Bespredel.org > Журналистские расследования > «Теплый» прием!

«Теплый» прием!

Роман Сарычев с семьей

Суд арестовал сотрудника ИК-6 в Брянской области, которого обвиняют в том, что он до смерти забил осужденного за организацию подпольного казино Романа Сарычева.
Адвокат погибшего рассказывает, что Сарычев скончался от разрыва селезенки всего через несколько часов после прибытия в колонию, а анонимный сотрудник ФСИН жалуется, что начальство под угрозой увольнения заставляет их участвовать в «жесткой приемке этапа».
Первым о погибшем 8 декабря заключенном, не называя источники информации, рассказал брянский телеканал «Городской».Позже телеканал уточнил, что осужденный прибыл ИК-6 в городе Клинцы всего за несколько часов до своей смерти — по прибытии он отказался проходить «неприятную процедуру» досмотра, за что его избил один из сотрудников ФСИН.

Уже 9 декабря Следственный комитет возбудил уголовное дело об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть (часть 4 статьи 111 УК).

Вскоре арестовали 34-летнего сотрудника ФСИН, имя которого официально не называется.

Основатель проекта Gulagu.net Владимир Осечкин пишет в фейсбуке, что речь идет о майоре Сергее Шевцове.

Осечкин же опубликовал письмо, которое, как он утверждает, на горячую линию проекта направил один из сотрудников брянской ИК-6.

Автор пишет, что по указанию руководства регионального управления ФСИН в колонии «сформировалась практика жесткой приемки этапа и «ломки»».

«Многих из нас заставляли под угрозой увольнения участвовать в этом кошмаре», — замечает он.

Автор этого документа рассказывает, как проходил прием этапа с заключенными вечером 8 декабря: «Их закрывали в помещении и вызывали по одному, каждого заставляли проходить полный досмотр, раздевали догола, заставляли брать в руки грязную тряпку и мыть пол, все это снимали на видеорегистратор, одним словом — унижали и принуждали подписывать псевдодобровольное заявление о якобы наличии желания бесплатно убирать территорию колонии».

Среди прибывших был и 32-летний Роман Сарычев, пишет анонимный сотрудник: «Один из оперативников сказал, что с этим нужно «поплотнее работать», так как у того было подпольное казино, и его брат проиграл в таком казино деньги за проданную дачу. Несколько сотрудников (имена пришлю позже) начали Сарычева избивать особенно сильно, и тому стало плохо, он упал и начались судороги. Оказалось, у него цирроз печени и до поступления в ИК-6 он проходил лечение в ИК-2».

Znak.com 11.12.2019 «Но если информация не подтвердится, а вы против нас что-то напишете…»:

«… «Вечером 08.12.19г. Рому и еще пару десятков заключенных на автозаке привезли в ИК-6. Воскресенье. Поздний вечер. Полупьяная смена с дубинками… Лай собак, около двадцати сотрудников с ПР-73 (спец. средство — палка резиновая). Всех вновь прибывших начали прогонять через „коридор“. С двух сторон сотрудники ФСИН бьют тебя палками и пинают берцами, чтобы ты быстрее бежал, забыв про достоинство и самоуважение. Так начинается „ломка“ этапа. Так им объясняют, что они теперь — лагерная пыль под ботинками начальника управы. Их заставляли мыть грязной тряпкой пол под видеозапись, раздеваться догола и приседать, подписывать „добровольные“ заявления о наличии желания убирать бесплатно территорию зоны, — рассказывает Осечкин. — А Рома мужик. Уверенный в себе, нормальный. Отец семейства. Решил в глаза посмотреть садистам, попробовал что-то про права свои рассказать негодяям. И эти шакалы накинулись, один из них бил сзади, а у Ромы печень больная, потому и лишний вес был последнее время. В общем, избили так, что Рома рухнул. Те — скорую, в местную больницу, сразу на операционный стол, только вот поздно уже…»Чтобы проверить эту информацию, мы обратились в пресс-службу ГУ ФСИН по Брянской области.

Состоялся следующий диалог с представителем ведомства Людмилой Сафоновой.

— Глава организации «Гулагу.нет» Владимир Осечкин опубликовал пост в своем Facebook, в котором рассказал о смерти в колонии № 6 заключенного по имени Роман Сарычев, якобы его избили, после чего он умер, есть ли у вас информация об этом?

— Я вот сейчас так вам скажу… У нас уже давно… Вы — это московское издание или брянское? 

— Мы из Екатеринбурга, но мы пишем и о других регионах. 

— Просто я к чему, у нас уже давно знают все наши региональные СМИ, что они с сайта «Гулагу.нет» вообще ничего не берут. Все публикации, которые на этом сайте, информация, как правило, не подтверждается. И то же самое мы брянским правозащитникам говорим. Вообще не даем комментариев, касающихся публикаций на сайте Гулагу.нет. СМИ наши региональные тоже не берут их. 

— Но ведь не так давно «Гулагу.нет» сообщали о подобных случаях в СИЗО «Кресты», это закончилось отставками высокопоставленных сотрудников. 

— Я сейчас не могу такое вам сказать, во-первых, я не начальник пресс-службы, он на выезде находится. Если вы хотите с ним побеседовать, позвоните завтра. Но я знаю нашу позицию — никто не берет с «Гулагу.нет», потому что у нас одна газета не поверила нашему комментарию и потом проиграла в суде. Поэтому, если хотите, берите. Но если информация не подтвердится, а вы против нас что-то напишете,  будем с вами судиться. 

— Но я для того и звоню же, чтобы подтвердить информацию… 

— Да-да-да. Я говорю, что нет-нет-нет. 

— То есть вы отказываетесь от комментариев? 

— Да, мы отказываемся от комментариев. Это пошло после того, как мы выиграли суд. 

 

Адвокат Сарычева Юлия Рудакова подтвердила «Медиазоне», что ее подзащитный действительно прибыл 8 декабря в ИК-6.

Бежицкий районный суд Брянска в сентябре назначил Сарычеву два с половиной года колонии и штраф в 400 тысяч рублей, признав его виновным в незаконной организации азартных игр (пункт «а» части 2 статьи 171.2 УК).

Пока шло расследование, рассказывает защитница, Сарычев находился под подпиской о невыезде, но после вынесения приговора его взяли под стражу в зале суда, несмотря на тяжелую болезнь: «У него было заболевание — цирроз печени класса С, оно входит в перечень заболеваний из постановления правительства Российской Федерации, которые запрещают содержать людей с заболеванием такого рода под стражей».

В СИЗО Сарычеву сразу стало плохо, и его отправили на обследование в тюремную больницу при брянской исправительной колонии №2, рассказывает адвокат.

Там медики некоторое время давали заключенному переданные матерью лекарства, но затем собрали комиссию, которая решила отправить осужденного обратно в изолятор.

По словам Рудаковой, при таком заболевании было необходимо направить Сарычева на медицинское освидетельствование.

Она подавала соответствующее ходатайство при рассмотрении апелляции на приговор, но суд его отклонил; гособвинение тогда настаивало, что освидетельствование нужно проводить уже в колонии.

8 ноября областной суд отклонил жалобу на приговор, и ровно через месяц Сарычева и еще троих осужденных привезли в ИК-6 в Клинцах.

Автоспортсмен Антон Пустовалов рассказал «Медиазоне», что около 9 утра 8 декабря видел на станции в Клинцах, как из вагона высаживали заключенных — вероятно, это был предыдущий этап: «[Сотрудники] ФСИН выстроились в коридорчик — один со списком, остальные просто стоят — и кинолог с собакой. Как первый спустился, тот, что со списком, давай на него орать, остальные тоже орут: «Фамилия!». Один его подпнул слегка, второй дубинкой — не сильно, но ударил. И тут же кинолог начала собаку на него травить. Каждый последующий выходил под такое же показательное шоу. Один из них увидел, что я телефон достал снимать (увы, только фото), ко мне отправили охранника по станции, а они быстро всех вывели, погрузили в машину. Меня еще удивило, что автозак мелкий, а народу — ну, больше десяти человек точно было».

 

Романа Сарычева в колонию привезли к 22 часам в тот же день и сразу начали избивать, говорит адвокат Рудакова: «[Когда] их только высадили, им надо было следовать до пункта назначения, где им проводят личный досмотр. И якобы Роман при личном досмотре оказал сопротивление. Но, как поясняет мать, там [была] дорожка от машины до помещения, где проводился личный досмотр. Нужно было [по этой дорожке] бежать — бегут они руки назад, на полусогнутых. А Роман уже очень плохо себя чувствовал, он действительно пока шел там, два раза упал, реально плохо себя чувствовал, он не мог бежать».

Защитница предполагает, что именно это и не понравилось сотрудникам колонии, и они решили поторопить его ударами: «Мы труп когда получили, у него все ноги, подколенные чашечки прямо в выбоинах от ударов. Начали они его избивать там, а где продолжили и закончили — я не знаю. Факт в том, что ему стало плохо. По моим данным, но я не знаю, подтверждены эти сведения или нет, за него вступился там товарищ Павел, фамилию не могу сказать, они вместе этапировались. В данный момент этот Павел, как мне пояснила сестра [Сарычева], находится сейчас в ИК-2 в тяжелом состоянии в больнице — то есть они его тоже избили».

Примерно через полтора часа после избиения, продолжает Рудакова, ее доверителя доставили в Клинцовскую центральную городскую больницу, где он умер на операционном столе.

Врачи установили, что смерть наступила в результате обильной кровопотери и травмы селезенки, полученных после избиения тупым предметом.

«И сама соль той ситуации, почему мы привлекаем общественные организации, интервью даем — одно дело, когда заключенные дерутся сами между собой, убивают друг друга. А это люди в погонах фактически. Просто человек прибыл, а они взяли его и убили, — заключает Рудакова. — Я думаю, [сотрудники] еще не знали, что он болен. Но по всем обстоятельствам его там не должно было быть, он мог бы быть сейчас жив. Но, может, кто-то другой был бы на его месте убитый и избитый этими сотрудниками».

После убийства Романа Сарычева прокуратура Брянской области началапроверку в колонии.

Ситуацией заинтересовались также в региональной Общественной наблюдательной комиссии.

Это не первый случай гибели осужденных из-за пыток в ИК-6 в Клинцах.

В марте 2018 года сотрудник колонии Иван Маршалко получил 12 лет колонии из-за смерти 58-летнего заключенного Евгения Петраченко.

Как установило следствие, Маршалко пристегнул осужденного к скамье и задушил его простыней.