Bespredel.org > Журналистские расследования > В хоккее — бог, по жизни — лох!

В хоккее — бог, по жизни — лох!

Материал совместно подготовлен отделом хоккея редакции Sports.ru и проектом «Криптокритика».

= = = = =

Предупреждение.

Это действительно длинный лонгрид, чтение и понимание которого, несмотря на наши примечания и разъяснения нюансов, может занять у вас весьма длительное время.

Поэтому для тех, кто хочет сразу перейти к выводам, даём короткий спойлер.

Евгений Малкин и его друзья-хоккеисты, являющиеся бизнес-партнерами по проекту Mark.Space потенциально могут стать объектами административных и уголовных дел.

Причем как в пределах РФ, так и в других странах.

Особенно, это касается Евгения Малкина — обладателя рабочей визы США, вида на жительство в США, а также являющегося налоговым резидентом США.

Повторит ли он путь известного экс-НХЛовца Сергея Березина, который в 2015-м году оказался вместе с женой на скамье подсудимых по делу о мошенничестве со страховками?

Или повторит путь Игоря Мусатова, угодившего в СИЗО за мошенничество с криптовалютой?

Вопрос, конечно, интересный — предсказывать не беремся.

В любом случае, вопросов к Евгению и его бизнес-компаньонам у инвесторов Mark.Space должно быть достаточно, чтобы перевести процесс в юридическую плоскость.

Вступление.

Из диалога с одним из инвестбанкиров:

— Они делают всё, чтобы тюрьмы стали образовательными учреждениями.

— Теперь я знаю как надо продавать образование спортсменам и актерам. «УСПЕЙ ПОЛУЧИТЬ ОБРАЗОВАНИЕ ДО ТЮРЬМЫ И НИЩЕТЫ«. И баннеры напротив спортивных дворцов и театров повесить.

Глава 1. Чего хотят спортсмены?

Почти каждый российский хоккеист после карьеры хочет стать либо тренером-агентом-генменеджером либо бизнесменом.

А также инвестором с большой буквы — чтобы и далее иметь возможность вести «инстаграмную жизнь».

Предметы роскоши, показное потребление, отдых, путешествия и всё такое.

Картинка с курса «Игровой интеллект» как подтверждение.

 

В первом случае — чтобы оставаться в хоккее, потому что вне хоккея страшно и непонятно.

Ведь придется учиться совсем новому.

И по-настоящему — а не как в том же РГУФКе.

Как выглядят защиты спортсменов на дипломах мы видели — и это вызывает в большинстве случаев чувство жгучего стыда и позора.

Нет, конечно, в инстаграмах, мальчики и девочки из разных сборных вам расскажут как было тяжело бороться с гранитом науки, как они на морально волевых и безумном напряжении интеллекта справились…

Но, по факту, в большинстве случаев — это лицемерие и вранье.

Смотреть и слушать их попытки думать, говорить и писать без крови из глаз и ушей вам будет крайне не просто.

Если бы не подушевое финансирование российского образования большинство российских «героев спорта» имели бы только школьный аттестат.

И то авансом.

Хотя это скорее беда системы, чем спортсменов.

Им приходится делать выбор: или получать нормальное высшее образование, формировать критическое мышление, умение искать информацию и самостоятельно думать…

Или идти в профессионалы и «думать только о хоккее».

Чтобы потом обнаружить, что кроме хоккея в этой жизни ты не умеешь ничего.

Теперь про второй случай — про бизнес.

Типичный спортсмен так стремится открыть свое дело, потому что это престижно.

Статус «бизнесмен» еще что-то значит в нашей стране, хотя и отстает от статуса «я депутат» и «я из ФСБ».

Но всё-таки это какой-никакой престиж — если не в глазах общественности, то в глазах собственных.

И среди друзей по хоккею.

Мало того, что статус — в бизнесе еще и денег можно заработать.

Хотя на посту управленца в клубе это тоже реально.

Например, можно активно «пилить» на контрактах и бить рекорды по откатам, как это сделала одна хоккейная легенда.

Или выписывать миллионные премии самому себе — как сделала другая.

А это важно — потому что денежки имеют дурное свойство быстро заканчиваться по окончанию профессиональной карьеры.

При этом вести бизнес можно не шибко напрягаясь — как гласит «Бизнес-молодость» и как искренне верит масса российских бизнесменов.

Офис снял, банковский счет открыл, рабов нанял, зарплату им дал — дальше сами пусть мне денежки несут!

И не просто после срока окупаемости (который еще посчитать надо), а сразу!

Красота же!

Мало того, спортсмены искренне верят, что можно вести бизнес без отрыва от основной карьеры.

На партнера весь головняк повесил, и вообще думать не надо.

Стартовый капитал внёс (а потом внёс ещё и ещё), и играй себе спокойно дальше.

Просто великолепно!

В итоге, это заканчивается либо пиаром вместо бизнеса на деньги инвесторов или государства…

Либо крахом и долгами.

К которым легко добавляются мотивационные беседы в лесополосе или в кабинетах при адвокатах.

Давайте посмотрим кто есть среди «успешных бизни$менов«.

Кержаков, Анюков, Быстров, Кержаков, Малафеев — «Зенит» вообще кучно лёг.

Но и в хоккее тоже будет достаточно примеров — Данис Зарипов и Игорь Ларионов вряд ли захотят говорить о рентабельности своих бизнес-начинаний.

Появление «Профессора» в ФХР вообще намекает, что основные деньги он видит не в агентском и не в винном бизнесе.

Максим Сушинский гордится своим питерским дилером Mercedes — но как бы вам сказать…

Российский автодилер — это вообще крайне специфичная история.

Нередко идущая рядом с такими терминами как «госзаказ» (история «Рольфа» как раз о нем), «отмыв» и «обнал» — еще с 90-х годов прошлого века.

О которых бы было интересно спросить Максима.

И заодно про то, откуда у него средства на постройку крупнейших в СПб автосалонов (раз, два) на стремительно падающем рынке.

И не является ли Сушинский фронтменом или, по-простому, «гномом-номиналом» в интересах совсем других персонажей — при его-то занятости в бизнесе (см. список юрлиц, где он директором или учредителем) и занятости в ХК «Авангард»?

Впрочем, по информации из различных источников, он уже вышел из автобизнеса — несмотря на то, что по СПАРКу он все ещё в долях ОООшек, на которых «висят» автосалоны.

Опять сплошные вопросы…

На которые Максим Юрьевич, конечно же, не ответит.

Итого: российский спортсмен любит статус «у меня есть бизнес», но крайне не любит раскрывать его показатели и структуру.

И вряд ли ответит на вопрос о марже.

Вдруг имидж испортится и вопросы у публики появятся.

Разумные исключения в «рашнбизнисе» довольно редки — и именно поэтому российская экономика плавно валится на дно.

Путин, siloviki, проклятая Америка и прочие, конечно, тоже приложили руку к процессу — но гораздо больше урона приносит менталитет большинства отечественных бизнесменов.

Когда есть желание зарабатывать и вера, что бабло будет всегда само по себе и почти без усилий — но нет желания системно, методично и интенсивно думать и впахивать.

Отсюда и массовые провалы на зарубежных рынках или просто боязнь туда выходить.

Потому что надо много и быстро думать, надо адаптироваться, перестраиваться и терпеть.

Впрочем, всегда можно ныть, жаловаться и потом ломиться обратно на родину с рассказами о загнивающей Европе и лицемерной Америке.

В этом наш российский бизнес один в один похож на российских хоккеистов.

Мечта заиграть там и стать суперзвездой есть у всех, желание и умение думать, впахивать и подстраиваться под новые реалии — у единиц.

Что говорить, если те же Малкин и Панарин до сих не выучили на должном уровне английский язык, но каждый из них наверняка рассчитывает на рекламные контракты.

В рамках исполнения которых как раз и придется говорить на fluent english.

Наконец, в третьем случае хоккеистов, футболистов и прочих влечёт желание инвестировать накопленное и жить на процент.

Классика — это «закопать» деньги в недвижимость, как большинство российских граждан, в надежде на вечный рост из ниоткуда и непонятно по какой причине на давно падающем рынке.

Либо отдать деньги в управление сторонним дядям, не очень разбираясь, кто эти люди, что они умеют, какой у них опыт, есть ли у них track record, стейтменты, клиентские отзывы и референсы, на чем они зарабатывают и как, какая у них мотивация — и, перекрестившись, верить в лучшее.

А дальше как повезет.

Либо спокойно живешь на консервативные 7-8% годовых в долларах от акций и фондового рынка — по заветам Дэна Мильштейна и Артемия Панарина.

Либо экономишь и сэкономленное кладешь в надежный банк под процент — согласно «новому правилу Шона Эйври«.

Либо становишься нищим как Джек Джонсон, Сергей Федоров или хоккеисты «Спартака».

А потом приходится прислуживаться и подавать стулья.

Собственно, поэтому ВАЖНО пройти «Игровой интеллект» и получить НОРМАЛЬНОЕ образование ДО момента вложения денег во что-то тебе непонятное и неизведанное.

Нежели потом рыдать горючими слезами, оплакивая спущенные в унитаз время и капитал.

И теперь, после длинного вступления, пора перейти к главному герою данного рассказа.

Который ценность образования, риск-менеджмента и финансовой грамотности вынужден был активно познавать в процессе.

И продолжает познавать до сих пор.

Евгений Владимирович Малкин.

Хоккеист, индивидуальный предприниматель, ИНН 744609708994.

Всё-таки бизнесмен.

Источник: http://www.ok-magazine.ru/stars/interview/6143-evgeniy-malkin#section4
Источник: http://www.ok-magazine.ru/stars/interview/6143-evgeniy-malkin#section4

 

Глава 2. «Не очень удачно сложилось».

Есть ощущение, что каждый второй российский спортсмен, актер или просто селебрити жаждет открыть ресторан или бар.

Во-первых, стильно, модно, молодежно.

Во-вторых, «красивый» и «душевный» бизнес (как ни как свой автосалон), а не завод пластмасс какой-нибудь.

В-третьих, теперь не нужно приглашать уважаемых гостей к себе домой или в место, где обслуживание и атмосфера могут оказаться не те, или может не оказаться свободных столиков.

В общем, сплошная красота и атмосфера вечного праздника.

Что забавно, многие в это верят до сих пор, хотя уже вышло миллион статей и книг о том, что ресторанное дело — это собачья работа с высочайшими шансами не только не заработать, но и оказаться по уши в долгах.

Дмитрий Комбаров например ВНЕЗАПНО для себя сделал открытие, что рулить рестораном — это постоянная головная боль:

– Знакомый хоккеист занялся ресторанным бизнесом. Установил скрытые камеры – и поражен был масштабом воровства. Воровали все!

– Могу подтвердить – в этом смысле сложнейший бизнес. С каждого помидора, с каждой морковки что-то пытаются украсть. Списать. Это я про посуду и технику не говорю. В 99 ресторанах из ста воруют!

Тем не менее, в 2006-м году книжек и веб-сайтов про то, как открывать и управлять рестораном было заметно меньше, а спортсмены еще меньше тратили время на образование и самообучение.

Программы «Игровой интеллект» не было и в помине, до создания КХЛ оставалось 2 года.

Поэтому, Евгений Малкин, которому тогда было 20 лет, решает открыть в Магнитогорске (Челябинская область, 400 тыс. жителей) ресторан «VIP-зона», в качестве концепции которого выбирается тюремная тематика.

«Почетным красным флажком обозначена магнитогорская колония ЯВ 48/18. Сидельцы этого учреждения принимали непосредственное участие в оформлении ресторана«.

Обоснование концепции звучало так: «Мы просто с друзьями сидели, разговаривали, почему-то начали обсуждать ресторанный бизнес. Идея проросла, пошла дальше, начали обдумывать разные варианты, и этот мне понравился. Интерьер был немного смешной: картинки из фильма «Джентльмены удачи» на стенах. А так — ничего особенного

Понятно, что в Магнитогорске, особенно тогда, было сложно с нормальным общепитом, но в 20 лет, будучи «одной ногой в самолете», чтобы улететь в Питтсбург подальше от Величкина и Рашникова, давящих на тебя и требующих подписать новый контракт…

Дальновидно, ничего не сказать.

Тем не менее нас интересует, кто же те самые друзья, с которыми родилась идея стать рестораторами.

Это Алексей Евгеньевич Григурко, который впоследствии станет бизнес-партнером Евгения Малкина в проекте Malkinteam.

Сейчас он больше известен как совладелец и управляющий сетью ресторанов «Сытый лось» и немного как актер из фильма «Селфи».

А тогда он был известен как арт-директор ночного клуба «Джага-Джага», где по вечерам и ночам пасся весь хоккейный «Металлург».

Владелец данного заведения, Андрей Александрович Зайцев, также был «лепшим корешем» центрфорварда сборной России по хоккею и заодно учредителем «Клуба болельщиков «Металлург».

Соответственно, Григурко поставляет больше подробностей, чем неразговорчивый Малкин.

«– Я и Женька давно хотели чем-то заняться, – начинает с предыстории открытия ресторана Григурко. – Хоккейный магазин у Малкина уже есть, поэтому решили сделать что-нибудь тихое, свое, для души. Хотелось чем-нибудь народ удивить, ведь натяжные потолки и штукатурка всем давно надоели. Была мысль об ирландском пабе, но идею перехватили…

Потом вспомнили. Ведь у нас же в Магнитке есть зона. Так давайте сделаем небольшой ресторанчик с европейской кухней в тюремном стиле. Совместим внешнюю грубость и внутренний комфорт. Но самое главное, блюда готовятся у нас на открытом огне, на углях. При желании сам клиент наряжается в повара и идет готовить…

Готовили проект около полугода, погрузившись в мир строительства, бюрократии и бумаг. […] Всеми текущими делами заведую я. Женя же постоянно процесс контролирует. Даже находясь на Олимпиаде в Турине и чемпионате мира в Риге, все время звонил, интересовался проблемами, помогал. Ведь это его детище, и он болел за него душой. Плазменные экраны мы вешали с ним вместе, стулья расставляли…«

Наш «пострел» везде успел.

Мало того, что сам плотно увяз в открытии ресторана (что логично для совладельца)…

Но еще и хоккейный магазин в 20 лет в 2006-м году?

Как видите, уже тогда из Евгения формировался будущий серийный предприниматель.

Одна незадача: среди юрлиц в его профиле нет ничего, что было бы ранее 2013 года.

У Григурко в профиле первым по хронологии идет его ИП от 2009 года.

Так кто управлял рестораном?

И кто был его реальным владельцем?

И на кого был оформлен хоккейный магазин?

Можно было бы предположить, что на родителей — но ни на Малкиной Наталье Михайловне ни на Малкине Владимире Анатольевиче не было зарегистрировано на тот момент никаких юрлиц.

Полная тезка матери Джино откроет ИП лишь в 2012 году (закроет в 2016-м), а его отец вообще нигде не упоминается ни как директор ни как учредитель или держатель долей.

Возможно дело в брате Денисе, который в 2005-м открыл свое ИП.

Основным видом деятельности того являлась «Розничная торговля спортивной одеждой» (код ОКВЭД 52.42.5).

Что вполне похоже на магазин хоккейной экипировки.

Но это всё же никак не заведение общепита.

Есть вариант, что ресторан по факту «висел» на Зайцеве.

Или на его партнере по бизнесу, Сухачеве Андрее Валерьевиче.

Который и ночными клубами позанимался, и казино, игровыми клубами с букмекерскими конторами.

Тогда конструкция выглядела бы логично — Малкин в роли фронтмена и «играется в бизнесмена» с другом, делая это за свой счет, а операционным управлением занимаются более опытные товарищи, которые не позволят юным дарованиям сразу и бесповоротно загнать бизнес в убытки.

Впрочем, убытков избежать всё равно не удалось.

Источник: http://www.ok-magazine.ru/stars/interview/6143-evgeniy-malkin#section1
Источник: http://www.ok-magazine.ru/stars/interview/6143-evgeniy-malkin#section1

Конец был немного предсказуем:

— В Магнитогорске у вас был ресторан. Он все еще открыт?

— Мы его в аренду сдали. Мама не хотела этим заниматься.

Что в данном случае «сдал в аренду» — непонятно.

Малкин владел площадями?

Переуступил бизнес каким-то образом?

Тогда как именно это произошло и с чьим участием?

В любом случае, новый владелец ресторана его переименовал, но тематику сохранил.

Сама оценка от хоккеиста своего ресторанного опыта в 2017-м году была лаконичной: «… Не очень удачно там все сложилось, сейчас он [ресторан] закрыт.«

«НЕ ОЧЕНЬ УДАЧНО СЛОЖИЛОСЬ» — это вообще ключевая фраза для попыток лидера «Питтсбурга» стать лидером в реальном бизнесе.

Ей описывается практически весь бизнес-опыт Евгения — вы скоро в этом убедитесь.

И здесь начинается самое веселое — оставайтесь с нами, не переключайте канал.

Поначалу будет немного нудно, но потом сюжет раскрутится вполне неплохо.

Повеселее, чем у Игоря Мусатова.

Глава 3. Для друзей и ООО не жалко.

Если вы даете в долг друзьям — вы можете потерять и деньги и друзей.

Если вы начинаете бизнес с друзьями — то вы можете потерять и бизнес и друзей.

Если вы начинаете изначально сомнительный бизнес с друзьями — будьте готовы давать показания вместе с друзьями и смотреть, как друзья дают показания на вас.

Быть предпринимателем — вообще рисковая штука, знаете ли.

Тем не менее, бизнес начинать с друзьями проще и понятнее — потому что ты думаешь, что понимаешь, чего от них можно ожидать, где у них границы морали, ответственности и компетентности.

Ключевая фраза: «думаешь, что понимаешь».

Вот и у Евгения Малкина помимо друзей из ночного клуба были друзья по спортивной линии.

Хоккей — это же братство, хоккеисты — это семья.

Пора познакомиться с «членами семьи».

. . . . .

Александр Николаевич Строкатов

 

Дата рождения: 26 февраля 1984 г.

Профили игрока-любителя на сайтах NPHL (Лига Ростех) и РТХЛ.

Профиль хоккеиста-профессионала на R-hockey.

Перебрался в Магнитогорск из Усть-Каменогорска в школу магнигогорского «Металлурга» вместе с Дмитрием Пестуновым.

Играл в 1-й лиге в составе «Металлург-2» (Магнитогорск) и в составе юниорской команды «Металлург-85» (Магнитогорск), в которых играли также Денис и Евгений Малкин.

Чемпионы России по юношам, между прочим.

В сезоне 2018-19 был капитаном любительской команды NOVA ARENA.

В сезоне 2019-20 переходит в новую команду — G-71.

Которая, полагаем, принадлежит Евгению Малкину и фактически содержится на его средства.

Учился в Казахстанско-Американском Свободном Университете (Усть-Каменогорск) — по ссылке его статья про банковскую систему США от 2005 года.

Помимо хоккея занимается бизнесом.

ИНН 744604769087.

Индивидуальный предприниматель с 2008 года, учредитель четырех ООО.

В двух из них владеет долями совместно с Евгением Малкиным и другим известным хоккеистом Виталием Колесником.

«ООО «МПИ-АКВА»: Малкин Евгений Владимирович — 25%, Строкатов Александр Николаевич — 10%, Колесник Виталий Николаевич — 5%.

ООО «ТД «ДИВЕРСУС»: Малкин Евгений Владимирович — 7%, Строкатов Александр Николаевич — 20%, Колесник Виталий Николаевич — 15%.

Также Строкатов и Колесник совместно имеют доли в ООО «УК «ДИВЕРСУС» (по 24,5% каждый) и в ООО «ЧАЙНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ» (по 20% каждый).

Также Строкатову принадлежит доля в торговом центре в Смоленске через ООО «ГАЛАКТИКА-С» (20,5%, внесено в уставный капитал — 8 220 500 р. в 2016 году).

ТЦ вполне себе функционирует и даже успел попасть в историю.

. . . . .

Строкатова Наталья Степановна

Бизнесвумен.

ИНН 772882609397.

Имеет доли в ООО «КЭПИТАЛ-МАРК» совместно с Яной Конторович (по 50% каждая) и в ООО «МАРК» совместно с Яной Конторович и Антоном Тихоновым (47,5%, 5% и 47,5% соответственно).

Также Строкатовой в период 2006-2008 г. принадлежали 50% в компании FoodSlem, занимавшейся поставкой мяса, кофе и сигар.

. . . . .

Николай Александрович Строкатов

Отец Александра Строкатова.

Индивидуальный предприниматель, бизнесмен, меценат.

ИНН 671404144297.

Чудом уцелел в 1998 году в Усть-Каменогорске после покушения со стороны своих должников (оба получили длительные сроки).

Имеет доли в ООО «ПРОФКОМПЛЕКС» (продажа моечного и уборочного оборудования и автокосметики, домен profcomplex.ru выставлен на продажу) и ООО «ГАЛАКТИКА-С» (тот самый торговый центр в Смоленске).

Так же владел АЗС в Смоленске (ООО + ЗАО «Тюменьнефтеснаб») и компанией, котрая их строила (ООО «Смолтехсервис») — все юрлица ликвидированы.

. . . . .

Антон Игоревич Тихонов

Профили в соцсетях: FB, VK.

Дата рождения: 15 января 1984 г.

Профили игрока на сайте NPHL (Лига Ростех) и РТХЛ.

Воспитанник хоккейной школы «Крылья Советов».

В сезоне 2018-2019 был генменеджером и капитаном любительской команды NOVA ARENA.

В сезоне 2019-20 вместе с Александром Строкатовым переходит в любительскую команду G-71.

В ней также играет его брат — Тихонов Дмитрий Игоревич (+ профиль на РТХЛ).

На Youtube-канале Антона можно увидеть видео его партнера по команде Петр Копытцова (играл в системе «Витязя»).

 

Помимо хоккея занимается бизнесом.

ИНН 773172364433.

Генеральный директор ООО «МАРК» и его совладелец (доля 47,5%) совместно со своей женой Яной Конторович и Натальей Строкатовой.

Со слов жены является автором и идеологом проектов MARK.MODA и MARK.SPACE, в которые вложились Евгений Малкин и Александр Строкатов.

Имеет крайне символичную запись в своем профиле в Вконтакте.

Интересно, знает ли о ней Евгений Малкин, и если да — то придавал ли ей значение?

. . . . .

Яна Витальевна Конторович

 

Жена Антона Тихонова.

Профили в соцсетях: FB, VK, Профессионалы.

Дата рождения — 24 апреля 1984 г.

Воспитывает сына Марка — отсюда названия ОООшек и проектов MODA.MARK (MARK.MODA) и MARK.SPACE, о которых речь пойдет далее.

Источник: https://t.me/cryptoscamchat/54710
Источник: https://t.me/cryptoscamchat/54710

Занимается бизнесом, ИНН 773178890658.

Соучредитель ООО «МАРК» и ООО «КЭПИТАЛ-МАРК» вместе Натальей Строкатовой и своим мужем.

. . . . .

Юлия Сергеевна Тростянская

Говорят (с), давняя подруга Антона Тихонова.

Профили в соцсетях: FB.

Занимается бизнесом.

ИНН 773127281383.

Учредитель, изначально единоличный владелец и генеральный директор ООО «УК-МАРК».

На странице в Facebook указывает себя как «Founder & CEO в MARK MODA».

. . . . .

Николай Олегович Альтштейн (Троцюк)

 

Самый загадочный персонаж из всех.

Дата рождения: 29 декабря 1983 г. (?).

Профили в соцсетях: ВК, FB (удален).

До конца 2017 года носил фамилию Троцюк (ИНН остался без изменений).

Также см. здесь.

 

Смена фамилии на Альтштейн может свидетельствовать о подготовке к эмиграции и/или о попытке вывести себя из списка должников.

Возможно также в качестве попытки затруднить поиск при проверке контрагента (суды, уголовные и административные дела и т.д.).

 

«Серийный предприниматель».

ИНН 503115664409.

Руководитель в 5 юрлицах, учредитель десяти ООО.

Бизнес-партнер Малкина, Колесника и Строкатова.

Через полностью подконтрольное себе ООО «Диверсус Групп» контролирует ООО «МПИ-АКВА» (в соучредителях Малкин, Колесник и Строкатов), ООО «ЭССЕНШЛ АКВА» (Малкин в соучредителях), ООО «УК ДИВЕРСУС» (в соучредителях Колесник и Строкатов), ООО «ТД «ДИВЕРСУС» (в соучредителях Малкин, Колесник и Строкатов).

Фактический владелец и управляющий Diversus Group и Торгового дома Diversus.

Также через ООО «Диверсус Групп» владеет патентом на выпуск витаминизированной воды Essential Aqua.

Евгений Малкин в офисе Diversus Group, принадлежащей Николаю Альтштейну (Троцюку).
Евгений Малкин в офисе Diversus Group, принадлежащей Николаю Альтштейну (Троцюку).

 

Автором патента является его брат — Евгений Олегович Троцюк, который также являлся исполнительным директором Торгового дома Diversus.

Сплошной семейный бизнес, как вы уже заметили.

Также владеет основной долей в ООО «ЧАЙНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ» (в соучредителях Колесник и Строкатов).

Сайт компании не работает.

Помимо прочего являлся владельцем рекламного агентства DEKOLE (называя при этом его «группой компаний»), но вышел из состава учредителей и сменил название юрлица с ООО «Деколе Консалтинг» на ООО «Философия бренда».

Источник: https://web.archive.org/web/20180802153109/http://www.dekole.ru/page/about.html
Источник: https://web.archive.org/web/20180802153109/http://www.dekole.ru/page/about.html

 

Также Альтштейн-Троцюк активно занимался инвестированием в различные стартапы и считался бизнес-ангелом.

Что это за род деятельности — см. здесь.

Источник: http://www.n71.ru/files/78484/kdu_01_160916.pdf
Источник: http://www.n71.ru/files/78484/kdu_01_160916.pdf

 

Сами стартапы перечислены здесь и здесь.

Состояние их на текущий момент, скажем так, разное.

 

Softwizard — выглядит как обычный магазин софта, хотя есть пометка и презентацию про компанию как про системного интегратора.

Впрочем, следов работы именно как поставщика ИТ-решений сходу найти не удалось.

Сам каталог магазина, мягко говоря, не блещет свежестью, что намекает на то, что проект заброшен.

Информация о юрлице намекает на его перманентную убыточность.

Parkmark — это еще одно название проекта Moda.Mark / Mark.Space, о котором дальше будет много бодрых подробностей.

Интересно будет узнать у Николая Альтштейна как так вышло и что это вообще значит.

Кстати, сохранился Youtube-канал данной реинкарнации многострадального прожекта — там речь идет аж о «первой в мире 3D-социальной сети»!

В которой уже в 2016-м году была квартира Малкина — еще до балагана с ICO!

И все это под названием LoftMark — это уже 4-е версия прожекта Moda.Mark / MarkSpace.

Сплошные Марки, куда ни глянь.

Источник: https://www.youtube.com/watch?v=R2jPiL0BapQ
Источник: https://www.youtube.com/watch?v=R2jPiL0BapQ
Источник: https://www.youtube.com/watch?v=R2jPiL0BapQ
Источник: https://www.youtube.com/watch?v=R2jPiL0BapQ

 

Посмотрев вот это видео про функционал LoftMark вы зададитесь ровно одним вопросом: «А ЗАЧЕМ ЭТО ВООБЩЕ НАДО БЫЛО РАЗРАБАТЫВАТЬ??».

И зачем разработку этого вообще надо было финансировать?

Есть ли ответ на этот вопрос у Евгения Малкина — мы не знаем.

DANKO — туристический оператор, сайт которого мертв.

Впрочем, сама компания тоже мертва.

Источник: http://web.archive.org/web/20190109095419/http://www.danko.ru/
Источник: http://web.archive.org/web/20190109095419/http://www.danko.ru/

 

BONCOUPON — стандартный купонный агрегатор.

Cам сегмент купонаторов переживает паршивые времена, потому что как канал продаж и привлечения первичных клиентов они себя не показали должным образом.

Клиенты приходят из-за скидок и так же быстро уходят, а затраты на маркетинг и на предоставление скидки остаются.

Поэтому бизнес-клиентура в купонных сайтах уже давно разочаровалась.

Но проект жив — и это уже хорошо.

REALESTATESOFT — проект мертв.

Остались только воспоминания о нем и о софтине RESAgent в виде карточки на Rusbase, онлайн-презентации и упоминания в ВК у Яны Конторович.

 

CWMS-3000 — проект вполне жив.

Занимаются софтом для складской логистики и внедрение его клиентам.

Информация об их юрлице здесь.

Интелсервис — проект таможенного интегратора вроде бы жив.

NTBanking — информации о проекте нет.

Вероятно, он уже мертв.

Aintrees (Аинтрис) — если посмотреть на сайт проекта с помощью Web.Archive то можно обнаружить, что он как будто с 2011 года и по 2019-й был на реконструкции.

Из заглушки можно узнать адрес и телефон офиса, а также слоган «Ваш стадион способен на большее» и обозначение профиля компании (инженерные решения).

Также можно узнать, что Аинтрис был участником бизнес-инкубатора при МГТУ.

Информация по юрлицу — здесь.

Из нее можно сделать вывод, что само юрлицо как минимум было живо, и через него гонялись деньги.

Соучредитель — Алексей Нониашвили, ИНН 510402167546.

Выпускник МГТУ им. Баумана — вместе с Николаем Троцюком.

Партнер известного инфоцыгана Михаила Дашкиева из «Бизнес-молодости» — что не добавляет ему очков.

Источник: https://www.forbes.ru/tehnologii/idei-i-izobreteniya/239051-fabrika-mysli-skolko-mozhno-zarabotat-na-innovatsiyah-v-rossii
Источник: https://www.forbes.ru/tehnologii/idei-i-izobreteniya/239051-fabrika-mysli-skolko-mozhno-zarabotat-na-innovatsiyah-v-rossii

 

По СПАРКу находим, что ООО «УК Диверсус» — это Diversus Stadium, предлагающий сборно-разборную конструкцию для сохранения футбольных полей во время внесезонной эксплуатации, на которой можно хоть парковку сделать.

Кроме 3D-анимации на сайте больше никакой информации о данном проекте и его клиентах найти не удалось.

Итого: как видим, проектная результативность у Трюцюка и Ко вышла достаточно спорной.

Судя по состоянию проектов и вероятному наличию долгов, которые они за собой потянули, становится немного понятнее, зачем «серийный предприниматель» / «типичный стартапер» Николай Олегович Троцюк сменил фамилию на Альтштейн.

Теперь вернемся к головной конторе.

Сама «группа компаний Diversus» на их сайте обрисована как масштабный конгломерат («международный холдинг со штаб-квартирой в Москве»).

Но помня опыт разного рода криптоэнтузиастов и инфобизнесменов, в это верится очень с трудом.

Можно даже сказать, что всё это сильно пахнет враньём.

Особенно, когда покопаемся дальше в юрлицах Альтштейна-Троцюка.

Также сайты их юридического бюро и рекламного агентства уже давно не работают, а через Web.Archive видно только два абсолютно пустых снэпшота сайта «Баранов и партнеры».

На «Яндекс картах» в карточке юристов стоит пометка «Больше не работает».

Источник: http://diversus-group.ru/portfolio
Источник: http://diversus-group.ru/portfolio

 

Но цель в целом понятна: цель больше слов «группа компаний», «международный», чем больше «подразделений» и ощущения успешности и масштабности — тем проще заливать соловьиные песни в уши будущим инвесторам и партнерам.

Это классика.

Особенно у инфоцыган.

Закончив предварительное копание в юрлицах друзей Малкина, самое время посмотреть, что висит на самом Джино, и как выглядят компании и продукция, к которым он причастен.

Глава 4. «Серийный бизнесмен» Малкин.

Евгений Владимирович Малкин

Не только центрфорвард Pittsburgh Penguins и хоккейной сборной России, но и бизнесмен, как вы уже догадались.

ИНН 744609708994.

 

C ИП и родом деятельности в области исполнительских искусств пока вопрос открыт — может быть Джино будет играть в кино или выступать с концертами, и эта ИП-шка обеспечит появление 71-го номера на съемках или в концертном зале.

А вот с ООО «МИГ» («Малкин и Григурко»?) вопросов нет: на этом юрлице висит проект магазин одежды MalkinTeam.

Футболки с фирменным начертанием звезды хоккея на разный вкус и размер.

Впрочем, доставку будет осуществлять ИП Уткина М.Е.

 

Честно говоря, магазин выглядит брошенным.

Вероятно из-за того, что произошел перезапуск линии одежды — но уже под брендом G71.

 

Впрочем, там всё до сих в стадии предзаказа и рендеров продукции, несмотря на то, что анонс новой линейки одежды был еще в августе 2017 года.

Похоже на то, что еще один магазин одежды не подает признаков жизни.

Как там Евгений говорил про ресторан?

«Не очень удачно всё сложилось«, да?

Зато есть любительская команда в тех же цветах и с тем же логотипом.

Не пропадать же добру.

Вообще желание любой более-менее медийной личности плодить свой мерч и линию одежды — это как мода на «накачку» губ у барышень.

Надо не надо, красиво не красиво, а губы важно раздуть до состояния пельменей — и лишь потом уже разбираться, а стоило ли это затрат.

Рынок шмоток и мерча затоварен уже дальше некуда, но каждый раз находятся люди, решающие, что для них-то точно места хватит.

И что медийный вес их точно вывезет сам по себе.

На край, дело «вывезут» люди, с которыми познакомился и уже доверяешь.

Или партнеры, с которыми может только везти.

Источник: https://www.s-bc.ru/news/evgenij-maklin-zapustil-svoj-brend-odezhdy.html
Источник: https://www.s-bc.ru/news/evgenij-maklin-zapustil-svoj-brend-odezhdy.html
Источник: https://www.sportsdaily.ru/articles/evgenij-malkin-nadeyus-bettmen-eshhe-ne-vyskazal-svoyu-okonchatelnuyu-pozicziyu-po-uchastiyu-v-olimpiade
Источник: https://www.sportsdaily.ru/articles/evgenij-malkin-nadeyus-bettmen-eshhe-ne-vyskazal-svoyu-okonchatelnuyu-pozicziyu-po-uchastiyu-v-olimpiade

 

После чего, смахнув, скупую слезу подсчитывают убытки, потому что оказалось, что мерч не особо кому нужен.

Что с ритейлом сходу вопросы не решить, что свой интернет-магазин — это та еще головная боль, и что у людей лишние 2-5-10 тысяч рублей на очередную футболку или толстовку почему-то не находятся.

Мария Командная несколько лет назад проверила это на собственном опыте.

С ООО «Эссеншл-аква» проще и лучше.

Это юрлицо отвечает за воду Essential Aqua, которую выпускает, доставляет и брендирует для партнеров торговый дом «Diversus» и лицом которой является Малкин.

 

Вода, в отличие от одежды, вроде бы действительно продается и есть в продуктовой матрице магазинов.

Она есть в Азбуке Вкуса, Озоне, Аквафлоте, Республике, Беру, 36.6.

В «Нефтьмагистрали» она как минимум была.

То есть в ритейл, HoReCa, пару крупных сетей и duty free залезли — молодцы.

Но дальше начинаются странности.

 

Во-первых, зачем в списке клиентов Библио-глобус (один магазин в Москве с зоной кафе в цокольном этаже), PrimeBeef (это вообще производитель мяса без собственной розницы), отдельное кафе «Шафран» (не сеть), фитнес-клубы Papa Smith (всего 3 клуба в сети).

Все эти организации не дадут того потребления воды, чтобы оправдать запуск производственной линии (хотя скорее всего вода разливается как white label на чужих мощностях).

Да и вообще их появление в разделе «Где купить в розницу» выглядит очень странно.

Не менее странно выглядит раздел «Партнеры».

Сбербанк и VW??

Или для них поставки воды на внутренние мероприятия можно считать партнерством?

Пахнуло старой доброй инфоцыганщиной, знаете ли.

 

Еще более странно, что для FMCG (к коей относится малкинская вода) не видно вообще никакой рекламы.

Может быть, конечно, мы плохо смотрели и плохо следили — но может быть ее и не было вообще.

Зато был наивный расчет выехать исключительно на упоминании звезды хоккея.

Как показывает практика, без существенных вливаний в BTL + ТВ + Youtube + трейд-маркетинг (включая ума$ливание ритейла и желательно давление ценой при нужной марже) такие рыночные попытки заканчиваются барахтанием на дне или банкротством.

 

Если же делать ставку на B2B, а не на розницу, то при живом каталоге «Комуса» (где есть и вода, и чай и всё на свете) это выглядит, нууууу…. крайне оптимистично.

А с учетом того, что производство и розлив явно не своё, то это выглядит вообще как продажа печати этикеток (тоже явно не на своих мощностях).

В перспективности такой бизнес-стратегии приходится сильно сомневаться.

 

Всё это, как и с магазинами одежды, выглядит имитацией бизнеса.

То есть нельзя сказать, что деньги вчистую пилятся и не делается совсем ничего.

Но и что делается активно и по уму — тоже язык не повернется.

«Типичные стартапы», можнно сказать.

Что касается торгового дома «Диверсус», то у его другой продукции там дела получше, чем у воды.

Чай Cuplid попал в каталог Комуса, есть на Озоне, есть в Wildberries и т.д.

Аналогично с их премиальной версией чая Gaudium, которые даже влез в «Глобус Гурмэ».

Понятно, что это очередные чаи, где своего — исключительно симпатичная упаковка и фасовка, но с другой стороны — почему бы нет.

Сейчас не только чай и оливковое масло заказывают на стороне и клеят свои этикетки, но даже виски с вином (куда катится мир!).

 

Попутно Троцюк и Ко пытаются продавать свой чай и через B2B-канал — но, имхо, денег там больших не заработать, просто из-за особенностей закупок и потребления.

Ну и заход на сайте, мягко сказать, не свежий.

Такое прокатывало до середины 2000-х у сувенирщиков — а потом их мантры, не подтверждавшиеся практикой, всем окончательно надоели.

Источник: http://cuplid.ru
Источник: http://cuplid.ru

 

Но самое главное, конкуренция в этом сегменте рынка напитков довольно плотная — многих под похоронный марш уже вынесли с рынка.

Достаточно вспомнить как выглядели чайные секции в супермаркетах 5-10-15 лет назад и как сейчас.

«Иных уж нет, а тех долечат».

Поэтому за храбрость Троцюка-Альтштейна с Малкиным можно похвалить, а вот за успешность бизнеса на долгосроке — вряд ли.

Более того, на всё это накладывается подозрительное отсутствие продукции в живом виде в ритейле на полках.

Например, отсутствие упомянутой воды в «Азбуке Вкуса» — хотя в их интернет-магазине Essential Aqua числится.

Плохо искали?

Или может быть вышло так, что бюджета на «вставание на полку» у «Диверсуса» не было, условия поставок и оплаты никто тянуть не собирался, и дальше производства первых партий и распихивания их по складам дело не пошло?

Ведь наличие в интернет-магазине означает всего лишь присутствие товара в базе данных и в живом виде на складе (или в резерве под поставку), но не в живом виде на полках магазинов.

В общем, приходится все сильнее склоняться к выводу, что всё это выглядит имитацией, а не настоящей предпринимательской деятельностью.

Впрочем, Cuplid удалось найти в чайной секции одного из Ашанов — аж 2 фейсинга.

Так что может и не всё так плохо.

Хотя обзор юрлиц далее говорит, что нет.

 

Итак, с чаем, водой и шмотками покончили.

Теперь для разбора остались попытки Малкина стать венчурным капиталистом в виде Moda.Mark / ParkMark / LoftMark / Mark.Space и криптомагнатом при проведении ICO Mark.Space и Uservice.

Но о них позднее — там самая мякотка и угар.

А пока немного поговорим про долги.

Источник: http://g71geno.com/#rec38922232
Источник: http://g71geno.com/#rec38922232

 

Глава 5. Поматросили стартап и бросили.

Одна из основных мотиваций, сподвигающих на ICO и прочий поиск денег у наивных инвесторов — это долги.

Как говорится, видишь токенсейл, инвестпитчинг и краудфандинг — ищи долги у организаторов.

И мы их нашли!

 

Обратите внимание — сплошные задолженности по налогам и сборам.

Причем более чем годичной давности — за 2018 год.

Знаете, что это означает?

Эти юрлица уже фактически мертвы.

Процесса ликвидации ещё нет, но на отчетность уже забили, на уплату налогов и прочих платежей — тоже.

И денег на юрлицах и счетах тоже нет — иначе бы налоговая технично их отжала напрямую через банк.

Благо процесс налажен.

А так значит были какие-то не шибко значительные (иначе бы «особо крупный размер» и открытие уголовного дела) штрафы , которые фискалы слили на взыскание приставам.

А взыскивать-то и нечего — вот и висит предписание балластом.

Теперь обратите внимание кто именно в коммерческой коме находится — ООО «Диверсус Групп» и ООО «ТД Диверсус», а также ООО «Чайные технологии».

Что говорит нам о том, что чайно-водный бизнес Малкина, Троцюка-Альтштейна и Ко не просто так подает весьма слабые признаки жизни в ритейле.

И скорее всего, это направление деятельности уже «мертво» и кроме отметки «потрачено» ничего не принесло ни хоккеисту, ни его верным друзьям и бизнес-партнерам.

К слову, в этом не было бы ничего предосудительного.

Быстро запустили бизнес, чтобы протестировать коммерческую идею, проверили, не пошла, оперативно свернулись.

HADI-циклы, всё такое.

Но Альтшейн-Троцюк по поведению на истории и количеству юрлиц, открытых на себя, пока больше похож на «мутилу из 90-х», чем на хипстера-стартапера.

Хотя и то и другое нынче называется «серийный предприниматель».

Что обычно ассоциируется со словами «потрачено», «мертвая бизнес-модель», «занимались какой-то фигней» и «убытки».

И очень часто всё вместе это называется «самозанятость за счет инвестора«.

Кстати об инвесторах.

Возникает очевидный вопрос — а за чей счет банкет?

Ведь можно стартовать на свои, можно (перекрестившись) на заемные.

А можно найти «богатенького Буратино», который не будет понимать процесс, не будет понимать управленческий учет и не будет задавать слишком подробные вопросы в силу имеющихся знаний и образования.

И не будет иметь желания и/или ресурса закопать тебя в лесу в случае эпичного провала, растраты или воровства.

Который будет терпеть и верить в надежде на блестящее будущее с дождем из золотых монет.

Но на практике получается «золотой дождь» вместо дождя из золота — и это крайне плохо инвестора.

Зато это очень хорошо для «серийных предпринимателей» («типичных стартаперов»), чей основной функционал при таких вводных становится не обеспечить прибыль предприятия, а обеспечить достоверную имитацию бизнеса.

Ну и чтобы себе и друзьям зарплаты были большими.

И премии радовали глаз и личный банковский счёт.

И чтобы денежки можно было технично выводить на личные нужды и перекидывать на другие юрлица.

А потом, когда деньги закончатся, придется на полную катушку включить скилл «уболтать оленя», обещая златые горы и будущее величие.

Если такой вариант оказывается не рабочим, то ищутся новые «олени» извне.

Им вешается лапша на уши с утроенной силой в расчете на новые инвестиции и денежные вливания.

При этом предыдущий «олень» может решить с командой поиграть в «пирамидинг» — то есть за счет денег новых «оленей» отбить собственные вложения.

И даже на этом заработать.

Иногда очень прилично заработать.

По такому принципу существует один «инвестиционный клуб», возглавляемый одним известным персонажем от недвижимости.

Который заносит (или якобы заносит) в очередной калечный и убогий стартап с изначально мертвой бизнес-моделью 1-2 миллиона долларов, агитируя таким образом «хомячков» занести столько же, чтобы за счет количества «хомяков» забрать не свои 2, а уже, скажем, 4 чужих.

Оставшееся от общих сборов потратить на рабочую суету и зарплату «карманным» стартаперам, растянув процесс во времени.

Потом стартап технично схлопывается, потому что «Это же венчур, что вы хотели?!».

Все в профите, кроме тех, кто занес бабла во второй очереди.

Вы спросите: а при чем здесь Евгений Малкин и его друзья-хоккеисты?

Для ответа придется заглянуть в СПАРК и посмотреть, что происходило с финансами у упомянутых ранее юрлиц.

А происходило там следующее: вливания извне и фактическое отсутствие выручки.

То есть примитивная «дойка» инвесторов.

Начнем с юрлица, стоящего за производством и продажей воды Essential Aqua, лицом и совладельцем которой является Джино.

 

Что видим?

Смешную выручку за 2018 год и управленческие расходы в 12 раз больше нее.

Прибыль меньше расходов в 53 раза.

В компании числится ОДИН человек.

Но при этом кто-то занёс в проект 35,5 миллионов рублей.

Хм, дайте угадаем…

Кажется, его зовут Евгений, фамилия начинается на «М»…

Теперь посмотрим, что происходит внутри ООО «Чайные технологии», которое ответственно за продажи чая Cuplid.

Их головной сайт мертв и даже Web Archive ничего не видит (сайт Cuplid жив), зато в совладельцах есть Строкатов-младший и Виталий Колесник с женой.

В компании числится ТРИ человека.

 

В 2017-2018 году юрлицо показывает глубокие убытки (расходы в разы больше выручки).

Более того, компания не может оплатить тысячу рублей Пенсионному Фонду.

То есть фактически брошена и денег в ней нет.

Чайный бизнес друзей Малкина мёртв.

При этом компания взяла существенный займ (интересно у кого?) — и тут бы самое время господину Троцюку сменить фамилию на Альтштейн.

У ООО «ТД Диверсус», в котором совладельцем является Евгений Малкин (плюс Колесник и Строкатов-младший) и в котором числится уже аж ПЯТЬ человек, в целом похожая ситуация.

Управленческие расходы в разы превышают не просто прибыль, но и выручку.

В дополнение висит непогашенный займ.

Типичный стартап (с).

 

А вот еще один «типичный стартап» от Альтштейна-Троцюка — ООО «ИФ ПРОФИ» с ОДНИМ человеком на борту.

Конец немного предсказуем (с).

Вы бы тоже после такого фамилию поменяли.

 

Далее идем к изначально сомнительному проекту Diversus Stadium (Aintrees Stadium) с его ООО «УК Диверсус», где ОДИН человек персонала, и в котором соучредителями оказались Строкатов и Колесник.

Видим всё то же самое, что и раньше.

Снова «типичный стартап», в который кто-то залил денег.

Строкатов-младший?

Колесник?

Оба сразу?

В 2019-м Альтштейн зарегистрирует ООО «Стэдиум Платформа», из названия коего следует, что идея со стадионами еще жива.

 

И наконец ООО «Диверсус Групп», через которое Троцюк-Альтштейн контролировал прочие ОООшки.

На борту — 6 человек и, традиционно, займы, смешная выручка, нормальные расходы и сплошные убытки.

Это так в духе типичного российского бизнеса и типичных российских стартапов.

Обожаем такое.

А если посмотреть динамику публикаций вакансий (есть в СПАРК и на HH.ru), то выясняется, что компании нужны примерно ВСЕ.

Интересно, кого «подоили» здесь — Малкина?

Строкатова?

Колесника?

Всех сразу?

 

В общем, вы уже поняли: где Трюцюк-Альтштейн — там победа.

Причем финансовая победа, надо полагать, одного Николая.

А вот остальные вынуждены раскошелиться за право иметь гордый статус «бизнесмен».

В общем, не «Диверсус», а целая диверсия для инвесторов и кредиторов.

Удивительно, что Колю никто пока не свозил на живительную прогулку в лес.

Хотя кто знает, может уже.

Тем не менее, из всей хоккейно-бизнесовой семьи мы пока не коснулись другого hockey bro — Антона Тихонова.

А ведь это самое интересное!

Ведь Антон тоже очень любит деньги — особенно если они приходят к нему от его хоккейных собратьев.

Или от наивных «хомяков» на ICO.

Глава 6. Мегамолл, PARKMARK, MODA.MARK и 3D-Васюки за счет инвесторов.

В конце 2013 года на почившем в бозе сайте агентства DEKOLE, из которого вылупился сайт Diversus Group, появляется новость, связанная с новым масштабным и аж секретным проектом в сфере e-commerce, который должен изменить если не всё, то многое.

Ссылка внутри самой новости вела на страницу работодателя на HeadHunter — ныне проект Moda Mark.

 

Но так проект назовут потом, а в оригинале он назывался иначе.

Мегамолл.

Просто и незатейливо.

Источник: http://diversus-group.ru/news/181
Источник: http://diversus-group.ru/news/181
Источник: http://diversus-group.ru/news/183
Источник: http://diversus-group.ru/news/183
Источник: http://diversus-group.ru/news/185
Источник: http://diversus-group.ru/news/185

 

Новостные релизы давали восторженную картину великолепных 3D-Нью-Васюков в ритейле и электронной коммерции.

* * * * *

«… настоящая революция на рынке электронной коммерции, который как минимум вдвое увеличит его объем в ближайший год.»

«Благодаря исследованиям и разработкам огромного штата программистов и 3D-визуализаторов, «Мегамолл» представляет собой то, что до сегодняшнего дня нельзя было технически реализовать: реальный торговый центр в виртуальном пространстве«.

«В «Мегамолле» представлены все мировые бренды, чтобы каждый посетитель смог легко найти и купить любой товар, а также широчайший спектр услуг, который точно не оставит никого равнодушным

«Ведущие разработчики, программисты и дизайнеры использовали максимальный возможности 3D и первоклассной графики с целью создать неповторимый реалистичный мир в виртуальном пространстве.

Шикарный интерьер и безупречная инфраструктура, разнообразие исключительно узнаваемых брендов, отточенный сервис — в Онлайн-Мегамолле покупатели будут прогуливаться по мраморному полу, общаться, рассматривать коллекции в бутиках и совершать покупки.

Виртуальная 3D-модель реального ТРЦ открывает массу новых возможностей монетизации, с фантастической скоростью конвертируя посетителей в реальных покупателей. При этом она как насос будет постоянно «подкачивать» систему отложенного спроса, позволяя покупателям заранее узнавать о новинках, подробно изучать продукцию бренда в непринужденной обстановке, что стимулирует их к совершению покупок гораздо чаще и быстрее.

«Мегамолл — это шоппинг-туры нового поколения

» Мегамолл позволяет заявлять о беспрецедентно высокой для рынка e-commerce конверсии с возможностью обращения до 90 % посетителей в покупателей«.

«Помимо эксклюзивной площадки, это и реальный культурно-развлекательный центр в виртуальном пространстве, где можно найти шоп-друзей в брендированной социальной сети, посетить настоящий онлайн-кинотеатр».

«Вы очутитесь в блистательном ТРЦ, выполненном в первоклассной графике и в практически осязаемом 3D, настолько правдоподобном, что, кажется, его можно коснуться рукой!«

* * * * *

Жирным выделено то, что как минимум сомнительно.

Что сейчас, что тогда.

А как максимум — было враньем от начала и до конца.

Впрочем…

«Все секреты онлайн-мегамолла будут раскрыты только после открытия«.

Удобно!

После чего на сайтах DEKOLE / Diversus не будет ни одной новости про развитие данного прожекта.

Как будто он для Троцюка умер после рождения или его не существовало.

Но сам прожект, конечно, умирать не собирался.

Кстати, запоминайте логотипчик с литерой «М» — он нам еще понадобится.

Вот он у Яны Конторович в ВК — в виде залитого видеотизера.

 

А вот у Антона Тихонова — тот же тизер, но с небольшими доработками и в виде репоста со страницы «X-MARK«.

Надо полагать, «Мегамолл» попутно стал называться так.

Или это паблик обо всем подряд, которую Тихонов-Конторович-кто-ещё-там решили вести параллельно.

 

Что любопытно, на странице X-Mark есть вот такой пост от 15 января 2014 г.

«Выдуманные деньги» — это хорошая характеристика того, что будет происходить на ICO с проектом Тихонова уже с названием Mark.Space.

 

Однако, мы немного отвлеклись.

В поисках истории становления Мегамолла СПАРК выводит нас на следующий список доменов и торговых знаков:

 

Обратите внимание: домены зарегистрированы с 2013-го, а заявки на товарные знаки — начиная с 2014-го.

Такое ощущение, что внутри хоккейно-стартаперского комьюнити велась некая борьба за интеллектуальную собственность.

Более того, знак, используемый Mark.Space и Mark.Moda (в кружочке) был зафиксирован во владение ООО «МАРК» лишь в июле 2018-го.

То есть ICO проводилось даже без прав на собственный знак (см. логотип здесь).

Не, ну а чо? (с)

При этом домен moda-mark.ru зарегистрирован на частное лицо 15 октября 2013.

Домен capital-mark.ru зарегистрирован на частное лицо 21 февраля 2014.

Думаем, что частное лицо зовут Антон.

Вот этот Антон.

 

Забив в Яндекс или Google адрес указанный выше почты вы найдете вот что.

Хм, IT-стартапер-то со стажем!

 

Теперь с помощью Web Archive давайте посмотрим, что было на тех доменах родом из 2013-го.

Из самого раннего снэпшоты находятся на mall-mark.ru за 2015 год.

И что же мы видим? Знакомое лицо!

 

Теперь немного покопаемся в презентации, представленной тогда на сайте.

Оказывается, многострадальный ParkMark / Мегамолл — это было целое скопище других МАРК-сервисов.

 

Обратите внимание: внутренняя валюта «Марк» (бедный сынишка Конторович — он везде!) и продажа виртуальных луков и вещей.

Почти как токены в Mark Space.

В 2017-18 годах и менять почти ничего не нужно было на ICO.

 

Но не все так просто и здорово.

Для работы в модной студии надо было сначала было сделать 3D-модель клиента через оцифровку фигуры в шоу-румах Moda Mark, а потом уже виртуальный аватар появился бы в личном кабинете юзера.

 

Это классическое узкое место в подобного рода проектах и непонимание логики клиента.

Формовку образцов под клиента можно вспомнить еще по проекту Mi Adidas еще аж 2000-года (!) с формированием в магазинах Адидаса трехмерных моделей стоп, на базе которых потом на заказ шили бутсы для клиентов.

Проект в итоге свернули по совершенно понятным причинам:

1) Людей, которым нужна кастомизация обуви (например, из разных стоп или их проблемной формы), МАЛО.

Итоговый ценник становится либо неприличным для клиента, либо объем производства не окупает затрат.

2) Массовый клиент, зайдя в магазин, хочет решить проблему ПРЯМО СЕЙЧАС, а не ждать, пока ему обмеряют стопу, потом когда-то в будущем привезут обувь.

В том числе потому, что многие покупки происходят спонтанно на эмоциях («психанул», «Что-то захотелось») или потому что внезапно всплыла потребность.

Соответственно, несложно сделать вывод, что модная лаборатория, где нужно было переться ножками в шоу-румы (которых для охвата нужна была целая сеть, причем с дорогостоящим оборудованием — а вы их видели хоть один?), дать себя обмерить и потом еще ждать, когда твой 3D-аватар появится в личном кабинете…

Всё это было обречено на провал с самого начала.

Но это инвесторам знать было не обязательно.

Им нужны были прогнозы.

 

Обратите внимание, что для исполнения обещаний по росту аудитории планируется «агрессивная маркетинговая политика» и федеральная рекламная кампания (офлайн + онлайн).

На которую, конечно же, потребуются деньги от инвесторов.

Теперь вопрос, кто-то помнит рекламные кампании проектов ParkMark, Moda Mark / Mark Moda или Mall Mark?

И мы не помним.

Видимо, с инвесторами не повезло.

Хотя…

Не совсем.

 

Кто-то хорошо так поделился деньгами с юрлицами, генерирующими минимальную выручку или вообще убытки.

Хм, кто бы это мог быть…

Малкин?

Строкатовы?

Колесник?

Все вместе?

Одно можно сказать: эти люди явно верили в бизнес-гений Антона Тихонова и его жены Яны Конторович.

И все эти инвесторские страдания не представляли бы интереса, если бы из «Мегамолла» после серии превращений в Mall Mark (Park Mark / Loft Mark) и Mark.Moda, в которой отбросили 3D-рюшечки и вместо фигур теперь похоже просто пришпиливают лица к готовой фигуре (хотя здесь на видео Малкин в полный рост и в трусах)…

 

… не появился Mark.Space и не вышел бы на ICO.

На котором он соберет 10,5 миллионов долларов с наивных сторонних инвесторов, прикрываясь именем звезды хоккея в очередной раз.

Глава 7. Mark.Space, «туземун» и «дойка хомяков» на 22 млн. долларов.

Тема распределенных реестров, децентрализации и криптовалют активно мусолилась и до 2017-го, но в тот год все как будто с цепи сорвались.

Слова «крипта», «токен», «блокчейн», «криптобиржа», «майнинг» и «ICO» посыпались чуть ли не из каждого «утюга» и монитора.

Все почувствовали запах легких денег.

Курс биткоина рост как на стероидах, курсы токенов и прочих альткоинов старались поспевать.

Источник: https://ru.tradingview.com/symbols/BTCUSD/
Источник: https://ru.tradingview.com/symbols/BTCUSD/
Источник: https://rb.ru/list/ico-goda/
Источник: https://rb.ru/list/ico-goda/
Источник: https://rb.ru/list/ico-goda/
Источник: https://rb.ru/list/ico-goda/

 

Ко второй половине того года все то и дело, что говорили о росте курса биткоина и об очередном грандиозном ICO, собравшем десятки и сотни миллионов долларов.

Доходило до того, что провести своё ICO считалось уже чуть ли не хорошим тоном.

Как так — ты еще не собрал денег с лохов под эмиссию электрофантиков в виде токенов?

Те, кто это еще не сделал, отчаянно завидовали и планировали своё.

Более продвинутые старались открыть криптобиржу.

Более приземленные — обменный пункт крипты на фиатные деньги.

= = = = =

Редакция Sports.ru и «Криптокритика» предполагают, что аудитория, читающая данный материал немного подготовлена в вопросе криптовалют и выпуска токенов криптостартапами.

Для тех, относительно кого эта тема прошла мимо, мы приводим список текстов и видео для погружения в контекст.

НАСТОЯТЕЛЬНО РЕКОМЕНДУЕМ с ними ознакомиться.

Что такое блокчейн и криптовалюта — онлайн-курс от Distibuted Lab

Блокчейн — это всего лишь очередная технология

Хайп вокруг криптовалют и ICO напоминает хайп вокруг акций и финансовых пирамид из 90-х, и почему во многом виноваты банки

ICO — это в 99% случаев кидалово инвесторов

Чем отличается ICO от IPO и краудфандинга, а токены от акций

Как отбирать ICO и криптофонды (+ апдейт)

Реальная суть крипты — версия Димы Пейля

Криптовалюта — не деньги. И никогда деньгами не станет

Почему МММ 90-х был честнее, чем криптовалюты и ICO?

Что есть скам?

3 главных мотива для скама: долги, бабы и зависть. Реальные причины зачем проводят ICO/IEO и открывают криптобиржи.

Как криптобиржи плодят скам вместо нормальных ICO

Почему за ICO и токены можно сесть

Когда SEC закончит расправу над ICO?

Как посадить организаторов (почти) любого ICO, криптофонда или критобиржи. KYC/AML и криптаны как пособники терроризма

ICO — это зашквар и ругательное слово

Криптостартапы и венчур — это все равно, что «шлюхи и содержанки»

Криптаны — это негры при банкирах-плантаторах

= = = = =

Команда MARK.MODA не могла смотреть на происходящую вакханалию безучастно — деньги на прожект заканчивались, инвесторы начали что-то подозревать, прибыли в обозримом будущем видно не было.

Всё по классике «типичных стартапов»с сытой самозанятостью за счет наивного дяди.

И какая мысль посетила светлые умы наших деятелей?

Конечно же устроить ICO, выпустить токены, наобещать златые горы публике и собрать под них крипту.

А уж потом пустить крипту в дело и на благо.

Но как выяснится позже, под благом понималось в основном благосостояние совершенно конкретных людей.

В итоге во второй половине 2017 года из MARK.MODA рождается криптобастард с названием MARK.SPACE в котором появляется «интернет нового поколения» и вездесущий на тот момент блокчейн.

Источник: http://web.archive.org/web/20180225154647/https://mark.space/ru/
Источник: http://web.archive.org/web/20180225154647/https://mark.space/ru/

 

Потому что на слово «блокчейн» наивные инвесторы тогда давали деньги, а без него — давали плохо или не давали вообще.

Поэтому криптостартаперы с особым цинизмом совали блокчейн и смарт-контракты везде, где могли.

Даже если они там вообще были не нужны.

Даже если это вообще был набор слов без технического подтверждения и реализации.

Живой пример подобного подхода — другой криптобастард UService (в котором тоже отметился Малкин), выросший из Uremont, в котором распределенный реестр явно был добавлен для того, чтобы повысить сборы на ICO.

«Подоили хомячков» вполне неплохо — почти 24 млн долларов собрано в критовалюте.

Источник: https://usrv.io/ru/
Источник: https://usrv.io/ru/
Источник: https://usrv.io/ru/
Источник: https://usrv.io/ru/
Источник: https://finside.ru/1599/
Источник: https://finside.ru/1599/

 

Ну а дальше был листинг на трех заштатных криптобиржах и последующее стремительное падение цены токена и объема торгов примерно до нуля.

Это называется «клиническая смерть».

Что наверняка «порадовало» как биржевых спекулянтов, так и тех, кто наивно решил вложиться в надежде на долгосрочное развитие Uservice.

И тем и другим очень пригодился бы рост цены и объемов торгов — но вышло примерно как у всех в «криптопесочнице».

Поздравления инвесторам от «Криптокритики» и Sports.ru!

Ваши почти 24 миллиона наверняка очень пригодились команде сего прожекта во главе с Бату Хасиковым, который ныне является главой республики Калмыкия.

Есть подозрение, что и Евгению Малкину тоже.

 

МаркСпейсу досталось поменьше ($10,5 млн), но и за них надо было побороться.

Что для этого пришлось сделать с МаркМодой?

Из трехмерного торгового центра пришлось сделать трехмерную вселенную с расчетом на дополненную и виртуальную реальность (AR / VR) и с учетом взаиморасчетов между юзерами и системой с помощью блокчейна.

Под торговый центр денег бы не дали, возможно, даже богатенькие «буратино» в Африке.

Особенно с учетом того, что его «пилили» к моменту ICO 4 года и на выходе было…

Зато под 3D-вселенную денег дать вполне могли.

Поэтому была рождена обновленная концепция с новым именем, с другой логикой внутренней экономики (без детализации, естественно) и появившимися utility token-ами, которые могли служить расчетным средством внутри МаркСпейса.

Источник: http://web.archive.org/web/20180225154647/https://mark.space/ru/#About
Источник: http://web.archive.org/web/20180225154647/https://mark.space/ru/#About
Источник: http://web.archive.org/web/20180225154647/https://mark.space/ru/#Districts
Источник: http://web.archive.org/web/20180225154647/https://mark.space/ru/#Districts

 

Но, понятное дело, на фоне космического роста цены биткоина (то самый to the moon, бишь «туземун») это всех интересовало в меньшей степени.

Среднестатистического инвестора тогда интересовало ровно одно: успеть на пресейл токенов либо на самое начало токенсейла.

После чего в момент публичного размещения и органического резкого роста цены (по-другому тогда не было — всё исключительно росло) произвести сброс всего, что имелось в наличии.

Цена токена таким образом проседала или вовсе обваливалась ниже плинтуса, но первый поток инвесторов мог выйти с «иксами».

То есть заработав в разы больше вложенного.

Часто сами организаторы ICO, несмотря на здравый смысл, собственные заявления и потенциальные уголовные дела в будущем за манипуляции ценой актива, сбрасывали токены на биржах.

Или делали допэмиссию с той же целью.

В конце концов, токены — не акции.

С ними тогда можно было делать что хочешь, если «держишь кассу».

Например, не выдать токены «хомякам» или выдать когда курс биткоина пойдет в нужную сторону.

Можно было не «пилить» обещанный продукт и дать по тапкам, предварительно купив новый паспорт и гражданство.

Или люто пересраться меж собой после сбора сотен миллионов и год провести во взаимной грызне, разборках, угрозах и судах.

Или сказать «май аккаунт воз хакд» в лучших традициях Ирины Родниной — и списать утерю денег и токенов на неизвестных зловредных хакеров.

Этим трюком особенно грешили криптобиржи и криптофонды.

Чуть какие вопросы от клиентов — вжух! — нас взломали!

Впрочем, взламывали по-настоящему тоже с достаточной регулярностью.

Собственно, так выглядел расклад в «криптопесочнице» в 2017-18 гг.

«Дикий криптозапад» и «грабь награбленное».

В этой приятной атмосфере криптодобра и криптопозитива Mark.Space с Евгением Малкиным на борту и решили затеять Initial Coin Offering.

Дело пахло миллионами из воздуха и нулевой ответственностью.

Комиссия по ценным бумагам США (SEC) пыталась угрожать тестом Хауи и необходимостью регистрировать токенсейл как выпуск ценных бумаг, но всем было плюс-минус положить.

Все быстро «переобули» свои токены из виртуальных аналогов акций в utility token (ближайший аналог — игровая валюта или «авиамили») и запретили продавать токены американцам, китайцам и жителям еще ряда стран, где криптовалюта в то время впала в немилость у властей.

После продолжили собирать кэш с «ничего не подозревающих» инвесторов (как некогда хоккеисты «Авангарда») и дальше заниматься прямым кидком или имитацией деятельности за счет собранного с «хомяков» с попутным рассовыванием деньжат по карманам.

Нередко к этому добавлялись безумные попытки тут же зарядить собранный капитал на биржу и полудоманить в надежде на новые «иксы», а также открыть свой венчурный фонд или криптофонд для еще одного раунда «отоваривания» инвесторов.

В значительной мере такая тактика оправдала себя.

У SEC не хватало не то что квалифицированных кадров, а просто живых людей, чтобы справиться с бурным потоком мутнейших и откровенно мошеннических ICO, криптофондов и криптобирж.

Как следствие, регуляторы для острастки «натянули» весьма ограниченное число контор и персонажей — а дальше все поняли, что цербер-то на привязи.

И поводок коротковат.

Так что твори бардак, разводи хомяков, покупай Ламбу — главное, не сливай токены американцам и не нарушай Regulation S.

За американцев всё же могли раздать по попе — что со временем медленно, но верно стало происходить.

Потихоньку стали открывать административные и уголовные дела в США, где размер штрафов заставлял сильно задуматься, а надо ли было вообще затевать историю с токенами.

Но тогда, во второй половине 2017-го, испуг от Howey Test и угрожающих заявлений SEC довольно быстро прошел.

Криптостартаперов и прочих проходимцев пугал только резкий рост затрат на маркетинг и криптоконференции вместе резким повышением цен на присвоение нормального рейтинга криптоагентствами и взлетом в космос (туземун!) цены на листинг на более-менее не позорных криптобиржах.

Такое часто бывает при перегреве рынка — если хочешь собирать миллионы, то, будь добр, делись со всеми участниками схемы.

Тем не менее, если грамотно подойти к вопросу и грамотно запихивать лапшу в уши инвесторов, то затраты окупали себя с лихвой.

На это и рассчитывали «типичные стартаперы» из Mark.Space.

«Ковать биток» надо было, пока тема была горяча.

Потому что дальше с падением курса биткоина и с ростом информированности населения о многочисленных проделках криптанов резко упал интерес вообще к теме криптовалют.

К концу 2019-го тема ICO окончательно сдохла.

Труп сейчас пытаются оживить в форме IEO, но сборы уже далеко не те.

Энтузиазм пропал, деньги под идею и под воздух окончательно перестали давать.

 

В 2017-м криптоэнтузиазм был на принципиально другом уровне, и команда МаркМоды / МаркСпейса постаралась предложить необходимый набор обещаний и деклараций, чтобы замотивировать инвесторов на занос миллионов.

В конце концов, тогда под слова «блокчейн + 3D + VR», горящие глаза и пламенные речи отгружали КАМАЗы с баблом, и почти ничего не просили взамен по меркам IPO и классических венчурных инвестиций.

Грех было не воспользоваться моментом.

Что из себя представлял Mark.Space как проект?

Всё это, если вкратце, напоминало продажу участков на Луне.

Есть виртуальное пространство, он поделено на районы, а те, в свою очередь поделены на юниты.

То есть свой конкретный кусочек пространства, где ты можешь лепить из внутреннего пространства, что хочешь.

Например, Малкину слепили резиденцию Малкина.

А среджи районов ВНЕЗАПНО оказались те самые MODA.MARK и LOFT.MARK.

Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space
Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space
Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space
Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space
Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space
Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space

 

Экономическая модель проекта, как это было типично для ICO того времени, отсутствовала совсем.

Фактически это была продажа-перепродажа юнитов + возможность монетизации «поселенцами» через внешние ссылки (CPA-модель) + возможно встройка в будущем модуля e-commerce (чтобы оформлять покупки прямо внутри Маркспейса).

Но детализация всего этого отсутствовала совсем.

Был просто набор общих слов и деклараций как примерно это будет работать.

Сам White Paper (инвестдекларация проекта) занимал 50 страниц, что в говорило сразу о качестве проработки прожекта.

Автор «Криптокритики»в свое время писал альфа-версию WP для одного из стартапов, и там только крупными мазками описание сути, аудитории и бизнес-модели проекта заняло 100+ страниц.

Детализация все этого потянула бы страниц на 200.

50 страниц — это просто набор обещаний и «дайте денег».

Тогда это работало.

Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space
Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space
Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space
Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space

 

Дорожная карта тоже содержала любопытные элементы.

На январь 2019-го планировался 2-й этап «дойки хомяков» (прямо как в Token Stars).

Впрочем, такая пирамидальная схема не была тогда чем-то удивительным.

Если инвесторы готовы почему-то давать денег, то почему бы их не брать?

Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space
Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space

 

Ну а о том, было что-то действительно сделано согласно road map — вы узнаете далее.

Впрочем, там всё было предсказуемо.

А пока запоминайте эти лица.

Про часть из них вы уже знаете, а про других подробности будут позже.

Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space
Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space
Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space
Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space

 

Теперь кое-что интересное про задекларированные инвестиции в сам Mark.Space.

В WP утверждается что вложили собственных 5 миллионов долларов средств до ICO.

А в рекламе ICO и в СМИ от лица Малкина вообще говорилось, что он лично вложил 4 миллиона долларов.

Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space
Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space
Источник: https://forum.bits.media/index.php?/topic/67310-icobounty-markspace-%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D1%82-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BF%D0%BE%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-markspace/
Источник

 

Теперь вопросы.

Первое: если покопаться в отчетности юрлиц Малкина, Тихонова, Конторович и Ко — то будет ли там 4 миллиона долларов Малкина?

Нам кажется, что их там не видно.

И чей тогда оставшийся миллион?

И второе: задекларировал ли Малкин эти 4 миллиона долларов как инвестиции в отчетности перед американскими налоговиками (IRS)?

Источник: https://t.me/markspaceioRUS/31290
Источник: https://t.me/markspaceioRUS/31290

 

Ну и третий вопрос: соблюдалось ли условие по заморозке токенов, которое должно было замотивировать команду активно пилить проект, а не сразу сливать токены на бирже, выходя в кэш?

У нас на этот счёт есть некоторые сомнения.

Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space
Источник: White Paper (инвестдекларация для проведения ICO) Mark.Space

 

Тем не менее, несмотря на весь балаган вокруг Маркспейса и его изначальную сомнительность, сей прожект к марту 2018-го собрал на токенсейле 10,65 млн. долларов.

 

Из которых по словам Вячеслава Утушкина (отвечал за маркетинг на ICO, известен по трэш-прожекту Endo) якобы вернули 1,5 миллиона в крипте инвесторам, оказавшимися гражданами США.

 

В интервью вообще интересные данные по числу инвесторов и заявок от клиентов:

«У нас 20000 человек купили токены, средний чек 500 долларов. Мы делаем проект, который будет массово юзать бизнес. У нас более 100 заявок в неделю. Мы растем.«

Г-н Утушкин в российской криптотусовке известен тем, что все, что он говорит, лучше делить на 2, а то и на 7 и на 10.

Но если информация про число инвесторов и средний чек верна, то поздравления команде Mark.Space от редакции Sports.ru и «Криптокритики».

Вы нарушили законодательство сразу массы стран об аккредитованных / квалифицированных инвесторах.

Вы рекламировали и продавали токены куче неквалов.

Не говоря уже об американцах.

Источник: https://i.gyazo.com/d5222a73eb0e6ec80cd079c49a2536b0.png
Источник: https://i.gyazo.com/d5222a73eb0e6ec80cd079c49a2536b0.png

 

Мы уж не говорим, что есть большие сомнения в качестве проведенного вами KYC/AML, и что «чистота» принятых вами эфиров и биткоинов под вопросом.

В результате чего, если у госрегуляторов дойдут руки, вас будут вызывать в самые разные кабинеты для задушевных бесед.

Для селебрити это тоже не всегда приятно заканчиывается: достаточно вспомнить дело Флойда Мэйвезера.

Малкину на заметку.

Но это ещё не самое забавное в интервью Утушкина.

У него блокчейн нужен для рендера.

Он хотя бы White Paper проекта читал?

. . . . .

«У нас будет первый в мире серверный блокчейн. Компании используют сервера на 15%, мощность есть. Сервер может исполнять более сложные операции. Закидываем туда объекты, сервера рендерят и получают наши токены. Алчность правит миром – майнеры зарабатывают деньги, а люди зарабатывают деньги. Ютуберы меня поймут, когда их видосы рендерятся. А я предлагаю использовать мощь огромных серверов

. . . . .

Более того, оказывается Малкин-то вкладывался не в Марк.Спейс, а в Моду.Марк / Лофт. Марк.

А что же тогда инвесторам наплели в рекламе, в СМИ и на roadshow?

И чьи такие СВОИ деньги?

. . . . .

«— Как Малкин вложил 4 миллиона и поверил?

— Поверил в команду. Мы что-то показали, в команде люди с бизнесами за спиной. Когда он увидел горящие глаза – он поверил.

— Вот вам 4 миллиона?

— Почти так и было. У нас не было долгих переговоров. Были понятийные отношения.

— Он в доле? Или токены?

— Нет, он вложился под другую идею – виртуальный торговый центр. В 2016-м году все эти деньги, которые от него получили, они заканчивались, были опасения, что проект ляжет.

— А на чьи деньги?

— Свои«

. . . . .

«Все вы тут молодцы» (с)

Тем не менее, чуть позже, в апреле 2018-го инвесторы донесут еще 11+ миллонов долларов — и всего будет собрано 22 миллиона.

Источник: https://medium.com/@markspace/mark-space-secures-us-11-million-in-financing-to-drive-growth-of-blockchain-powered-social-vr-ar-cfd9130a5571
Источник: https://medium.com/@markspace/mark-space-secures-us-11-million-in-financing-to-drive-growth-of-blockchain-powered-social-vr-ar-cfd9130a5571

 

Окупились ли их вложения?

Для кого-то, наверное, да.

Но тех, кто верил в долгосрочное развитие проекта, ждала типичная картина жизненного цикла «типичного криптостартапа».

«Клиническая смерть» на криптобиржах: токен с ценой в районе нуля и мизерные объемы торгов.

Падение цены составило 98,2%.

И даже если вы захотите кому-то слить заначенные на черный день токены MRK за текущие копейки — вам будет крайне сложно найти покупателя.

 

Как же так вышло, где деньги, кто виноват и куда смотрел Евгений Малкин?

Хорошие вопросы.

Ответы получите в следующих главах.

Но сначала послушаем Дмитрия Мачихина, который был указан на сайте Mark.Space как «руководитель юридического отдела».

Глава 8. Прямая речь. Дмитрий Мачихин.

Источник: http://web.archive.org/web/20180225154647/https://mark.space/ru/#Team
Источник: http://web.archive.org/web/20180225154647/https://mark.space/ru/#Team

 

Мачихин Дмитрий Сергеевич.

Партнер и соучредитель юридического бюро GMT LEGAL.

. . . . .

О Mark.Space я узнал летом 2017-го.

Меня с ними познакомили, чтобы в будущем они стали клиентами нашей компании.

Первый контакт был с Денисом Полуляховым, в Петербурге.

Денис говорил о себе, как о ко-фаундере Маркспейса и MODA.MARK.

Уже в дальнейшем мне стало известно, что он работал в Правительстве Москвы, продвигал один из брендов водки.

Он почти нигде не светится, но тем не менее он сооснователь сингапурского юрлица [прим. авторов — в профиле компании Mark.Space PTE его нет].

Уже после я познакомился с Антоном Тихоновым и Олегом Ершовым [прим. авторов — соучредитель Mark.Space PTE].

Олег в то время помогал Полуляхову привлекать инвестиции и ездил по мероприятиям.

Надо сказать, что с Денисом в процессе работы были непонятные моменты, а Антон — сам по себе сложный человек.

Эти двое постоянно спорили между собой.

Яну Конторович я никогда не видел, хотя она — CEO проекта.

Мы в то время хотели убедиться, что проект адекватный — пусть и степень нашей ответственности невысокая.

Они производили хорошее впечатление – офис на Варшавке, там действительно работали люди.

Они четко рассказывали, куда собираются потратить деньги, собрать хотели 20 миллионов.

План был такой: деньги тратятся на компанию, которая занимается разработкой.

Оформляются все результаты этой деятельности: исходный код, объекты интеллектуальных прав.

Соответственно, появляется головная компания в Сингапуре (MARK.SPACE PTE), которая в том числе будет владеть брендом.

Нужна была юрисдикиця, где есть четкая и понятная позиция по криптовалюте — чтобы с ней вообще иметь возможность работать.

Тем более, что рынок сборов основной был в Азии — VR наиболее развит в том регионе.

А эстонское юрлицо (MARK.SPACE OU) нужно было для того, чтобы проводить платежи.

Кроме того, были биржи в Эстонии, на которых при прохождении KYC можно было учитывать крипту на балансе и переводить в безнал.

Собственно, это типичная рабочая схема криптопроекта на 2017-й год.

К слову, модель Mark.Space не предусматривала получения прибыли 2-3 года.

Это не скрывалось.

В процессе подготовки и во время ICO мы старались отслеживать, чтобы с их стороны не было обещаний о росте активов, чтобы коммуникация была адекватной в чатах с инвесторами.

Тут важно понимать, что сфера до конца не регулируется, и услуги, которые нами оказываются, имеют силу здесь и сейчас.

Мы всегда предупреждаем, что в первую очередь могут быть налоговые последствия.

Также предупреждали, что каждый инвестор должен быть верифицирован, потому что в некоторых странах есть запрет.

Сама команда проекта не разделяла инвесторов на квалифицированных и неквалифицированных.

Деньги привлекали региональные представители в Азии.

Им вознаграждение обычно выплачивается сразу после поступления денег.

После ICO проект разделился на две части.

Разработку делали «Сайтмейкерс», а головной офис был в «Москва Сити».

Там Денис и Антон занимались развитием проекта.

За работу нам платили криптовалютой.

Да, всеми платежами всегда занимался Антон.

Имя Малкина всплыло, когда мы готовили пакет документов, собирали стандартную информацию, задавали вопросы о бенефициарах и их гражданстве.

Эти вопросы вызвали у Тихонова и Полуляхова напряжение: стали шептаться, а потом сказали, что в проекте есть гражданин США [прим. авторов — мы специально переспросили, и Дмитрий подтвердил, что речь шла именно об американском гражданине].

Узнал я об этом только, когда пришел загранпаспорт Малкина.

Сам он вообще ни разу не появлялся в нашем офисе.

Только Денис и Антон — все решения принимались ими и от его имени.

Вам может показаться странным, что человек указан сооснователем, но не ведет дела — но его позиция.

Человек инвестировал, никто не скрывал, что он в проекте.

Впрочем, мы это не проверяли — такой задачи не стояло.

Фаундеры сами говорили, что он вкладывался в проект.

Сложность наличия гражданина США в том, что это могло поставить Малкина под удар.

Они не знали на тот момент, куда идут, что будет в конце и гражданство Малкина — это риск.

Закончили мы работать с Mark.Space в марте-апреле 2018-го.

Мы перестали быть их сопровождающей компанией после того, как Денис привел Марину Данилюк — юриста, по нашей оценке не отличавшегося особой квалификацией.

После ICO была только механическая работа с документами, когда они что-то присылали — а потом они уже от нас совсем ушли.

Почему я был указан как их руководитель юридического отдела?

Сами прикиньте, как я, владея GMT, могу быть на работе в МаркСпейсе?

Они поставили сами, не спросив [прим. авторов — подобное часто происходило и в других ICO-проектах].

Заметил, наверное, через месяц-два — у них как раз сайт менялся.

Спросил: почему меня указали как сотрудника?

Почему хотя бы не эдвайзер?

Сказали, что советниками хотят только иностранцев.

А потом перестал обращать внимание на это, пока был занят другим своим проектом.

Глава 9. Инвесторы обвиняют, Тихонов и Конторович негодуют. И готовятся к бегству из России?

Представьте, что вы основатели стартапа, который уже собрал приличную сумму денег с восторженных граждан.

Что вы будете делать?

Пилить проект до конца без гарантий успеха и зная, что миллионы уже собраны?

Или имитировать деятельность и не менее деятельно осваивать собранную криптовалюту на личные нужды?

А потом второй раунд ICO, чтобы «ошкурить» наивных граждан по второму кругу?

Подавляющее большинство криптостартаперов сделало выбор в пользу второго варианта.

Ну и что, что это выглядит как финансовая пирамида — жить надо здесь и сейчас!

А посадят-то потом…

Если вообще посадят.

Поэтому некоторые сразу после сборов писали слово «penis» и давали по тапкам в неизвестном направлении.

Но большинство имитировало деятельность до определенного времени, а потом совершали exit scam.

Тоже по методичке финансовых пирамид 90-х годов.

Как это выглядит — достаточно почитать материалы в «Криптокритике» (Дзен, Telegram, Smart-lab).

. . . . .

ВАЖНОЕ ПРИМЕЧАНИЕ.

Кидок в бизнесе и завлечение в финансовые пирамиды почти всегда начинается с близких и друзей.

Потому что мошенники небезосновательно считают, что родственники и друзья не смогут отомстить ввиду того, что сначала придется родственные связи и дружбу списать на убытки.

Это сложный процесс сам по себе и для многих просто непреодолимый.

И только по его завершению человек будет готов собраться и нанести ответный удар.

Поэтому если друзья и родственники вас пытаются разорить, то вы должны относиться к ним как минимум как к посторонним людям.

А лучше сразу как к врагам.

Это сэкономит вам массу времени, сил, денег и нервов.

Весь опыт «Криптокритики» явно говорит об этом.

И кстати, нынешние финансовые пирамиды — это уже давно сервис и инфраструктура для того, чтобы люди кидали друг друга фактически сами по себе.

. . . . .

Несложно догадаться, что и в MARK.SPACE после получения криптоденег на криптокошелек, сильно задумались, надо ли выполнять свои обещания.

Поэтому первыми пострадали участники баунти-программы.

Обещали один объем токенов — выделили в 20 раз меньше.

В конце концов, токены выпустили — токены забрали.

Зачем с плебсом теперь делиться?

 

Потом после финального падения в пол цены токена и отсутствия внятных новостей о развитии проекта MARK.SPACE удостоился специальной плашки «Создатель топика — мошенник» на главном форуме по криптовалюте Bitcointalk.

Она выдается за «исключительные заслуги» в отношениях с инвесторами.

 

Далее обсуждение МаркСпейса происходит в КриптоСкамЧате, где всплывает много интереснейших подробностей.

Источник: https://t.me/cryptoscamchat/51240
Источник: https://t.me/cryptoscamchat/51240

 

Например, речь шла о незапланированной допэмиссии токенов, которая была оперативно слита на биржах и, вероятно, кто-то из Маркспейса на этом неплохо заработал.

А то, что это явно нарушает правила токенсейла — да к черту эти правила!

Денис Полуляхов через «парламентера» попробовал высказать несогласие, но ему накинули в панамку в ответ.

Источник: https://t.me/cryptoscamchat/51274
Источник: https://t.me/cryptoscamchat/51274
Источник: https://t.me/cryptoscamchat/51278
Источник: https://t.me/cryptoscamchat/51278

 

Более того, к диалогу присоединяется человек по имени Кирилл, назвавший себя один из первых инвесторов МаркМоды / ПаркМарка.

И который Mark.Space назвал «скамом еще с 2013 года».

Более того, он явно был знаком с Троцюком-Альтштейном.

https://t.me/cryptoscamchat/51246
https://t.me/cryptoscamchat/51246
Источник: https://t.me/cryptoscamchat/51282
Источник: https://t.me/cryptoscamchat/51282

 

Ну и на советника Mark.Space нашлась тоже неплохая инфа.

Какой проект — такой советник.

Не удивлены.

 

В общем, привлечь к себе внимание Криптоскамчата и канала Криптомужика было плохой идеей (хотя «Криптокритика» помнит его безобразный фейл с известным скамом SONM) .

Но это был еще не конец плохих новостей для Малкина, Тихонова, Конторович и Ко.

Вышла статья на Shitcoinoffering «MARK.SPACE кинул трехкратного обладателя Кубка Стенли на 4 миллиона«.

Малкин в заголовке и на картинке-превью.

И с массой фотографий Тихонова и Конторович внутри.

И так как статья была на английском, это означало, что информация может дойти до широкого круга зарубежных инвесторов и регуляторов.

 

Ну и в конце концов, «хомяки» начали самостоятельно что-то подозревать…

Источник: https://t.me/markspaceioRUS/29643
Источник: https://t.me/markspaceioRUS/29643
Источник: https://t.me/markspaceioRUS/33091
Источник: https://t.me/markspaceioRUS/33091

 

Впрочем, вас же предупреждали, что сливать токены надо сразу как только это будет возможно.

А лучше вообще в этот прожект не заходить.

Вот, например, статья от 12 марта 2018 года на AllCrypto.

Плохой VR, плохая крипта — куда уж понятнее?

 

Тем более, что вскрылся обман с не существовавшим партнерством с LandRover — как вишенка на торте.

В свою очередь, мы спросили московское представительство Adidas о партнерстве с МаркСпейсом — там тоже про прожект не в курсе.

Впрочем, врать про партнерство — это вообще классика ICO.

Источник: https://twitter.com/markspaceio/status/930787426435465216
Источник: https://twitter.com/markspaceio/status/930787426435465216
Источник: https://www.allcrypto.com/ico/mark-space-vr-mixed-crypto/
Источник: https://www.allcrypto.com/ico/mark-space-vr-mixed-crypto/

 

Публикации не прошли не замеченными мимо Яны Конторович и Антона Тихонова.

29 августа 2019 г. они поспешили с изложением своего видения ситуации в Криптоскамчате.

Заодно решили поугрожать уголовным преследованием за клевету.

Тоже классика.

Как что пишешь не очень хвалебное про ICO — сразу прибегают фаундеры и грозятся посадить.

Переживают, видите ли.

Источник: https://t.me/cryptoscamchat/54709
Источник: https://t.me/cryptoscamchat/54709
Источник: https://t.me/cryptoscamchat/54710
Источник: https://t.me/cryptoscamchat/54710
Источник: https://t.me/cryptoscamchat/54711
Источник: https://t.me/cryptoscamchat/54711
Источник: https://t.me/cryptoscamchat/54714
Источник: https://t.me/cryptoscamchat/54714

Избранные цитаты из изложенного Яной и Антоном:

. . . . .

«Перед тем как разместить статью об инвестиции Евгения Малкина, они лично проверили информацию и самостоятельно вышли на Евгения, чтобы получить его комментарии».

«Главная ложь Вашего источника в том, что его никто не обманывал. Евгению Ваша статья тоже очень не понравилась и он готов лично подтвердить, что в отношении него никаких мошеннических действий не было, а информация в статье просто клевета»

«GitHub мы не ведем и это настоятельное требование нашего СТО. Причем этого мы никогда не скрывали. Пока мы не готовы делиться разработками. Они очень дорого нам дались. «

«Причин тут много: и привязка цены к ETH, BTC, и «крипто-зима», и недостаток ликвидности на биржах, и ошибки в маркетинге и работе с комюнити и много чего еще. Но если вы хотите обвинить нас в продаже токенов на бирже, то это просто категорически недопустимо! Проект не продал ни одного токена на бирже после токен сэйла, уверяю Вас, и мы готовы это доказать, если посчитаем необходимым.»

«Падение цены ETH и BTC также является основной причиной кризиса фондирования проекта, т.к. мы получали не USD, криптовалюты, и, по большей части, именно ETH, который упал в цене примерно от 5 до 19 раз по сравнению с ценой во время токенсэйла. Разумеется, падение стоимости собранного фонда, выраженной в USD, сильно повлияло на скорость развития проекта.»

«По поводу Антона. Да, действительно, он мой муж. Да, он изначально придумал этот проект и занимался им. Но, когда мы вышли на международный уровень, он передал управление мне, т.к. мое образование и знание иностранного языка было очевидно важным для успешного развития. Антон стал моим главным советником. Да, одна из причин, но не единственная, почему мы назвали проект MARK — это рождение сына.»

«Мы делаем все, что в наших силах и отдаемся делу на 300%. При желании, добро пожаловать к нам в офис, познакомимся, посмотрите на наши разработки, возможно поговорите с Евгением (скорее всего по телефону), зададите любые интересующие вас вопросы и поймете, что СКАМ и мошенничество это уж точно не про нас. Мы открыты для диалога!»

«Если Вы не пойдете нам на встречу мы с Евгением будем вынуждены сделать официальное заявление, где ваша статья по большей ее части просто рассыпется и получится, что уже не мы СКАМ, а Вы, поскольку публикуете непроверенную информацию…»

«В итоге, из-за того, что ты написал, что мы скам, то люди развили мысли еще дальше. И написали про Малкина, что его втянули в скамный проект. Он приезжал к нам в офис, он вообще в шоке от того, что о нас и о нем пишут

«Если ты этого не сделаешь, то Яна и Малкин сделают официальное заявление, что то, что его кинули и обманули (а статья вышла по большей части об этом) это все вранье. И тогда статья будет пахнуть очень большим скамом. Это первое, второе — мы подадим в суд на тебя и на издание за распространение не достоверной информации».

. . . . .

И знаете, что интересно?

Заявления до сих пор нет.

Зато есть объявление о продаже.

Хммммм…

Кажется, заявления не будет.

Источник: https://auto.ru/cars/used/sale/lexus/lx/1091832514-92ee7dac
Источник: https://auto.ru/cars/used/sale/lexus/lx/1091832514-92ee7dac

 

Серия полиса «МММ» — симптоматично.

История изящно пошутила.

Но интересно все же выяснить, куда собирается Яна с семьей?

В Таиланд, в чье посольство она с Антоном уже была с визитом?

 

Нормальный выбор для того, чтобы пересидеть шум и суету.

И крипту есть где спокойно обменять.

Главное в таком деле — не попасть на терморектальный криптоанализ, как один блогер на Пхукете.

Глава 10. Где деньги?

Пока Яна Конторович задается вопросом куда эмигрировать (вопрос с продажей Лексуса она уже решила), рассмотрим один интересный факт.

Источник: Автокод
Источник: Автокод
Источник: Автокод
Источник: Автокод

 

Принадлежавший CEO MARK.SPACE Lexus LX570 был куплен в конце марта 2018 года.

Ориентировочная стоимость — 7 млн. рублей.

Через месяц после окончания ICO.

Продан же будет Lexus 25 сентября 2019 года.

Меньше, чем через месяц после публикаций у Криптомужика и в Криптоскамчате.

Интересные какие совпадения.

Давайте сделаем пару предположений:

1) Совместного заявления Малкина и Конторович не будет.

Яна сбрасывает имущество, мешающее эмиграции (штрафы ГИБДД погасила? а то вдруг пограничники не выпустят)

2) Деньги, собранные на ICO, пошли не только на разработку Маркспейса, но и на покупку автомобиля Яне.

Впрочем, такое поведение в криптотусовочке и среди «типичных стартапов» являлось нормой.

2а) Мы можем допустить, что Яна смогла позволить люксовый внедорожник на заработки помимо Mark.Space.

Вот только выгрузка из СПАРКа по юрлицам, где она присутствует скорее свидетельствует о «проедании» денег инвесторов.

Нет, конечно Яна могла сама себе назначить большую зарплату и накопить — но это тоже как-то попахивает растратой, нет?

Более того, через 9 месяцев после ICO, перед новым годом, у Антона Тихонова появится новый Mercedes E-klasse черного цвета.

Ориентировочная цена покупки — 3,5 млн. рублей.

Снова совпадение?

 

В общем, надо бы разобраться как собирались деньги на токенсейле и как тратились.

Вдруг наши предположения в корне не верны.

Как проходит токенсэйл, если очень грубо: организаторами заводится свой специальный криптокошелек, потом с помощью смарт-контракта (если по простому — набора скриптов) взамен присланных биткоинов и эфиров хомякам выдаются токены и фиксируется кому, сколько и по какой цене.

Если токенов несколько видов — то какие права за ними закрепляются.

Все это хозяйство происходит на сайте стартапа или на специальной странице, посвященной ICO.

Сверху навешиваются различные меры по предотвращению мошенничества, взломов, своевольных действий организаторов и прочих неприятных вещей.

А также допскрипты по обработке данных юзеров — например, чтобы не продать токены людям не из «белого списка».

Все это традиционно будет содержать в себе дыры, бэкдоры, говнокод и работать через задницу с кучей косяков.

А половина из перечисленного еще и будет сдана на аутсорс без надлежащего контроля.

На многострадальный KYC/ AML положат болт или проведут сугубо для галочки — потому что в крипте «чистых» денег не так уж и много, а денежки нужны.

Собственно, так была устроена техническая часть типичного токенсейла в эпоху сдохшего ныне бума ICO.

Оставался вопрос: кошелек кому принадлежит?

А принадлежит и/или контролируется он обычно совершенно конкретными физлицами, потому что крипту поставить на баланс юрлица — тот еще аттракцион.

Ну и в конце концов — зачем?

Одно дело — собранное бабло контролирует контора, а другое — когда фактически ты лично.

Это, знаете ли, две большие разницы.

Что, естественно, периодически заканчивалось срачами и разборками за бабло с последующими судами как в Tezos — но кого это останавливало?

Поэтому в поисках бабла разумно будет взглянуть, что происходило в зарубежных юрлицах Маркспейса: MarkSpace OU (Эстония) и Mark.Space PTE (Сингапур).

И кто ими вообще владеет.

 

Согласно документам, действительным во время ICO, доменом markspace.io владело новое сингапурского юридическое лицо.

Запоминаем это.

А кто владел самой компанией?

Лезем на bizfile.gov.sg.

 

Конторович — 65% , Малкин — 20%, Ершов (соучредитель Mark.Space) — 5%, Шляпин (техдир Mark.Space) — 5%.

Если судить по долям, то отвечать за все происходившее должны в первую очередь Яна и Евгений.

А вот ни Полуляхова ни Тихонова в списке нет.

Хм, это как-то странно.

Мало того, что люди ведут переговоры с контрагентами и инвесторами, так еще и домен был на Антоне, а не на сингапурской компании.

Неудобненько получается перед инвесторами, разве нет?

Источник: nic.ru/whois
Источник: nic.ru/whois

 

Впрочем, домен нас интересует весьма относительно.

Нас интересуют деньги.

Но вот незадача: на Bizfile не получается заказать финансовый отчет компании.

Профиль компании — пожалуйста, отчет — нельзя.

Просто активной кнопки такой нет.

А мы уже почти приготовились потратить 50 сингапурских долларов.

 

Давайте предположим, почему так произошло.

Наверное… (барабанная дробь!) потому, что отчет либо не сдавался либо сдавалась «нулёвка».

Что означает «юрлицо фактически НЕ вело коммерческую деятельность и через него него НЕ шли денежные транзакции«.

Что дальше можно предположить?

Наверное, что… (снова барабанная дробь!) деньги с ICO на него вообще не поступали.

А куда же они делись?

Вот здесь очень хотелось бы спросить Антона Тихонова.

Про кошелек с адресом 1MSkmmqcVDjSjLJFzuq8o6YaJXuQPFiJs2.

И про предыдущий кошелек тоже.

И что там были за почти 99 биткоинов с 1160 транзакциями.

И почему это сильно меньше, чем заявленные 22 миллиона?

 

Впрочем, там же еще было эстонское юрлицо, верно?

Но, во-первых, оно появится после ICO — 28 июня 2018.

А во-вторых… кажется, оно тоже совсем пустое!

Яна, что за дела?!

И где деньги?!

Источник: https://ariregister.rik.ee
Источник: https://ariregister.rik.ee
Источник: https://ariregister.rik.ee
Источник: https://ariregister.rik.ee

 

Канал Криптомужика и его Криптоскамчат тоже не остались в стороне от поиска пропавшего криптобаблишка.

И вот что они нашли (раз, два, три):

 

Для удобства вынесем упоминаемые кошелечки отдельными ссылками:

https://etherscan.io/address/0xe26aec623286aed41991a7257370f9a7f07b88d0

https://etherscan.io/address/0x71e4c641310bb5883a920e2f5072bc8b1bc37b95

https://www.blockchain.com/ru/btc/address/351B8m4yKGqhpg1UBB9SSzrBsrUAWRKB4o

Желающие могут покопаться в них самостоятельно и поискать закономерности.

А нам почему-то кажется, что всё это свидетельствует о том, что криптоденежки были использованы немного нецелевым образом.

И до разработки продукта если и дошли, то явно не все.

Более того, так как собранные средства по всей видимости прошли мимо юрлиц, то мы можем предположить, что Тихонов, Полуляхов, Конторович или еще кто-то MARK.SPACE потащил часть полученной криптовлюты в криптообменники, коих в изобилии в Москва-Сити. Офис Маркспейса тоже в Москва-Сити — удобно.

А дальше вывел все это в кэш, то есть обналичил.

Потому что не видно явных следов поступления достаточного объема денег на российские юрлица из отчетности в СПАРК.

А где обнал, там с точки зрения государства обычно идет отмывание денежных средств, полученных преступным путем.

Ведь над KYC/AML при приеме крипты сильно ведь не заморачивались, да?

И всё это, естественно, в составе организованного преступного сообщества — потому что не один же человек работал в/на Маркспейс.

Что ты скажешь на эту версию, Евгений Малкин?

И что думаешь про своих партнеров и хоккейное братство?

Поделились ли твои коллеги и партнеры с тобой собранным на ICO?

И если да, то сколько?

У нас много вопросов.

Глава 11. Прямая речь. Дмитрий Шамов.

Дмитрий Шамов (VK, FB).

Переводчик.

Ведет собственный Youtube-канал о Японии.

. . . . . .

Знакомство с MARK.SPACE началось 11 ноября 2017 года.

Денис Полуляхов искал человека, который может ему помочь с переводом в Японии.

Про криптовалюту я знал тогда только то, что биткоин существует.

Нашли меня через знакомых: Джоджи Натсуи из Маркспейса (VK, FB) через одну общую знакомую предложил поработать переводчиком.

Я заранее изучил проект – мне прислали буклет о нем.

На тот момент у них были идеи, а 100%-го видения не было.

На стенд подошел Харада Кентаро (Harada Kentaro) – у него есть свое коммьюнити, где он рассказывает о криптовалюте, что такое биткоин, как им пользоваться.

Что-то вроде учителя по криптовалюте, а не просто советчик по покупке.

Я говорил только о проекте (VR-мир, создание аватаров, магазины, офисы и прочее), в самой криптовалюте я ничего не понимал.

Даже когда у меня спросили про символ токена, я сказал: «Ну токен и токен».

Уже потом я узнал про биржевой тикер.

Харада Кентаро заинтересовался проектом, хотел узнать подробнее о нем.

Поскольку Денис и Олег Ершов должны были в ближайшие дни улетать, то договорились встретиться на следующий день.

На встречу остался только Денис, Олег вернулся в Россию.

Мы засели в кафе, обговорили условия – за это я получил почасовую оплату в японских йенах как переводчик.

Денис попросил меня поддерживать контакт с Кентаро, потому что сотрудники MARK.SPACE не говорили по-японски, а Харада – по-английски.

Позже во время звонка по Skype с офисом в Москве к разговору присоединился Антон.

На сайте его фотография отсутствовала, я не знал, какую должность он занимает, но по разговору понял, что одну из руководящих.

Олег и Денис все время с ним советовались, и было понятно, что последнее решение за ним.

В итоге MARK.SPACE предложили мне работать с Харадой и привлекать других инвесторов в качестве посредника, за что будет выплачиваться заработная плата.

Антон предложил мне 1300 долларов – за оказание поддержки с переводом, общение с Кентаро и ответами на вопросы инвесторов.

После месяца работы, в момент предпродажи токена, когда инвесторы уже начали инвестировать в проект, обещанную зарплату мне никто не перевел.

Мне сказали, что сейчас денег нет, компания большая и их в Японию так легко не перевести.

После чего мне предложили, чтобы кто-то из инвесторов заплатил мне йенами.

Я отказался.

В конце концов, я просто выполнял стандартную работу в качестве наемного сотрудника, был связующим звеном и переводчиком — объяснял на японском языке суть проекта.

Когда стали поступать инвестиции от Кентаро и других инвесторов, мне сделали предложение: раз в Японии есть большой интерес к проекту MARK.SPACE, то давай развивать японское направление.

Меня попросили найти новых инвесторов и инфлюэнсеров — после чего планировалось открытие полноценного офиса в Токио, который бы являлся представительством компании MARK.SPACE в Японии.

Сейчас это выглядит наивным, но на тот момент я уже долгое время жил в Японии и отвык от российских реалий.

Я вообще вижу в людях добро, в Японии меня окружают добрые люди, а в японской деловой культуре принято доверие.

Японцы очень дорожат репутацией.

Первый, кто всегда страдает – директор компании.

Поэтому среди бездомных очень много бывших владельцев компаний, которые принимают весь удар на себя.

Я подумал, что у MARK.SPACE проблемы с переводом из-за юридических тонкостей.

Мы договорились, что пока японский офис не будет зарабатывать самостоятельно, нас будет поддерживать российский офис.

Средства планировалось привлекать за счет будущих партнеров, которые захотят стать частью виртуального мира MARK.SPACE, заказав разработку полноценного виртуального офиса, магазина, университета или другого учреждения, которое мы могли бы создать.

Работа с партнерами велась бы по обговоренным с московским офисом расценкам, где у каждой части разработки была своя стоимость.

Все равно, что разработка сайта у web-студии.

Инвесторы переводили средства на счета и кошельки головного офиса, я с ними не контактировал.

Японский офис имел другую роль: мы устраивали различные семинары, на которых рассказывали про мир MARK.SPACE.

Японцы вообще любят всякие новые разработки и гаджеты, поэтому искренне верили в проект, как и я с Кентаро.

В январе 2018 года мы открыли офис в Токио.

Антон не подписал никакой договор, поэтому мы договорились на честном слове, что головной офис будет обеспечивать японский филиал, а мы для развития MARK.SPACE будем искать потенциальных партнеров.

Антон говорил, что компания MARK.SPACE зарегистрирована в Сингапуре (на начало моей работы это уже было сделано), так как в этой стране есть определенные законы о криптовалюте.

Эстонская компания вообще была открыта относительно недавно.

В итоге, средства на обеспечение японского офиса нам не перечисляли.

Они объясняли задержки в переводах тем, что MARK.SPACE занимается криптовалютой, из-за чего банки не открывают необходимые счета, с которых будет осуществляться перевод.

Нам же нужно было платить за аренду офиса, налоги, за проведение семинаров, выставок и получать зарплату.

Для полноценной работы японского направления мне пришлось бросить все свои дела.

Я возлагал большие надежды на MARK.SPACE, так как мне нравилась сама идея проекта и я верил, что российская компания сможет добиться успеха и у нее есть амбиции для реализации задуманного.

Так как тянуть с оплатой аренды и других платежей было уже невозможно, Антон наконец-то прислал биткоины на поддержание японского офиса, после чего мы их официально перевели на счет компании.

Но этих средств хватило ненадолго, так как нам из них пришлось покрыть накопившиеся задолженности по аренде, налогам и другим платежам.

В конце концов, у нас были обязательства перед инвесторами.

Ведь это мы рассказывали им о проекте и были для них связующим звеном с головным офисом MARK.SPACE.

Мы старались всеми силами спасти японский офис.

И только после того, как я уже чуть ли «не рвал Антона на куски», он наконец-то прислал 15 биткоинов, что на тот момент было примерно равно 60 тысячам долларов.

Эти средства были официально внесены на счет компании, с которых были покрыты накопившиеся долги.

Мы множество раз запрашивали различные документы компании, в которых описаны технологии, разработка и в целом структура MARK.SPACE, но нам их не предоставляли.

Все документы нам приходилось подготавливать самостоятельно, но специализированных сотрудников нанять мы не могли.

У нас был бухгалтер на аутсорсе, который оформлял все бумаги японского офиса, чтобы всё было прозрачно и правильно с точки зрения японского законодательства.

Мне не объясняли, на что уходят в компании привлеченные средства – говорили только, что много потратили на маркетинг.

Бывало, что Антон резко говорил мне: «Думай, с кем говоришь, и как ты разговариваешь».

Денис Полуляхов, насколько я знаю, привлекал средства и общался с биржами, на часть из которых мы так и не вышли, хотя это было обещано Денисом.

Сотрудники других проектов, которые участвовали в мероприятиях с Денисом, говорили, что он останавливался в люксовых отелях, летал первым классом.

Мы никуда из Японии не выезжали, и у нас даже не хватало средств, чтобы поехать в другие префектуры, в которых расположены головные офисы японских компаний.

Не все из них сосредоточены в Токио.

По окончанию ICO мы полностью переключились на работу с японскими партнерами.

В апреле в столице Японии ежегодно проходит выставка «Contents Tokyo».

Японский офис организовывал на ней стенд в 2018 и 2019 годах.

Это не выставка криптопроектов, а мероприятие для классических IT-компаний, на которой нам удалось пообщаться с различными крупными японскими компаниями, среди которых SONY и многие другие.

Договорились с Mitsukoshi Isetan о партнерстве, которая занимается торговыми центрами в Азии — у них есть свой бренд «Number 21», занимающийся производством женской обуви.

У нас была с ними договоренность о создании виртуального магазина в мире MARK.SPACE, где будет выставлена их продукция.

Сотрудники бренда приносили обувь к нам в японский офис, а мы, в свою очередь, сканировали ее с помощью 3D-сканера.

Таким образом было отсканировано почти 200 пар, которые в последующем были загружены в уже созданный магазин бренда внутри платформы MARK.SPACE.

Из известных в России компаний мы вели переговоры с Panasonic и Komatsu, а также с несколькими крупными компаниями, которые работают исключительно на японском рынке.

За время работы в MARK.SPACE меня пытались переманить другие компании, но мы верили в проект и в его будущее, поэтому о переходе даже не задумывался.

С Олегом Ершовым мы ночами созванивались и обсуждали детали проекта, перспективы и новые функции.

Антона Тихонова, на мой взгляд, интересовали только деньги, а не техническая сторона проекта.

По привлеченным в проект средствам были разные данные – 6, 10 млн, долларов, а потом мне прислали документы, подготовленные московским офисом, в одном из которых значилась цифра 22 млн. долларов.

Лично я понятия не имею, где эти средства, ведь японский офис так и не получил финансовую поддержку от головного офиса и был все время в долгах.

Со своей стороны, мы можем отчитаться за каждую покупку вплоть до 1 йены — у нас всё задекларировано и проведено через налоговую.

Я время от времени приезжал в Москву, предлагал заключить контракт, в котором будут прописаны условия и регулярные платежи, но Антон Тихонов уходил от ответа.

За всё время нам перечислили около 80 тысяч долларов.

Куда делись остальные средства – я не знаю.

Сейчас мы закрываем японский офис, но нам нужно всё равно заплатить за него арендную плату, так как в контракте указано, что нужно предупреждать об освобождении помещения минимум за 4 месяца.

Антон Тихонов кормил нас завтраками, просил еще потерпеть, обещал приход каких-то крупных инвесторов в проект, и, в итоге, наши задолженности перед арендодателем только росли.

С Евгением Малкиным я ни разу в жизни не общался, не созванивался, и не знаю, что он говорит про японский офис, и вообще какое место занимает в проекте.

Вроде бы, он дал деньги в самом начале и получил долю в компании.

Мне кажется, он вообще ничего не знает о том, что происходит в компании.

В январе 2018 года я и Кентаро собрали заинтересованных японских инвесторов и организовали поездку в московский офис.

Я тогда не знал, как представить Антона инвесторам.

Мне пришлось представить его как мужа Яны Конторович.

Еще любопытная деталь: изначально московский офис располагался в одном месте, но после окончания ICO все разработчики переехали в другой офис, а Антон с Яной и его сотрудники переехали в Москва-Сити.

И вот что удивило: офис в Москва-Сити представлял собой апартаменты, в которых, как я понял, проживал или останавливался Антон, и, возможно, еще Денис Полуляхов.

Но там было пространство, оборудованное под офис, где стояли столы с компьютерами для сотрудников.

Что касается Яны Конторович, то она не обсуждала развитие проекта, даже когда мы были в Москве.

Она вообще могла уйти в процессе обсуждения.

Также был случай с Softbank, с которым мы познакомились на выставке «Contents Tokyo» в апреле 2018 года.

Представители SoftBank сказали, что обязательно хотят пообщаться с СЕО MARK.SPACE по поводу возможного сотрудничества.

Я не знал, как сказать, что Яна сидит для галочки, и все, на самом деле, решает Антон.

Договорились, в итоге, что общаемся по Skype с Антоном.

В назначенное время пришли в офис Softbank, ждем начала звонка, который был запланирован, если мне не изменяет память, в 4 утра по Москве.

Разница во времени между Токио и Москвой 6 часов вперед.

В итоге, прошло 10 минут, но Антон не вышел на связь.

Антон все-таки ответил с опозданием и сказал: “Ну чё там?”.

Он не включил камеру, хотя я предупреждал об этом заранее, слушал в пол уха, на заднем плане кричали дети.

Смысла от общения с ним не было, так как он говорил совершенно несущественную информацию.

Японцы, естественно, были в шоке и больше не захотели с нами работать — хотя до этого созвона мы провели большое количество встреч в Токио.

Еще один странный момент: во время визита в Москву некоторые инвесторы покупали токены MRK напрямую у Антона.

Но не могу сказать, точно переводили ли они средства на официальные кошельки компании или нет.

В сам проект инвесторы вносили средства в разных объемах: кто 5 млн. рублей или даже больше, кто 15-20 биткоинов, а кто 300 эфиров.

Есть и такие инвесторы, которые вкладывали в проект по 0,1 эфира.

То есть, это были как квалифицированные, так и неквалифицированные инвесторы.

Теперь со стороны японских инвесторов к нам есть вопросы.

Они полностью понимают, что мы с Харадой Кентаро тоже пострадали – в конце концов, они ездили в Россию и понимают, как выглядит ситуация.

От этого проекта я и Харада получили лишь множество проблем.

Теперь инвесторы планируют подать коллективный иск к Яне и Антону.

В то же время Тихонов мне уже продолжительное время не отвечает.

Я у него спрашиваю: «Где деньги?»

Он отвечает: «Дима, ты бы лучше нам помог».

24 августа он последний раз писал: «Дима, я работаю над вопросом, ты мне не помогаешь».

Я в шоке, что люди так поступают.

Когда лгут, не чувствуют ответственности – у меня «разрыв шаблона» произошел, потому что я за время проживания в Японии уже отвык от такого отношения.

. . . . . .

Глава 12. Прямая речь. Олег Ершов.

Олег Ершов (FB).

Соучредитель Mark.Space PTE.

. . . . .

В конце 2014 года я попал на собеседование к Антону Тихонову в ООО «УК-МАРК», где гендиректором была тогда Юлия Тростянская.

Как я понял, они давние друзья с Антоном.

Офис компании тогда находился в «W Plaza» на Варшавском шоссе.

По итогам встречи я был принят на работу простым маркетологом.

Что меня сразу удивило, что все разработчики были внештатными — это отдельная команда, которая работает в другом юрлице.

В марте 2015 меня повысили до директора по маркетингу в силу обстоятельств.

Антон тогда поссорился с Николаем Троцюком, коммерческим директором.

Ссора происходила весьма шумно, хотя поначалу они были как братья-близнецы — даже договаривали друг за другом.

В итоге с Троцюком ушла вся команда, одним днем.

Утром мы пришли, нас отправили на обед, а после обеда все собрали вещи, почистили компьютеры и ушли.

Антон говорил, что он инициировал разрыв, но казалось, что просто они что-то не поделили меж собой.

Впрочем, потом они все равно общались: Троцюк регулярно заезжал к нам офис уже полгода спустя после конфликта просто «на поболтать».

В итоге передо мной встала задача запуска проекта в августе 2015 года — и я готовился к мировой премьере проекта PARK.MARK (будущий Mark.Space).

Уже когда всё было готово, просчитано и составлены предварительные медиапланы, меня вызвали и сообщили о переносе запуска на неопределенный срок.

Что проект еще не доделан, а деньги заканчиваются.

Еще через несколько месяцев уволили весь мой отдел, а меня попросили разработать описание концепции проекта MODA.MARK, все его сильные и слабые стороны, чтобы показать инвесторам.

Через два месяца меня познакомили со Николаем Александровичем Строкатовым, и выяснилось, что до этого деньги давал его сын, Александр, но бюджет был израсходован до окончания разработки.

Теперь Строкатов старший инвестировал в проект уже свои деньги.

Точная сумма мне неизвестна, но вроде бы где-то в районе 100 миллионов рублей.

Осенью 2015 года меня наконец познакомили с разработчиком, Шляпиным Владимиром, генеральным директором ООО “Сайт Мэйкерс”, который все и разрабтывал.

Первое что я спросил: можно ли посмотреть ТЗ и roadmap?

Но оказалось, что техническое задание Тихонов ставит в процессе, весьма общими словами, да еще и по скайпу.

Единого видения проекта у него нет, и по большей части додумывать и выкручиваться приходится самому Владимиру.

Писем Антон никогда не писал, всегда просил кого-то.

Поэтому меня начали полностью подключать к общению с разработчиками.

Мое предложение остановить разработку, составить нормальное ТЗ со сроками, ценой разработки, подписать на эти работы договор, чтобы иметь четкие гарантии и защиту, были встречены непониманием и отговорками.. со стороны Антона!

Он утверждал, что проект настолько глобален и сложен, что продумать всё не представляется возможным.

И гораздо проще платить каждый месяц разработчикам, чем брать продолжительную паузу на ТЗ, а потом “переплачивать” за доработки.

Все первое полугодие 2016 года, в зависимости от “новостей с полей”от сотрудников отдела продаж, больше половины рабочего времени разработчиков тратилось на переделывание уже сделанного.

Потому что либо “концепция поменялась”, либо мы слышали, что “это никому не нужно, делаем другое”.

Собственно, MODA.MARK и появилась в виде простой альтернативы сложному и тяжелому прообразу MARK.SPACE [прим.авторов — наше мнение, что ровно наоборот].

Но даже она не помогала отделу продаж.

Ни одного серьезного партнерства так и не было достигнуто.

Была пара мелких заказов от розничных никому не известных сетей на фотки их товаров, но на этом моменте деньги кончились опять.

И тут на встречу пригласили Малкина.

Малкин с трудом понимал термины и слова, которые произносили на встрече Антон и Строкатов-старший.

Женя вообще никаких вопросов не задавал, когда его привели на встречу.

Он реально умный парень, но откуда ему это понимать?

У меня ощущение, что Женя вложил деньги в людей — со Строкатовым он был давно знаком.

А Тихонов, с одной стороны, перед Женей всячески лебезил, с другой — он умеет убеждать.

Если его посещает озарение, то он способен продать что угодно.

Затем Малкину выдали описание MODA.MARK на 80 листах.

Когда я увидел его через месяц на встрече в офисе, то спросил: «Ты прочел описание? Есть вопросы?»

Он честно сказал, что пытался, но ничего не понял, но ему все объяснил Антон.

И на этой же встрече он подписал все документы, а еще через месяц сделка состоялась.

Однако, в подробности Антон не вдавался.

Тем временем, мне вернули людей в отдел, и мы начали работать уже над двумя проектами одновременно, прототипом MARK.SPACE и MODA.MARK.

Только последнюю Антон хотел видеть как трехмерную примерочную, где на аватарах можно примерять вещи с учетом параметров тела пользователя.

На наши возражения, что нет ни у кого пока таких технологий — даже Ebay не справились с этой задачей, и что это будет долго и сложно делать — он внимания не обратили.

Фактически, мы занялись чистым НИОКРом.

После многочисленных попыток и вариантов кода, мы пришли к выводу, что в браузере это работать не может.

Не хватает памяти, браузер просто “падает” или зависает.

А тем временем настал уже 2017 год.

Деньги снова кончались.

Разработку прототипа MARK.SPACE остановили, и все силы бросили на MODA.MARK.

Пока не стало ясно, что ее спасет только приложение, похожее на Инстаграм, только для модников.

Я разработал техзадание, нашел подрядчика по мобильным приложениям — им стал «Техинформ», с которым подписали договор.

Затем в июле 2017-го меня пригласили на встречу, где были Тихонов и Полуляхов — там я впервые услышал про криптовалюты и ICO.

Последнего в команду привела Юлия Тростянская — Денис на тот момент был ее парнем.

Его бросили сначала на отдел продаж, а потом он стал коммерческим директором и привлекал инвестиции.

Так вот, Денис рассказывал как легко будет собрать денег, и что наши два проекта просто созданы для этого.

А если они еще и Малкина возьмут на борт, то тогда нам точно навалят десятки миллионов долларов.

Основная идея Антона была в том, что звездное имя привлекает деньги.

В общем Евгения они уговорили.

К слову, в процессе привлечения средств инвесторов Женю не пиарили (кстати, я не понимаю откуда взялась тема с 4 миллионами — он инвестировал еще до ICO), потому что он всё же не умеет красиво изъясняться и немного стесняется говорить по-английски.

Естественно, мы видели огромное желание людей встретиться с Малкиным, но он сказал: я не знаю, что отвечать по проекту, поэтому давайте без встреч.

В чем была проблема до начала?

MODA.MARK выводить на ICO не хотели, потому что посчитали, что на нее много не собрать.

А нужен был масштаб.

Поэтому было придумано название MARK.SPACE, был куплен домен на имя Антона, и в августе началась масштабная подготовка к ICO.

Деньги тогда уже закончились, и Антон попросил поработать бесплатно, сказав, что всё компенсирует со сборов, а еще сделает меня партнером и даст 5% в Mark.Space за мои труды за все эти годы.

На меня упала не только подготовка бесчисленных документов, но и поиск, а затем найм команды, мне же и предстояло ей управлять.

Однако, вскоре стало понятно, что без посещения и презентации проекта на зарубежных конференциях сборов не будет.

Кроме Полуляхова на английском разговаривал только я, поэтому мне пришлось ему помогать.

На замену мне нашли Владислава Утушкина, и он занял пост CMO (директор по маркетингу).

А я с сентября 2017-го по март 2018-го ездил по многочисленным командировкам и помогал Денису.

Чтобы на конференциях и я и Денис имели вес в глазах потенциальных инвесторов, нам обоим на визитках написали «Co-Founder».

Яна Конторович была выдвинута Антоном на пост CEO по причине наличия у нее диплома МГИМО, а значит она говорит по английски [прим. авторов — уровень английского Яны можно оценить здесь] и сможет презентовать проект, общаться с комьюнити (сообществом) как все остальные CEO.

Сам же Антон под разными предлогами старался не светиться и так и не был публично заявлен как член команды проекта.

Но проблема была в том, что Яна не желала погружаться в детали, и как следствие, завалила два интервью с банками.

Когда мы пытались открыть счета в Европе, ей сказали, что она не СЕО, а «номинал», ничего не знает о проекте, и разговаривать с ней не будут.

Тогда Антон попросил меня, как близкого к разработке и сведущего во всех технических аспектах проекта человека, осуществлять силами ООО “Сайт Мэйкерс” поддержку пользователей и отвечать на вопросы в чатах.

Что потом было отражено в договоре оказания услуг.

Любые видео-обращения тоже приходилось делать мне или Денису.

Яна всегда была занята и недоступна.

К концу токенсейла команда вообще перестала что-то делать.

Мне кажется, ребята перегорели, потому что они ожидали золотых гор в виде безумных миллионов в качестве награды.

Еще была проблема с Владом Утушкиным: оказалось, он наобещал ребятам больше бонусов, чем планировалось.

Также я не знаю, откуда Утушкин взял сумму возмещения американским инвесторам на 1,5 миллиона.

Возврат действительно был — я сразу полетел к юристам, и после долгих перепалок деньги мы стали возвращать.

При этом в конце 2017-го был неприятный разговор со Строкатовым-старшим.

Он очень серьезный дядька.

Строкатов кричал на сына и Тихонова, требуя возврата вложенных денег.

Суммы назывались разные, но в районе 100 миллионов рублей.

Непосредственно перед ICO он от нас отстал — не знаю почему.

Возможно, ему пообещали часть денег, которые будут собраны на токенсейле.

1 марта 2018 года продажа токенов официально была остановлена, но, как уже выяснилось позже, Денис на этом не остановился.

Он заключил скрытую сделку с сингапурским DU Capital на 10 миллионов долларов, о чем спустя год с лишним мне проболтался по телефону.

На вопрос “Где тогда деньги?” Денис отправил к Антону.

Антон на вопрос отвечать отказался и молчит до сих пор.

Сразу после окончания токенсейла меня попросили найти отдельный офис для программистов, и перевели в ООО “Сайт Мэйкерс”.

В итоге с мая 2018 -го я работал тут.

Сначала по совместительству, а в ноябре того года меня и вовсе поставили перед фактом, что у Антона я больше не работаю.

И отдали трудовую.

Я тогда не придал этому особого значения.

Вообще, Антон в то время сильно изменился – это был не тот человек, к которому я устраивался.

Раньше он много времени проводил с командой, устраивал тимбилдинги.

Потом ближе к ICO он уже почти не участвовал в процессе, а после ICO «старого» Антона вообще не стало.

Теперь было: «Соблюдай субординацию, я для тебя – Антон Игоревич. И отчет принеси».

Хотя умолял работать бесплатно и полгода назад братом называл.

Сам же Тихонов занимал офис в Москва Сити в башня «Город Столиц Санкт-Петербург» на 49 этаже.

По его словам, это было стратегическим решением.

Одновременно с этим, он расширяет штат проекта MODA.MARK, запускает рекламные кампании, спонсирует мероприятия.

И все это на собранные деньги Mark.Space, так как никакого стороннего дохода ни Антон, ни Яна не имеют.

Естественно, инвесторам после токенсейла про это расходование средств никто не говорил.

Тем временем, мы попросили составить договор с разработчиком, куда приложить roadmap, установить цену разработки и официально оплачивать все с сингапурской компании MARK.SPACE в пользу ООО “Сайт Мэйкерс”.

Тем самым накапливать нематериальные активы, и, по завершению разработки передать все права на MARK.SPACE в пользу сингапурской компании.

Вначале нам говорили, что все ОК.

Потом говорили, что Сингапур не принимает крипту, и нужна другая юрисдикция.

Затем долго вели переговоры с Швейцарией, затем с Эстонией — и наконец 3 августа была получена лицензия в Эстонии [прим. авторов — Ершов не уточнил какая именно лицензия].

Но неожиданно Антон отказывается подписывать договор, говоря, что ему не нравится как ведется разработка, что все долго и дорого (по договору он обязывался платить 120 000 евро в месяц), и он будет думать.

Затем он переводит всех сотрудников в ООО “Сайт Мэйкерс”, чтобы “официально платить по договору” и начинаются проблемы с деньгами.

Через месяц Антон требовал сократить штат.

Он говорил, что сильно раздут штат — но это была «минимальная комплектация»!

Нанимать людей нам не давали.

Нам говорили, что у компании неожиданные трудности – при этом мы видим, что люди приезжали на новых машинах.

Сначала Яна на новом Lexus, потом Антон на новом Мерседесе.

То на руке Антона сверкают очень дорогие часы, то Facebook Яны пестрит фотографиями [прим. авторов — контент закрыт Яной для доступа или удален] из зарубежных поездок [прим. авторов — любимыми направлениями Конторович и Тихонова оказались Кипр, Турция, Венгрия], а ежемесячный бюджет падает до 50% от необходимого.

С мая и вовсе перестают платить.

В мае риторика Тихонова и Конторович сменилась – если мы хотим сотрудничать, и получить деньги, то нам надо отдать 80% компании (ООО «Сайт Мэйкерс») сингапурском юрлицу, чтобы у последнего появились права продукт [прим. авторов — в White Paper Mark.Space в период проведения ICO утверждалось, что права на продукт и домен у сингапурского юрлица].

Причем сделать надо было немедленно.

Владимир Шляпин сказал, что не будет этого делать.

Они сменили требования на 30%, угрожали не вернуть деньги.

Сказали, что деньги кончились.

На вопрос – есть ли инвесторы, нам отвечали – не ваше дело.

По сей день они от нас требуют 30%.

По факту — это попытка рейдерского захвата.

Нам перекрыли доступ к серверам, сменив все пароли, поэтому мы не можем обновлять систему и поддерживать клиентов.

Уже полезли ошибки, скоро пользователи смогут это заметить из-за нарушенного межсерверного взаимодействия.

У нас были сервера для своих нужд, мы очистили их, чтобы поднять копию проекта.

Мы вынуждены платить зарплаты сотрудников из своего кармана, чтобы разработка продолжалась.

Мы уже потеряли половину команды.

И у нас почти закончились свои деньги.

Мы верили, что эта история может быть интересной и прибыльной.

У нас сплоченная команда, ребята готовы работать до конца.

Антон пытался переманивать людей – узнал, что меня нет в офисе, поехал к нам.

Мне сообщили, я прилетел туда, а он рассказывал людям, что мы плохие и не хотим никому ничего не платить.

Есть аудиозапись и весь офис в качестве свидетелей.

Он обещал платить зарплату, чтобы показывать их инвесторам, если переедут в Сити.

Нас хотели использовать как IT-эскорт.

В данный момент Антон и Яна требуют передать под их управление все чаты.

Причем Яна удаляет там всё, что направлено в ее сторону или ее мужа.

В остальном общения они избегают и делают вид, что хотят решить вопрос.

Назначаются встречи, но потом отменяются.

Как подрядчики по разработке, мы продолжали работать в надежде получить обещанную оплату нашего труда и прибыль.

И вскоре будем вынуждены подать на MARK.SPACE в суд, для возмещения убытков.

Вот сейчас мы закрываем офис, продаем мебель.

Наша компания прекратила существование, нам не на что дальше жить и кормить свои семьи.

На данный момент у ООО “Марк”, принадлежащее лично Тихонову Антону, есть задержка по оплате серверов [прим. авторов — факт задолженности подтверждается информацией из личного кабинета], арендуемых у компании «Бегет».

Это основные сервера проекта, их могут отключить в любой момент.

В чаты они постят откровенную ложь об обновлении платформы до “Визуализации 3”, которая будет только в 2020 году.

А сейчас это внутренние тесты и закрытое видео для потенциальных партнеров о будущих возможностях платформы.

С токеном тоже беда, ни Антон, ни Денис не отвечают на вопрос о постоянно увеличивающимся обороте токенов, а также распоряжаются ими в своих целях.

Так, например, вот на этот кошелек 0x56BCCde6E510Fc65831db653C00be831a10e5542 Яна и Антон отправили 100 миллионов токенов с пометкой “Renat” [прим. авторов — предполагаем, что это один из сотрудников одного из криптообменников в Москва Сити].

За какие такие заслуги — нам не сообщили.

Но есть подозрение, что это связано с токеномикой и пампами токена MRK.

Также все 300 миллионов токенов, полагающихся команде, Антон присвоил себе.

В данный момент Антон ликвидирует офис МODA.MARK на Проспекте Мира, и переводит всех к себе в Москва Сити, чтобы выдавать их за сотрудников MARK.SPACE.

Также у него задолженность в 9 миллионов рублей перед японским представительством MARK.SPACE JAPAN.

А самим ребятам светит ещё и штраф на 3 млн за досрочное прекращение аренды, и прочие бюрократические издержки.

Но от них Тихонов уже открестился.

Есть ряд крупных инвесторов, которые приезжали в Россию — у них Антон лично брал деньги, и переводил им токены с личного кошелька.

Всё мимо смарт-контракта.

И эти инвесторы очень недовольны и требуют вернуть деньги.

Однако на связь Антон выходить не собирается, и требует чтобы представительство решило вопрос самостоятельно.

Но у этих инвесторов есть фотографии с Антоном в Москве [прим. авторов — фотографии Тихонова с японскими инвесторами имеются и у нас], а также факты транзакций на его личный кошелек.

Вы спросите: не возникало ли у меня ощущения, что мы занимаемся фигней?

Я пришел на идею и верил, что этот проект будет.

Концепцию MODA.MARK я писал с позиции эмоциональных покупок, как в Instagram, например.

Основной мечтой была возможность сэкономить время людей на покупку вещей и сбор идеального образа.

Не только в одежде, а вообще.

В «Визуализации 3», над которой работали, идея была именно в трехмерности пространсва.

Например, зашел на кухню, открыл духовку, посмотрел противень.

Продать это можно было той же IKEA – собрал с помощью сервиса интерьер, посчитал стоимость, там же заказал и сразу обставил квартиру.

В этом проекте я видел продолжение проекта Second Life, у которого потом возникли проблемы – проект не мог работать на любой платформе, там нужен был интернет и стационарный компьютер.

У нас же была мечта, что мы действительно можем это сделать.

Такая классическая «влюбленность в продукт».

За этим сложно заметить подковерные игры, ведь мы работали почти все время с единомышленниками.

Рабочий день был по 14-16 часов.

Поэтому для нас был шок – как это внезапно денег нет?

Мы собрали кучу денег на ICO, услуги разработки наши стоили миллион долларов в сумме, где они тогда?

. . . . .

 

Бонус-трек.

Кажется, Антон Тихонов прямым текстом признается в манипуляции ценой токена MRK, да?

Глава 13. Рубрика «Без комментариев».

Источник: https://t.me/markspaceioRUS/33213
Источник: https://t.me/markspaceioRUS/33213
Источник: https://t.me/markspaceioRUS/33241
Источник: https://t.me/markspaceioRUS/33241
Источник: https://www.sitemakers.ru/experience/
Источник: https://www.sitemakers.ru/experience/

 

Глава 14. Никто не хочет отвечать.

Было бы странно ограничиваться только беседами с Мачихиным, Ершовым и Шамовым.

Поэтому мы решили связаться с остальными фигурантами и задать им накопившиеся вопросы.

Результат оказался предельно предсказуем.

Николай Троцюк (Альтштейн) не смог ответить на звонки.

Юлия Тростянская не смогла ответить на звонки.

Владислав Утушкин отказался давать комментарии.

Строкатов-старший просил перезвонить дней через пять.

Строкатов-младший просил перезвонить на следующий день или задать вопросы коммерческому директору ТД «Диверсус» Евгению Троцюку.

На просьбу ответить письменно на предоставленный ему список вопросов прислал уведомление, что обязательно ответит на вопросы по возвращению из ВНЕЗАПНО ВОЗНИКШЕЙ рабочей поездки.

Денис Полуляхов после просьбы ответить на список вопросов сослался на то, что находится на лечении, и ответить не имеет возможности.

Яна Конторович ответила на звонок, предложила устроить видеоконференцию на следующий день.

Впрочем, в назначенное время, ни она, ни Марина Данилюк (юрист Mark.Space), которая должна была организовать созвон, не появились в эфире.

Далее Яна запросила вопросы письменно — ей их предоставили.

После чего пришел ответ от Арины Бабушкиной (секретарь Mark.Space), в котором было сказано, что Тихонов и Конторович находятся в отпуске и ответят как только будет возможность.

Антон Тихонов попросил прислать список вопросов, посмотрел их, но не ответил ни на один.

Евгений Малкин спросил «зачем вы мне задаете вопросы, если я не давал разрешение на интервью?» и отвечать отказался.

При этом еще до того, как мы написали сообщение Евгению, с нами связался некий Ильдар, который в инстаграме Анны Кастеровой (жены хокееиста) также обозначен как ее личный агент.

Источник: https://www.instagram.com/e.malkin71geno/?hl=ru
Источник: https://www.instagram.com/e.malkin71geno/?hl=ru

 

Надо полагать, речь идет об Гиниятове Ильдаре Ирековиче, директоре по маркетингу компании BRIZO, занимающейся разработкой CRM-систем.

Ну хорошо, пусть будет один агент на двоих.

Однако Ильдар представился следующим образом: «Я отвечаю как за личный PR Евгения, так и консультирую его по бизнес-проектам«.

ЧТООООО???

Тогда, получается, вопросы к Евгению Малкину надо автоматически адресовать и Ильдару лично.

Впрочем, ответов мы от него вряд ли дождемся.

Потому что тот сначала попросил не публиковать статьи, касающиеся темы бизнеса Малкина вообще.

Потом запросил черновой вариант материала, потому что якобы только после этого звезда хоккея была готова дать свои комментарии.

Потом еще раз повторил «личную просьбу Евгения не выпускать этот материал без согласования содержания, касающегося его бизнес-интересов».

В конце концов, нам это надоело, и список вопросов был отправлен и Ильдару и Малкину напрямую.

В результате мы получили вот такой ответ: «К сожалению, Евгений сейчас находится на спортивных сборах и недоступен«.

ЧТООООО????

В середине октября, в разгар сезона НХЛ, в Майами и с травмой?

Евгений, не пора вам сменить агента на человека хоть немного поумнее?

В итоге всё это выглядит как признание вины.

Тем не менее, пусть и в рамках статьи, мы обязаны задать вопросы, которые нас крайне интересовали.

. . . . . .

Вопросы для Николая Троцюка (Альштейна):

1) По какой конкретной причине вы поругались с Антоном Тихоновым и увели команду с проекта Park Mark?

Почему так вышло, что права на торговые знаки остались на юрлицах, имеющих отношение к Антону Тихонову и Яне Конторович?

Кто реально придумал проект ParkMark / Мегамолл?

2) Сколько средств и в какой форме (наличность, банковский перевод, займ, внесение в уставной капитал) Евгений Малкин, Николай и Александр Строкатовы вложили в компании, управляемые или соучрежденные вами?

Что им за это обещали?

3) Правильно ли мы понимаем, что основные средства, на которые функционируют юрлица, к которым вы причастны – это внешние инвестиции или займы?

Как Евгений Малкин реагировал на то, что данные компании не показывали прибыльность и генерировали убытки?

4) Участвовали вы в ICO Mark.Space?

5) Зачем вы сменили фамилию на Альтштейн в 2017 году?

Собираетесь ли эмигрировать?

Если да, то в какую страну?

6) Почему рекламное агентство Dekole было указано на сайте и в публикациях СМИ как международная компания?

Подтверждений этому мы не нашли.

. . . . .

Вопросы для Юлии Тростянской:

1) Как давно вы знакомы с Антоном Тихоновым и правда ли, что у вас давние личные отношения с Денисом Полуляховым?

2) У вас в Facebook написано, что вы являетесь CEO и основателем проекта Moda.Mark (Mark.Moda)?

Как это соотносится с утверждением Яны Конторович, что основателем проекта является ее муж Антон?

Действительно ли вы управляете проектом Moda.Mark или являетесь номинальным директором?

3) Знает ли Юлия Тростянская источник поступления денег в юрлица, связанные с проектом Moda.Mark (Mark.Moda)?

Правда ли, что средства, собранные на ICO Mark.Space были частично направлены на развитие проекта ModaMark?

. . . . .

Вопросы для Дениса Полуляхова:

1) Как давно вы знакомы с темой криптовалют и занимались ли сами инвестированием в данной среде?

Какими проектами занимались до Mark.Space?

2) Чья была идея выводить Mark.Space на ICO и зачем?

Собиралась ли таким образом команда проекта возвращать инвесторам вложенные ранее деньги в проекты MarkModa и Mark.Space за счет поступлений от новых инвесторов?

Что вы лично и ваши коллеги по Mark.Space обещали всем группам инвесторов перед ICO?

3) Сколько вы лично привлекли инвестиций (покупателей токенов), а сколько – ваши коллеги?

Что это были за инвесторы?

4) Правда ли, что Антон Тихонов персонально принимал все ключевые решения по проекту Mark.Space, особенно финансовые?

На чей кошелек привлекались средства инвесторов/покупателей токенов Mark.Space?

5) Получили ли вы вознаграждение по итогам ICO Mark.Space?

Если да, то в каком размере и в какой форме?

6) Правда ли, что офис Mark.Space находится в личных апартаментах Антона Тихонова в Москва-Сити?

Правда ли, что вы тоже в них проживали?

. . . . .

Вопросы для Николая и Александра Строкатовых:

1) Александр, вы были одним из первых инвесторов проекта Moda.Mark (Mark.moda).

Считаете ли вы свои вложения окупившимися?

2) Александр, действительно ли вы уговорили своего отца Николая Строкатова дополнительно вложиться в проект Moda.Mark, так ли это?

Если да, то какие вопросы задавал ваш отец, чтобы оценить проект, в который предполагалось вложить деньги?

Чувствуете ли вы себя ответственным за результат его инвестиций?

3) Александр, оцениваете ли вы проекты Moda.Mark и Mark.Space как заведомо не окупаемые или убыточные?

Считаете ли вы, что команда этих проектов в полной мере его информировала о происходящем в рамках этих бизнес-проектов и говорила вам и отцу правду?

4) Удалось ли вам и вашему отцу отбить вложения в данные проекты?

Если да, то каким образом?

5) Кто конкретно вложил несколько десятков млн. рублей в разные юрлица, связанные с Яной Конторович и Антоном Тихоновым?

6) Николай, правда ли что перед ICO Mark.Space вы настойчиво требовали возврата прошлых вложений (около 100 млн. рублей)?

Приходилось ли вам на повышенных тонах разговаривать с командой проектов Moda.Mark / Mark.Space?

Если ваши вложения окупились, то были ли это выплаты со стороны команды проекта?

Если да, то в какой форме и объеме?

. . . . .

Вопросы для Яны Конторович:

1) Почему ваши коллеги по проекту Mark.Space, где вы числитесь CEO и одним из учредителей юрлица Mark.Space PTE, говорят, что вы практически полностью отстранились от ведения дел еще в период ICO?

Правильно ли мы понимаем, что вы номинальный директор в юрлицах, которые имеют отношение к проекту Mark.Space?

2) Почему разработчики проекта Mark.Space (ООО «Сайт мэйкерс») отказались от передачи прав на интеллектуальную собственность проекта и его поддержки, судя по последним сообщениям на сайте команды разработчиков?

3) Правда ли, что средства, собранные на ICO Mark.Space, были направлены на финансирование проекта Moda.Mark (Mark.Moda)?

Если нет, то из каких средств финансируется этот проект, и кто выполняет его текущую разработку?

4) Зачем вы завели новый телеграм-канал для Mark.Space?

Что вас не устраивало в прошлой версии?

5) Почему для сингапурского юрлица невозможно получить финансовый отчет?

Правильно ли мы понимаем, что через это юрлицо фактически не было движения денежных средств?

Если нет, то почему нет отчета?

6) Почему эстонское юрлицо Mark Space OU выглядит так, как будто денежные средства через него не шли, хотя предположительно через него должны были оплачиваться услуги команды разработчиков?

7) На какие средства вы приобрели автомобиль Lexus LX570 (госномер В696ЕК 799, предполагаемая цена покупки около 7 млн рублей) практически сразу после ICO?

Источник происхождения этих средств?

8) В вашем объявлении о продаже данной машины было указано, что вы c семьей намерены переехать в другую страну.

Куда и зачем?

Каким образом ваш переезд должен помочь развитию проектов Moda.Mark и Mark.Space и обеспечению интересов инвесторов?

. . . . .

Вопросы для Антона Тихонова:

1) Бывший инвестор проекта Park Mark писал, что проект изначально мертворожденный.

Можете развернуто аргументировать, почему это не так?

2) Правда ли, что вы фактически управляете проектами Moda.Mark (Mark.Moda) и Mark.Space, не будучи упомянутым ни в одном из юрлиц, имеющих прямое отношение к проектам?

Правильно ли мы понимаем, что вы являетесь конечным бенефициаром Mark.Moda и Mark.Space?

Правда ли, что вы принимали большинство решений по финансам и разработке относительно MarkModa и Mark.Space?

3) Кто изначально давал деньги на развитие проектов Mark.Space и Mark.Moda?

В каких объемах и в какой форме?

4) Почему домены mark.space и markspace.io зарегистрированы на вас, как на физлицо?

Это несмотря на то, что в сопроводительных документах на ICO было указано, что сингапурское юрлицо Mark.Space PTE владеет доменом markspace.io.

5) Сколько действительно было собрано денег на ICO?

22 млн. долларов или больше?

На чей кошелек принимались средства в криптовалюте?

Правильно ли мы понимаем, что он принадлежал непосредственно вам?

Что случилось с предыдущем кошельком, к которому был утерян доступ?

Сколько там было денег?

6) Правильно ли мы понимаем, что средства частично либо полностью принимались вне рамок смарт-контрактов и без договора?

Если да, знаете ли вы, что такое неосновательное обогащение?

Принимали ли вы средства путем банковских переводов или в наличной форме?

Правда ли, что вы обналичивали полученную криптовалюту через один или несколько криптообменников, расположенных в Москва-Сити?

7) Правильно ли мы понимаем, что офис Moda.Mark (Mark.Moda) в Москва-Сити фактически находится в ваших жилых апартаментах?

Если да, то вы оплачиваете его из личных средств или со счета компании?

8) Что было обещано Евгению Малкину в рамках ICO?

Если вознаграждение, то в каком объеме и в какой форме?

9) Почему вы не оплачиваете услуги команды разработчиков и содержание японского офиса?

И почему вы с ними так и не смогли заключить договоры?

10) Откуда в вашей семье появились автомобили Merсedes и Lexus после ICO?

На какие средства они были куплены?

Правда ли, что это были фактически средства инвесторов Mark.Space?

11) Правда ли, что вы ищете новые раунды инвестирования для проектов Moda.Mark и Mark.Space среди знакомых хоккеистов?

. . . . .

Вопросы для Евгения Малкина:

1) Как вы познакомились с Николаем Троцюком (Альтштейном) и Антоном Тихоновым?

Как решили начать совместный бизнес?

Что вам было обещано как инвестору / соучредителю, особенно со стороны Антона Тихонова и Николая Троцюка?

2) Какой объем вложений с вашей стороны был в совместные проекты с Александром Строкатовым, Николаем Троцюком, Антоном Тихоновым и Яной Конторович?

В какой форме они были сделаны (например, договор займа)?

3) Окупились ли ваши вложения в эти совместные проекты, особенно в Moda.Mark (Mark.Moda) и Mark.Space?

Спрашиваем это с учетом того, что юрлица, в которых вы и ваши партнеры являются соучредителями, не похоже, что бы демонстрировали хоть какую-то существенную прибыль.

Более того, ряд юрлиц выглядит брошенным.

4) Понимали ли вы суть проектов Mark.Space и Moda.Mark (Mark.Moda), их финансовую модель и сроки окупаемости?

Не считаете ли вы, что оба этих проекта были изначально мертворожденными?

5) Правда ли, что что вы вообще не контролировали деятельность и расходы команд проектов Moda.Mark (Mark.Moda) и Mark.Space, а также деятельность сингапурского юрлица Mark.Space PTE, где вы являетесь соучредителем?

Почему так произошло?

Почему Mark.Space PTE выглядит пустым и по нему нельзя заказать финансовую отчетность?

6) Почему в интервью РБК и в рекламном материале ICO Mark.Space указано, что вы инвестировали в этот проект 4 млн. долларов, если члены команды проекта это опровергают, и из финансовой отчетности юрлиц это также не следует?

7) Правда ли, что вы получили вознаграждение в размере около 200 тысяч долларов от проекта Uservice за участие в их ICO?

8) Сколько вы лично заработали на ICO Mark.Space?

Если заработали, то в какой форме?

9) Отчитывались ли вы перед IRS (налоговым управлением США) как американский налоговый резидент о своих криптовалютных активах (токены и криптовалюты) и операциях с ними, включая ICO?

В курсе ли вы, что данный отчет теперь является обязательным в США?

10) Правда ли, что вы получили гражданство США?

Глава 15. Послесловие.

Тео Флери, олимпийский чемпион и обладатель Кубка Стэнли, как-то сказал про Джо Сакика, члена зала хоккейной славы, что в обычной жизни последний производил впечатление полного задрота.

И никак не супергероя.

Но всё радикально менялось, когда Джо облачался в хоккейную форму и выходил на лёд.

Нечто похожее происходит с Евгением Малкиным.

На льду, особенно когда он в настроении — это неудержимый монстр атаки.

Но в обычной жизни… См. заголовок.

Потому что профессиональный спортсмен в России — это большой ребенок, который привык, что нести ответственность и думать надо только на поле.

А в остальное время думать и отвечать должен кто-то другой.

После чего эта дурная привычка регулярно проявляется как в форме многочисленных криминальных инцидентов, так и в форме сомнительных бизнес-начинаний с не менее сомнительными партнерами.

Которые заканчиваются либо потерей денег…

Либо присутствием в суде, иногда переходящим в переезд на ПМЖ в тюрьму.

Самое неприятное для Малкина то, что в этом кейсе ему доступны сразу две опции.

С одной стороны, деньги потрачены на проекты, где кроме слов «потрачено» толком ничего и нет.

С другой — проект Mark.Space имеет все шансы превратиться в предмет исследований правоохранительными органами самых разных стран на предмет а) мошенничества в особо крупном размере б) растраты в) отмывания денежных средств г) нарушения законодательства о ценных бумагах е) нарушения налогового законодательства.

И все это в рамках организованного преступного сообщества (ст. 210 УК РФ), как любят в текущих реалиях формулировать следователи, когда «оформляют пациентов» по 159-й статье УК РФ (мошенничество).

О чем Малкин обязан был думать заранее.

И понимать, чем он может рисковать в будущем.

В том числе потому, что юрлица, «замазанные» в этой истории, «висят» и на нем.

Даже если Евгений окажется жертвой, которую с особым цинизмом развели на деньги и вписали в мутную историю друзья и приятели, все равно остается понятие субсидиарной ответственности.

Когда ты отвечаешь своими деньгами и имуществом за проделки компании и тех, с кем ведешь дела.

Это то, что в том числе приносит статус бизнесмена, и это, о чем не рассказывают в «Бизнес-молодости» и «Синергии».

Бизнес — это никак не легко.

Его не получится совмещать с хоккеем.

Это не гарантированный заработок.

Бизнес — это то, что иногда крайне не весело и крайне дорого.

Особенно если не включать голову и верить всему, что говорят и пишут твои партнеры.

Именно поэтому российским спортсменам хочется пожелать не только прокачивать «игровой интеллект», а прокачивать интеллект вообще.

И если идти в бизнес, то подготовившись заранее и внимательно изучив своих бизнес-партнеров.

Это экономит время, деньги и нервы.

И позволяет остаться на свободе.

Кстати, позвоните Сергею Березину, спросите как у него дела.