Bespredel.org > Журналистские расследования > Бес попутал!

Бес попутал!

От всех должностей освобожден директор ООО «Софрино» Евгений Пархаев — человек-кошелек РПЦ при патриархе Пимене, создатель церковной бизнес-империи при патриархе Алексии II и свечной олигарх при патриархе Кирилле.

В Патриархию Пархаев пришел после армии 24-летним молодым человеком, устроился в хозяйственный отдел простым рабочим, но быстро дослужился до начальника отдела снабжения.

Люди старшего поколения понимают, что это значило.

Пархаева заметил и возвысил «самый советский патриарх» Пимен, вверив ему преумножать церковные деньги и поставив задачу ликвидировать дефицит церковных товаров первой необходимости.

Пимен же выбил в Совете по делам религий три гектара в Подмосковье под производственные цеха.

Церковные облачения в советскую эпоху шили из занавесок, а утварь часто делали кустарным способом из подручных материалов, так что работы был непочатый край.

Само предприятие в разных формах существовало задолго до Пархаева, с середины прошлого столетия, еще с мастерских в подвалах Новодевичьего монастыря, но именно Евгений Алексеевич провел «коллективизацию» — при нем архиереев обязали закупать церковные товары на епархиальные склады только в «Софрино».

С ростом числа приходов и духовенства было налажено по-настоящему массовое производство, и «Софрино» превратилось в бизнес-империю.

Кроме «Софрино» Евгений Пархаев управлял роскошной церковной гостиницей «Даниловская» в центре Москвы, где проживает элита РПЦ во время визитов в Москву (те, кто еще не успел купить себе в столице собственную квартиру).

Там же устраивают банкеты.

О том, «так ли бедны церковные мыши», страна узнала после скандала на дне рождения Пархаева в 2012 году, когда сотрудник «Софрино» фотограф Дамир Шавалеев опубликовал в «Живом Журнале» фоторепортаж с торжеств в храме Христа спасителя, ресторане «Европейский» и дачном домике с собственной пристанью и теннисным кортом, куда поздравить именинника наведались архитектор Церетели, олигарх Прохоров, певец Лещенко, юморист Винокур, хоккеист Третьяк и другие гости.

Нажористыми были не только снимки, но и подписи к ним.

Например, Шавалеев написал, что софринское начальство относится к рабочим «как к скотам», постоянно угрожает увольнением по любому поводу, и заставляет обслуживать Пархаева в нерабочее время, чем он собственно и был в тот день занят с четырех утра и ближайшие 30 часов.

Вместе с ним трудилась «целая армия официантов и прислуги».

Скандальный фоторепортаж оценили не только в ЖЖ, но и в Патриархии, и начали искать Пархаеву замену.

Как всякий переживший «лихие 90-е» бизнесмен, Пархаев все имущество и деловые связи старался замыкать на себя, так что задача по его замене оказалась очень непростой и потребовала много времени.

Судя по попавшим к Церквачу документам, ее наконец решили.

И что-то подсказывает, что пухлощекий сын-наследник Ванечка Пархаев новым директором «Софрино» не станет.

Особого внимания заслуживают некоторые подробности увольнения Пархаева.

Указ подписан в выходной день, явно с целью добиться эффекта неожиданности.

Следом немедленно написано письмо в МВД, чтобы любые попытки мастера интриг Пархаева сопротивляться указу сразу превращались в уголовное дело.

Патриарх Кирилл никогда не уважал Евгения Алексеевича, но все-таки его боится.

Хотя антипатию к Евгению Алексеевичу патриарх Кирилл испытывал давно, окончательно решение о его увольнении с редкой по меркам РПЦ формулировкой «со всех постов» и без всякого намека на «благодарность за понесенные труды» было принято 25 июля.

В этот день в непубличной части заседания Высшего Церковного Совета митрополит Рязанский Марк (Головков) зачитал доклад по итогам проверки «Софрино» специальной комиссией, которую сам и возглавлял.

Работу комиссия начала весной этого года, и помимо владыки Марка в нее вошли особо приближенные к патриарху архиереи — митрополит Ростовский Меркурий (Иванов) и глава административного секретариата архиепископ Сергий (Чашин).

Вместе с ними расчищать пархаевские авгиевы конюшни Кирилл отправил специально нанятых по такому случаю профессиональных аудиторов.

Итог проверки известен.

Пархаев, с нетерпением ожидавший оргвыводов по результатам работы комиссии, этим ожиданием был дезориентирован, успел было к выходным расслабиться, и даже распорядился повысить цены на парафиновые свечи, как в гости нагрянул ОМОН.

В списке смертных грехов Евгения Алексеевича не только темные дела с ювелиркой в ХПП «Софрино».

Ему припомнили банкротство одноименного банка в 2014 году, где он был председателем совета директоров, а также махинации с землей под застройку коттеджами бывших совхозов «Майский» и «Зеленоградский» в Пушкинской районе.

Связи с губернатором Андреем «Мусорным» Воробьевым Пархаеву не помогли, равно как и переоформление своих бизнес-структур на доверенных лиц.

Специально для этого Патриархия и обратилась к генерал-майору Ищенко, чтобы поставить перед свечным олигархом выбор: отправиться на сытую пенсию или загреметь на старости лет на нары.

Прямо сейчас долларовый миллиардер Евгений Алексеевич сидит и думает, что надо было ему не жмотится и все-таки купить себе место в Госдуме, как он собирался это сделать в 1999 году после того, как в «Софрино» наведывалось Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями.

Но русский мужик, как известно, задним умом крепок.

Life 30.07.2018 «Погорел на свечках. За что убрали непотопляемого «церковного олигарха»?»:

«… В середине 90-х годов одной из значимых статей доходов «Софрино» была продажа вина, беспошлинно завозимого РПЦ по линии гуманитарной помощи.

Его значительная часть реализовывалась через разветвлённую оптовую и розничную сеть «Софрино».

Стоимость реализованного таким образом вина составляла до 70—80 млн долларов в год…

… С гендиректором «Софрино» связывали и зарегистрированное в ноябре 2004 года по адресу гостиницы «Даниловской» Некоммерческое партнёрство «Единая служба заказчика Московской патриархии», через которое ежегодно проходило около 4 млрд руб., выделенных из федерального бюджета на ремонт и реставрацию ветхих храмов и монастырей, переданных государством РПЦ…

… Наконец, в 2005 году Пархаев возглавил совет директоров «Олд-банка», который вскоре был переименован им в банк «Софрино».

Новый коммерческий банк с церковными куполами на эмблеме получил статус уполномоченного на обслуживание «Единой службы заказчика Московской патриархии» и счетов епархий РПЦ.

В том же 2005 году «Софрино» в лице созданной структуры под названием «Фонд инвестиционных программ РПЦ» затеяло ещё один новый масштабный коммерческий проект — на этот раз по строительству сети торговых центров (площадью от 3 до 10 тыс. кв. м) на землях, выделенных под строительство новых храмов в Москве.

Дабы не мешать всему этому масштабному празднику жизни, в 1997 году Финансово-хозяйственное управление (ФХП) Московского патриархата было расформировано.

Все деньги шли напрямую через структуры, которыми руководил Пархаев…

… Всё изменилось, когда в декабре 2008 года умер Алексий II.

Практически сразу после избрания на патриарший престол Святейший патриарх Кирилл принял принципиально важное решение — возродить единое централизованное управление по контролю над церковными финансами и имуществом.

Руководитель воссозданного ФХП епископ Подольский Тихон (Зайцев) подчинил себе «Единую службу заказчика Московской патриархии» и перевёл церковные счета из банка «Софрино» в банк «Пересвет», где в апреле 2012 года ФХП и связанные с ней структуры получили близкий к 50% «пакет» в уставном капитале…

… Роковой для Пархаева, по данным источников Лайфа, стала обострившаяся с конца 2017 года конкуренция на рынке церковной утвари, на котором владелец «Софрино» пытался сохранить монополию, используя привычные для предыдущих десятилетий методы давления на патриархию с целью поднятия цен на централизованные закупки его продукции.

Речь шла о самых дешёвых парафиновых свечках, розничная продажа которых составляет основу бюджета каждого храмового прихода.

Объявление о повышении цен на парафиновые свечи было опубликовано на сайте «Софрино» 27 июля, а на следующий день патриарх подписал указ о лишении Пархаева всех постов в Церкви, которой принадлежит и сам огромный завод, который генеральный директор за прошедшие десятилетия уже стал считать своей личной вотчиной…».