Накануне новогодних праздников в Екатеринбурге состоялся суд по резонансному уголовному делу – «банде тюменских фсбшников».

Однако ввиду обилия новостей он остался практически незамеченным прессой, многое осталось за кадром, в связи с чем попробуем заполнить этот пробел.

Итак, 20 декабря, аккурат в День чекиста, в Екатеринбурге был вынесен приговор одному из наиболее активных участников банды – лейтенанту ФСБ Алексею Короткову, сознавшемуся в 13 тяжких преступлениях, в том числе в 7 убийствах, и ряде других преступлений.

Он был приговорен к 24 годам лишения свободы и выплате крупных компенсаций семьям погибших.

Организатор и руководитель банды – капитан ФСБ Владимир Гилев – покончил жизнь самоубийством в следственном изоляторе.

В банду входили также прапорщик ФСБ Евгений Гладких, оперативник управления МВД Сергей Зозуля, тренер ФСБ по самбо Владимир Кобылин и местный житель Сергей Синяков.

Зозуля в настоящее время находится в международном розыске, остальные члены банды – в СИЗО, суд над ними должен состояться в обозримом будущем.

По версии следствия, преступная группа была создана в 2008 году и просуществовала почти 10 лет, вплоть до 2017 года.

В приговоре Короткову говорится, что «банду характеризовала устойчивость и организованность, что выражалось в сплоченности и стабильности состава, а также тесные связи между участниками.

Участники осознавали общую цель: получение выгоды».

Штабом банды стал ресторан «Тамрико», расположенный, по иронии судьбы, на улице Дзержинского.

Банда занималась вымогательством и крышеванием бизнесменов, убийствами с целью устрашения, грабежами и даже минированием общественных мест.

Вот лишь несколько эпизодов ее преступной деятельности.

В 2008 году Коротков, Гилев и Гладких принимали участие в следственном эксперименте, в ходе которого был осмотрен сейф, в котором обнаружилось 2,6 млн. рублей.

Выяснив, что сейф легкий, а здание охраняется плохо, троица решила поживиться – украсть сейф.

Приехав ночью к зданию, Гилев проник в помещение и выбросил сейф из окна, а Гладких помог дотащить его до машины.

Выехав в лес, сообщники вскрыли сейф, в котором обнаружили всего 5 тыс.рублей.

Это, конечно, стало большим разочарованием для банды, и они начали планировать более масштабные дела.

Уже на следующий день после ограбления сейфа все трое встретились с оперативником ОБЭПа Зозулей, который рассказал, что принимал участие в обыске дома тюменского предпринимателя Дмитрия Клованича.

Зозуля сообщил, что в доме находится крупная сумма денег, а также ювелирные украшения.

Он также рассказал, что хорошо знает планировку дома и расположение наемных рабочих.

Троица тут же предложила Зозуле вступить в банду и не откладывая времени ограбить Клованича.

Тот согласился, и уже на следующий день все четверо, вооружившись пистолетом Стечкина и ружьем, надев маски и перчатки, отправились к дому Клованича.

Дверь открыл рабочий из Таджикистана, которого тут же избили и связали.

Банда ворвалась в дом, в котором находился Клованич, и потребовала деньги и драгоценности.

Тот отказался, в результате чего был избит и связан.

Преступники начали сами искать ценности и обнаружили рубли и валюту на общую сумму 200 тыс. рублей и драгоценности на 2,5 млн. рублей.

Однако Гилев допустил серьезную промашку – при Клованиче проговорился, что ранее у того был совершен обыск.

Забрав ценности и Клованича, бандиты в погонах вывезли его в лес и там убили.

Примечательно, что, давая показания, вдова убитого рассказала, что среди налетчиков мог быть оперативник Зозуля.

Однако следствие не придало этому значения.

Деятельность банды, таким образом, можно бы остановить еще в самом начале, но этого не произошло…

В 2010 году Коротков познакомился с предпринимателем Самодуровым, который искал покровителей в налоговой сфере.

Он рассказал об этом Гилеву, и они решили «развести» коммерсанта.

Получив от него 600 тыс. рублей, они не стали ничего делать, а просто разделили деньги.

Какое-то время «водили его за нос», но в конце концов недовольный предприниматель, естественно, потребовал вернуть деньги.

Чтобы оставить их себе, и запугать коммерсанта, преступники придумали следующее.

Поехав на стихийный рынок трудовых мигрантов, они нашли там гражданина Таджикистана Касирова, которому предложили хорошие деньги за работу сторожем на загородной даче.

Тот согласился и сел в машину преступников.

В лесу, куда они приехали, таджик был насильно переодет в дорогой костюм, связан и помещен в багажник.

Затем бандиты позвонили Самодурову и предложили приехать «для решения вопроса» в лес.

Гилев с Коротковым показали Самодурову связанного Касирова, заявили, что это он взял деньги и отказывается их вернуть.

После этого Гилев на глазах Самодурова застрелил Касирова.

В результате предприниматель счел для себя за лучшее забыть об этих деньгах.

«Разводить» коммерсантов преступникам понравилось, и в том же 2010 году они наметили новую жертву – Ибрагимова.

Сначала Коротков выступил в качестве партнера Ибрагимова – они на пару купили нежилое помещение.

А затем купил «левый» мобильник и сим-карту и начал слать тому смски — требования от «неизвестного» о выплате 1 млн. рублей, угрожая в противном случае убийством.

Тот перепугался и зная, где работает его «компаньон», обратился к нему за помощью.

Конечно, за круглую сумму.

И тот «помог» ему следующим образом.

Коротков и Гладких поехали на рынок, нашли там рабочего «на стройку» — гражданина Таджикистана Халмирзоева, — отвезли его в лес и там задушили.

Положив в карман трупа мобильник, с которого он слал угрожающие смски, Коротков в тот же день отвез труп к Ибрагимову, на его глазах достал этот мобильник и предложил «партнеру» позвонить на номер, с которого приходили угрозы.

Не удивительно, что он зазвонил.

Ибрагимов поверил в обман и расплатился за «помощь».

Деятельность банды можно описывать еще долго.

Кровавый след – предприниматели, таксисты, гастарбайтеры – протянулся аж до 2017 года, когда деятельность оборотней в погонах была наконец пресечена.

Дело оказалось очень резонансным, в его результате были отправлены в отставку начальник УФСБ Пятилетов, его первый заместитель, а также начальники отдела кадров и собственной безопасности УФСБ.

Но вот что по неясной причине осталось вне поля зрения «высоких инстанций».

Генерала Вяткина, пожалуй, можно назвать «крестным отцом» банды фсбшников

Алексея Короткова взял на работу в ФСБ в 2003 году тогдашний начальник УФСБ по Тюменской области Александр Вяткин (в настоящее время он занимает аналогичную должность в Свердловской области).

Взял с «гражданки» — и сразу на оперативную работу, прапорщиком.

Да-да, того самого Короткова, который сейчас осужден за 7 убийств.

А вот Владимира Гилева Александр Вяткин на работу не брал – он его отмазывал от совершенного преступления.

Дело было так.

В 2004 году Гилев возвращался из командировки в Чечню.

Время было еще неспокойное, поезда из Чечни серьезно досматривали.

Досмотрели в Сызрани и Гилева – и обнаружили в его сумке боеприпасы.

Гранаты, тротиловые шашки, магазины с патронами, запалы, бикфордов шнур.

Целую сумку.

Его, конечно, задержали и допросили – и сначала он заявил, что вез все это добро для охоты и рыбалки.

Но очень быстро изменил показания и начал утверждать, что, мол, не знает, откуда это в его сумке.

Быстро выяснилось, что он сотрудник тюменского УФСБ – и, естественно, обо всем было доложено его начальнику – Александру Вяткину.

Тот оперативно прислал своего сотрудника на служебной машине и забрал его.

Вместе со всеми боеприпасами.

Ну и было проведено дознание.

Дознавателем Вяткин назначил того самого сотрудника, который привез Гилева и криминальные боеприпасы из Сызрани.

По принципу «сам делаю – сам себя проверяю».

Не удивительно, что дознаватель не нашел в действиях Гилева состава преступления и сам себе отказал в возбуждении уголовного дела.

А ведь закон говорит иначе.

Если по закону — дело надо было возбуждать по статье 222 УК РФ – незаконное приобретение и перевозка боеприпасов.

И расследовать это дело – опять-таки по закону – должны были не в Тюмени, а в Сызрани.

И не ФСБ, а военная прокуратура.

Три нарушения сразу!

А может быть, это не нарушения, а преступления генерала Вяткина, забывшего Присягу и думавшего только о своей карьере?

Возможно, генерал Вяткин считал, что оставляет безнаказанным «всего лишь» преступника, совершавшего незаконный оборот боеприпасов.

Но породил он кровавую банду убийц.

В результате Гилеву был просто объявлен выговор.

Который в том же году и сняли.

И в Москву Вяткин отписал соответствующим образом – мол, не знал его сотрудник, что везет боеприпасы.

А в Москве почему-то не заинтересовались – как можно не заметить, что сумка неподъемная, набита-то железом.

Вот тогда-то, видимо, Гилев и пришел к выводу, что закон для него не писан, что и привело и к созданию банды, и к многочисленным жертвам.

И, по некоторым данным, спелись Гилев, Коротков и Кобылин не в 2008 году, а уже в 2006-м, то есть когда начальником УФСБ был еще Вяткин.

А вот до практической бандитской деятельности дозрели только в 2008-м.

В известном смысле Вяткину повезло.

А мотивация Вяткина здесь очень прозрачна.

Его ведь в Тюмень перевели с повышением – на генеральскую должность.

С перспективой дать и соответствующее звание.

А тут такой скандал – могли и перевести с понижением, и генеральские погоны тогда уж точно не светили бы.

Вот и предпочел замять.

Ну и для верности уничтожил часть документов расследования – до сих пор не установлено, куда же делись те самые боеприпасы, что вез Гилев.

Бесследно исчезла сумка с боеприпасами!

Конечно, разоблачение банды, состоящей из сотрудников госбезопасности, всколыхнуло и Тюмень, и вышло далеко за ее пределы.

Вот что писали на городском форуме тюменцы, когда дело стало достоянием гласности:

  • А где же «Честь офицера», тем более работника ФСБ?
  • Это же как отдел кадров таких пропустил или там в ФСБ проходной двор?
  • А как в фильмах про работников КГБ красиво снято, а вот что творят такие сотрудники ФСБ на самом деле. Даже подумать о таком тяжело, что на такое могут сотрудники ФСБ. Это же похлеще 90-х, бандиты с удостоверением. И у кого же искать защиту, если после таких эпизодов понимаешь, что веры нет в правоохранительные органы.
  • Нужно полностью чистить структуру и ФСБ и других органов с самих училищ куда они поступают и так, пока таких извергов каленным железом не выжгут.
  • Интересно, что всего этого могло не быть: в 2004 задержали милиционеры Гилева, когда он привёз из Чечни арсенал оружия. Оружие и Гилева забрали к себе чекисты, материалы положили под сукно, а Гилева оставили служить. Начальником управления тогда был Вяткин: оружие пропало, а Гилев стал лидером банды. Вот так…

Выше мы отметили, что Гилев в СИЗО покончил жизнь самоубийством.

Вроде да, только вот при вскрытии в его теле был обнаружен наркотик.

А к моменту смерти он уже довольно долго находился в СИЗО.

А некоторые СМИ приводят такие детали его смерти — Гилев был найден в камере следственного изолятора, где он содержался с другим сотрудником ФСБ, с резаными ранами шеи и предплечья.

Так что полной уверенности в том, что это было именно самоубийство, как-то нет.

Зато нет сомнений в том, что мертвый Гилев теперь никогда не заговорит – а значит, и никогда ничего не скажет против Вяткина, в частности, в сомнительном деле о боеприпасах.

Генерал Вяткин непотопляемый, потому что умеет делится?

Насчет «офицерской чести» генерала ФСБ СМИ уже писали, и весьма подробно.

Например, о квартирных махинациях – как он стал собственником целого ряда элитных квартир, в Тюмени и Екатеринбурге.

Или о его гигантской латифундии в природоохранной зоне площадью 135 га, записанной на внука.

Или о коррупционных генеральских аферах генерала Вяткина с девелоперами в Екатеринбурге при освоении инвестконтракта, обогатившего лично генерала Вяткина на миллионы, за счет спланированного и осуществленного генералом Вяткиным «распила» государственных средств.

Писали много, только вот толка нет.

Почему – это вопрос.

Может, «мохнатая лапа» наверху.

Может, следует заветам Лившица – «делиться надо».

Может, и еще что.

Только вот пока в ФСБ такие начальники, не стоит удивляться повторению того, что произошло в Тюмени.