен, а высокопоставленный сотрудник Банка непрофильных активов «Траст» — исполнительный директор и первый заместитель президента этой государственной структуры.

Наблюдатели с самого начала рассматривали всю историю с обеспечительными мерами как очередной виток рейдерской атаки на «Деловые линии».

У Хабарова еще до его прихода в «Траст» произошел конфликт с Александром Богатиковым, к которому он также подключил компанию А1, возглавляемую им в 2010-2014 гг., передав ей доли в обоих своих офшорах.

Структура хорошо известна своими агрессивными методами на рынке недружественных поглощений.

Именно ей в 2014 году удалось заставить Александра Богатикова выкупить долю одного из партнеров по «Деловым линиям», с которым он находился в конфликте.

Тогда А1 использовала все свои хорошо отработанные в многочисленных спорах акционеров методы давления, в том числе инициировала различные проверки, угрожала возбуждением уголовных дел, организовывала негативные публикации в СМИ.

А возглавлял эту кампанию лично Михаил Хабаров.

Вероятно, тогда он сам нацелился на лакомый актив.

И ему удалось не только влезть в управление «Деловыми линиями», но и получить опцион на 30% акций компании.

Соответствующий договор был подписан между Хабаровым и Богатиковым.

Согласно ему, нынешний СЕО «Траста» получал право выкупить долю в холдинге в случае, если ему удастся сделать грузоперевозчика абсолютным лидером рынка.

Предполагалось, что к тому времени стоимость «Деловых линий» существенно вырастет, поэтому за обещанную Хабарову долю была назначена цена в 60 млн долларов.

Однако бизнес-партнерство не состоялось – очевидцы не заметили, чтобы Хабаров развитием «Деловых линий» занимался вообще.

Внутреннее вредительство

Теперь исполнительный директор «Траста» сам выступает в роли инициатора корпоративного конфликта, представляясь в СМИ совладельцем и председателем совета директоров грузоперевозчика.

Хотя документов, подтверждающих слова Хабарова, нам обнаружить не удалось.

При этом разыгрывается типичная для рейдеров комбинация: уже не Хабаров должен 60 млн долларов за долю в «Деловых линиях», ему якобы должны 30% акций.

А тот факт, что СЕО «Траста» действует сообща с компанией А1, заставляет рынок говорить о попытке рейдерского захвата всех 100% «Деловых линий».

И обеспечительные меры, незаконно принятые судьей Приморского райсуда – яркое тому доказательство.

Что самое поразительное – Санкт-петербургский суд выносит решение в пользу компании-пустышки, на которую Хабаров мог бы выводить деньги из «Деловых линий».

С 1 января этого года, по новым правилам, если зарегистрированная в офшорной зоне компания не ведет никакой экономической деятельности, то она должна быть, как минимум, оштрафована на солидную сумму, как максимум, исключена из местного реестра компаний.

Такие требования – результат борьбы мирового сообщества с отмыванием доходов и коррупцией.

А у нас, вопреки заявленному руководством государства тренду на очищение экономики от офшоров, такие компании-вредители с помощью судов получают возможность терзать реальных игроков экономики, крупнейшие предприятия, создающие тысячами рабочие места по всей стране и пополняющие бюджеты всех уровней многомиллионными налогами.

И что немаловажно – инициатором этого давления выступает фактически представитель государства – основного акционера «Траста» Центробанка, который в национальной кампании по деофшоризации России играет одну из ключевых ролей.