Bespredel.org > Журналистские расследования > Билет в один конец

Билет в один конец


30 июля этого года информационные агентства взорвала новость – в Центрально-Африканской Республике обнаружены тела трех мужчин с российскими паспортами.

Еще через несколько часов выяснилось, что в ЦАР были убиты выстрелами в грудь журналисты из России – Орхан Джемаль, Александр Расторгуев и Кирилл Радченко.

Этим сообщением были шокированы все без исключения – друзья, родственники, коллеги, те, кто готовил эту поездку, но остался в Москве, и даже те, кто не знал Орхана, Сашу и Кирилла.

Вопросы: как, где, зачем, почему именно они, кто виноват – носились в голове у каждого.

Но после похорон разум стал понемногу побеждать горе и опустошение.

Из Центрально-Африканской Республики начали приходить первые разрозненные данные, уже были опубликованы фотографии тел, автомобиля съемочной группы со следами от пуль и фотографии двух гильз, найденных на месте обнаружения тел.

Местной полицией даже был разыскан и опрошен водитель, который два дня возил ребят по ЦАР, а во время нападения на группу, по его словам, сумел прыгнуть в машину и спастись.

Правда, его, как важного свидетеля, почему-то сразу спрятали ото всех в тюремную камеру и больше никому, кроме следственной группы Следственного комитета России, выехавшей в Африку, опросить не дали.

А спустя почти две недели, 12 августа, в Центрально-Африканскую Республику отправилась группа журналистов в составе: Кирилла Романовского – специального корреспондента Федерального агентства новостей (РИА ФАН), Юлии Никитиной – журналиста интернет-газеты «Фонтанка», а также, как сообщалось, Владимира Малянова – независимого журналиста и Дениса Тарасова – независимого фотокорреспондента и оператора.

Кирилл Романовский – именно тот человек, который, по нашим данным, инициативно предложил этим журналистам фиксера (так называют проводника, помогающего разным СМИ в незнакомой стране. – Прим. ред.) по имени Мартин.

Именно по дороге к нему Джемаль, Расторгуев и Радченко были убиты.

Официально заявленная цель предстоящей поездки, цитирую с сайта РИА ФАН, «разобраться в экономической, социальной и политической обстановке в стране».

Неофициальная – попытаться раскрыть тайну гибели трех российских журналистов.

И вот в середине сентября на сайте «Фонтанки» выходит первая часть итогового материала этой группы под названием «У ночи нет глаз» – красиво оформленная, кропотливо собранная журналистская работа.

Но что сразу смущает: как не раз сообщалось, поездка группы была профинансирована изданием РИА ФАН.

По информации из открытых источников, именно это питерское Федеральное агентство новостей, в котором работал Романовский, входит в одну большую медиаструктуру – ее еще принято называть «фабрикой троллей».

В марте 2017 года РБК обнаружило 16 информационных порталов, «которые связаны друг с другом либо общим адресом, либо общим руководителем, либо уникальным идентификатором сервисов Google».

Самым крупным ресурсом из этих 16 как раз являлся ФАН – в то время его аудитория превышала 11 млн человек.

Так вот, финансовое благополучие холдинга, а это, по примерным подсчетам, более 200 млн рублей в год (куда входили траты и на РИА ФАН), по мнению издания, мог обеспечивать питерский бизнесмен и ресторатор Евгений Пригожин.

Тот самый, которого связывают еще и с созданием ЧВК Вагнера.

Именно о деятельности этой частной военной компании собирались снять документальный фильм погибшие журналисты.

Впрочем, таких странных совпадений будет очень много в этой истории.

Но обо всем по порядку.

ЖУРНАЛИСТСКИЙ ИНТЕРЕС

Авторы совместного расследования из «Фонтанки» и РИА ФАН пишут:

«Александр Расторгуев, Орхан Джемаль и Кирилл Радченко были убиты в ночь на 31 июля. В Центре управления расследованиями (ЦУР), проекте, который финансировал Михаил Ходорковский, заявили, что в Африке журналисты собирались работать над фильмом о деятельности частной военной компании. В подготовке к поездке был задействован человек по имени Мартин. Его номер телефона сотрудникам ЦУРа передал корреспондент РИА ФАН Кирилл Романовский. После убийства МИД РФ пересказал слова водителя группы Бьенвеню Нвудокама: Мартина не знает, с русскими познакомился в кафе, должен был отвезти их на восток страны, в Бамбари, но журналисты изменили маршрут и приказали ехать на север, в Декое, проигнорировав предупреждение об опасности; в 23 километрах от города Сибут машину остановили 10 человек в тюрбанах, которые говорили по-арабски; в драке за имущество все трое были убиты, а водитель сбежал, хоть и был ранен…»

Здесь следует сделать небольшое отступление.

Интерес к теме российских частных военных компаний появился неспроста.

С 2014 года в СМИ начинают мелькать первые сообщения о некой группе российских наемников под названием «Вагнер», задействованной в военном конфликте на юго-востоке Украины.

С лета 2015-го активность ЧВК Вагнера зафиксирована уже в Сирии, на стороне армии Башара Асада.

Российские наемники были замечены в штурмах Пальмиры в 2016 и 2017 годах.

Гибель в феврале 2018 года в районе сирийского города Дейр-эз-Зор от авиаудара международной коалиции во главе с США самой большой группы за всю историю этой ЧВК переполнила критическую информационную массу интереса журналистов-расследователей.

По данным СМИ, российские наемники выполняли задачу по захвату бесхозных, как им казалось, нефтяных полей.

Сюда нужно добавить еще и тот факт, что с конца 2017 года присутствие российских «солдат удачи» начали фиксировать и в Африке.

Следы «вагнеровцев» были замечены в Судане и Центрально-Африканской Республике.

Идея снять документальный фильм про российскую ЧВК, работающую в разных частях земного шара, созрела и внутри редакции Центра управления расследованиями.

Ни для кого не было секретом, что ЦУР финансировался Михаилом Ходорковским через его проект «Открытые медиа».

Этот молодой расследовательский стартап обладал небольшим коллективом сотрудников и для больших проектов привлекал фрилансеров.

Такими фрилансерами на проекте о российских ЧВК и стали военный журналист Орхан Джемаль, режиссер-документалист Александр Расторгуев и оператор Кирилл Радченко.

Все трое были не новички в своем деле и очень быстро загорелись предложенной им идеей фильма.

СОСТАВ СЪЕМОЧНОЙ ГРУППЫ, ОТПРАВИВШЕЙСЯ В ЦАР

Орхан Джемаль – российский военный журналист и общественный деятель.

Александр Расторгуев – режиссер-документалист. Один из самых известных российских кинодокументалистов нулевых и 2010-х.

Кирилл Радченко – оператор. В 2016–2018 годах – видеооператор и монтажер в ANNA News (абхазское информагентство, специализирующееся на новостях и репортажах из горячих точек).

Теперь о том, что водитель Бьенвеню не был знаком с фиксером Мартином.

В конце августа ВВС опубликовало переписку в месседжере WhatsApp одного из продюсеров будущего фильма и Мартина.

Контакт начался почти за месяц до роковой поездки.

Эта переписка очень четко дает понять, почему группа «клюнула» на предложение Мартина, и показывает, как в самый важный момент он исчезает.

Но главное – водитель Бьенвеню был именно от Мартина.

Ошибки быть не может.

В первом сообщении 9 июля продюсер ЦУРа пишет Мартину, что получил номер его телефона от военного корреспондента ФАН Кирилла Романовского, и просит проконсультировать о возможных трудностях при съемках в ЦАР.

Мартин ответил спустя сутки – вечером 10 июля.

Он советовал впредь связываться с ним именно через сообщения в WhatsApp, поскольку качество мобильной связи было недостаточно хорошим для полноценного телефонного разговора.

Мартин выразил готовность помочь.

«Всегда к вашим услугам», – написал он.

Еще раз отметим, что никто с российской стороны, кроме Кирилла Романовского, никогда не знал Мартина в лицо и не разговаривал с ним по телефону.

Только переписка и его активное участие в ней вплоть до рокового дня 30 июля.

Более того, Мартину, сразу же было сказано, что в съемочной группе будут три человека – автор фильма, режиссер и оператор, что они планируют снимать российских наемников, которые там предположительно работают, и сделано признание, что редакция не просила разрешения на это ни у российского правительства, ни у самих наемников.

На что он с полной готовностью ответил: буду помогать.

За 8 дней до прибытия, 20 июля, Мартин выходит на связь:

«Как и просили, я нашел дом, который будет стоить вам 1850 долларов за две недели пребывания. Я также нашел переводчика, который еще и водитель с машиной. Он возьмет с вас 90 долларов за день в Банги и 150 долларов при поездках вне города. Готов радушно вас принять, Мартин».

Продюсер: Спасибо огромное! Мы очень это ценим! Мы подтверждаем поездку, и, я думаю, ваш дом и водитель – это то, что нам действительно нужно.

За пять дней до прибытия, 23 июля, продюсер ЦУРа отправляет Мартину еще один список уточняющих вопросов.

Продюсер: Мартин, у нас еще несколько вопросов к вам. 1) Какая легенда лучше всего подойдет для работы группы под прикрытием? Киношники, туристы, бизнесмены или сотрудники ООН? 2) В какой валюте лучше везти с собой деньги (доллары, евро, центральноафриканские франки)? Лучше везти наличные или в стране есть банкоматы? 3) Как мы сможем поближе подобраться к урановым алмазным шахтам на востоке и в Нделе, на севере? На машине или на самолете? (Нделе – город в 648 км от Банги, занят повстанцами по итогам гражданской войны в ЦАР. – Би-би-си). 4) Где останавливаются русские и где они гуляют? 5) Есть ли у вас знакомства среди местных чиновников, которые могли бы рассказать о российском присутствии в ЦАР?

Ответ не заставляет себя долго ждать и приходит на следующее утро.

Фиксер Мартин даже проявляет определенную инициативность.

Тогда могло показаться, что это редкая журналистская удача.

Мартин: Добрый день! 1) Вы можете быть просто русскими туристами. Местные в хороших отношениях с русскими и не задают вопросов. Если у вас есть российская журналистская аккредитация – это тоже может помочь. 2) Лучше привезти доллары или евро, но имейте в виду, что доллары должны быть не раньше 2006 года выпуска, более старые здесь будет труднее обменять (СМИ писали, что в Африке и в других странах пункты обмена валют не принимают долларовые купюры старого образца. – Би-би-си). 3) Если вы хотите уехать так далеко от столицы, нужно связываться с повстанцами, чтобы получить их разрешение на поездку. Единственный способ добраться туда – на машине, но это займет около пяти дней. Но вы можете использовать эту возможность, чтобы поснимать повстанцев и получить от них информацию. 4) Русские живут в основном на своих базах. Иногда их можно увидеть в кафешках в городе. 5) Я познакомлю вас с несколькими чиновниками, которые дадут вам информацию. Пожалуйста, проинформируйте меня как минимум за четыре дня до вашего вылета в Банги.

В четверг, 26 июля, за два дня до прибытия группы в ЦАР очередной сеанс связи продюсера с Мартином по мессенджеру.

Продюсер: Мартин, спасибо за информацию! Наша группа прилетит в Банги 29 июля в 7:25 утра рейсом из Марокко. Они были бы рады встретиться с вами в аэропорту. Будет ли возможность отвезти их из аэропорта прямо в дом, который вы нашли? Или скажите нам, где и когда можно с вами встретиться.

Мартин ответил на следующий день, в пятницу.

Мартин: Добрый день! 29-го я еще буду в Бамбари. Тем не менее переводчик (который еще и водитель) встретит вас в аэропорту. Его зовут Бьенвеню. Он будет ждать вас с табличкой с именем и отвезет вас прямо на вашу виллу. Я напоминаю, что он возьмет с вас 50 000 центральноафриканских франков (93 доллара. – Би-би-си) по городу и 80 000 центральноафриканских франков (148 долларов. – Би-би-си) за городом. Вы также должны будете оплатить бензин.
Вилла будет стоить вам около миллиона центральноафриканских франков (1850 долларов. – Би-би-си) за две недели. Курс – 540 франков за доллар, вы можете поменять деньги в отеле Ledger. В любом случае Бьенвеню поможет. Если вас все еще интересуют золотые/алмазные/урановые шахты в регионе Бамбари – я получил от местных разрешение на поездку, можете приезжать ко мне после того, как приедете в Банги. Водитель знает дорогу. Если захотите поехать туда, просто скажите Бьенвеню, он сообщит мне, и я буду вас ждать там. Мартин.

Продюсер благодарит Мартина и уточняет у него, сколько времени займет дорога из Банги до Бамбари, отметив, что группу все еще интересуют шахты.

В пятницу тот ответил: ехать обычно полтора дня, но многое зависит от погоды.

Он дал продюсеру номер телефона Бьенвеню и заверил, что будет в Бамбари до 3 августа.

НЕЗАВИСИМОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ ПРИ ПОДДЕРЖКЕ ЛЮДЕЙ ЕВГЕНИЯ ПРИГОЖИНА

Мы уже говорили, что экспедицию, цель которой – выяснить подробности убийства российских журналистов, финансировало само РИА ФАН.

Это издание, как мы помним, прочно ассоциируется с бизнесменом Евгением Пригожиным.

Участники экспедиции пишут про начало своей работы:

«Советника Президента ЦАР по национальной безопасности Валерия Захарова нельзя назвать фиксером, но именно на него была возложена ответственность за сохранность группы, ему же поручили организовать нашу работу. Кто поручил и возложил? Цитируем: «Президент Фостен-Арканж Туадера».

И далее журналисты РИА ФАН и «Фонтанки» приводят биографическую выжимку о Валерии Захарове:

«В 1990-х годах Захаров работал в самом секретном подразделении ГУВД по Петербургу и Ленобласти – наружном наблюдении. В начале нулевых перешел на аналогичную должность в Северо-Западное управление таможни, а еще через несколько лет поменял офицерские погоны на бизнес, связанный с консультированием. Позднее сотрудничал со службой безопасности структур, работающих в интересах бизнесмена Евгения Пригожина».

Ну и это еще не все.

Авторы – участники расследования сообщают, что им на все время работы в ЦАР был предоставлен микроавтобус, возможность любых передвижений в сопровождении жандармов в разное время в разном количестве.

Также с ними постоянно были двое русских, представившиеся инструкторами Денисом и Кавказом.

Другими словами, поездка в ЦАР группы от РИА ФАН финансировалась и охранялась (читай – контролировалась) людьми питерского бизнесмена Евгения Пригожина.

Говорить здесь о какой-то независимости по крайней мере странно.

Через весь материал проходит одна из основных мыслей – в отличие от погибшей группы ЦУРа, расследовательская экспедиция ФАН хорошо подготовилась.

Была получена аккредитация от местных властей, проработана система безопасности, ну и самое основное – бюджет трехнедельной поездки у ФАН составил $32 тыс.

В то время как у погибших ребят на две недели было заложено всего $8,5 тыс., приехали они по туристической визе, никого не предупредили в российском посольстве и действовали отчасти хаотично.

ПЕРЕПИСКА В МЕССЕНДЖЕРЕ И РАННИЙ ПРИЛЕТ

Авторы расследования отмечают, что вылетевшая в ЦАР съемочная группа крайне мало общалась с московским офисом ЦУРа в месcенджере Telegram.

В доказательство своих слов приводят эту самую переписку в рабочем чате всей команды, но начинают цитировать ее с 08.20 – времени прилета журналистов из Касабланки в Банги. (Прямых рейсов из Москвы в ЦАР нет, поэтому добраться туда можно только с пересадкой, в том числе в Марокко. – Прим. ред.).

В 09.30 Кирилл Радченко пишет, что остановились в гостинице National.

Проводник Мартин им не отвечает.

Дальше следует пояснение:

«Группа прилетела на два дня раньше планируемого, поэтому их не встретили».

Здесь есть важные неточности.

Во-первых, погибшие журналисты общались с Москвой всегда, как только появлялся Интернет.

Параллельно с этим, как мы уже говорили, велась активная переписка с Мартином.

Единственный день, когда не было сообщений, – 30 июля, в понедельник.

В этот день группа направилась к Мартину в Бамбари по территории, где Интернет не работал либо работал, но очень слабо.

Почему ребят никто не встретил?

Дело в том, что группу из ЦУРа при пересадке в столице Марокко Касабланке посадили на стыковочный рейс до Банги на двое суток раньше, чем планировалось.

«История с переносом рейса в ЦАР из Марокко – это была какая-то арабская хитрость, а скорее всего, просто разводка на деньги, – рассказывает «Совершенно секретно» теперь уже экс-главред ЦУРа Андрей Коняхин. – Московский офис продает билеты так. Более того, обещает гостиницу на время вынужденной стыковки. А местные говорят: вы что, какая гостиница, нет никакой гостиницы, вот есть самолет зато, но нужно за него доплатить. Пришлось доплатить».

Группа прилетает в ЦАР 28 июля, раньше намеченного срока.

Офис ЦУРа накануне пишет фиксеру Мартину.

Продюсер: Мартин, чрезвычайная ситуация. Группа прилетит в Банги завтра утром (перенос рейса – решение авиакомпании). Бьенвеню не отвечает. Можете, пожалуйста, дать адрес дома, где должны были разместиться члены группы? Они прилетают в субботу, 28 июля, в 7:25 утра.

Мартин отвечает только в субботу утром, около 9 утра по местному времени.

Мартин: Группа еще в аэропорту? Как нам их найти?

К этому моменту Орхан, Саша и Кирилл, взяв в аэропорту такси, попросили отвезти их в какой-нибудь отель.

Таксист привез их в National.

В этот момент переписка с Мартином активизируется.

Продюсер: Привет! Они сейчас в Банги. Я думаю, лучше поговорить с ними.

Мартин: Где они точно? Я пришлю машину.

Продюсер: Они напишут вам в WhatsApp. Они сейчас в отеле «Националь». Они напишут. Или, пожалуйста, напишите вы им.

Мартин: Я послал туда машину.

Про машину – это последнее сообщение от Мартина, BBC пишет, что он отправил его в 11:49 по московскому времени, или 9:49 по местному.

Следующие четыре сообщения от продюсера ЦУРа он прочитал, но не ответил на них.

Продюсер интересовался, безопасно ли оставаться в «Национале», и ставил в известность, что журналисты не могут связаться с Мартином в WhatsApp.

В ночь с понедельника на вторник 30 июля группа, по официальной версии местных властей, выехала в сторону Бамбари, где и была расстреляна неизвестными.

Водителю Бьенвеню, которого рекомендовал Мартин, удалось сбежать и спастись.

31 июля продюсер ЦУРа пишет Мартину четыре сообщения.

В WhatsApp они отмечены как не прочитанные им.

Больше на связь он не выходил.

Местонахождение его также до сих пор не известно.

Продюсер:
9:19: Привет, Мартин. Наша группа вчера была на пути в Бамбари, но они все еще офлайн. Они связались с вами?

17:36: Мартин, привет.

17:38: Вы онлайн? AFP cообщает: трое русских убиты в ЦАР. Российское информационное агентство пишет, что у них были пресс-карты.

20:13: Ребята попали в засаду по дороге в Бамбари. Все трое убиты.

На фото,присланном романовским из цар, зеркало с видеорегистратором отсутствует/РИА ФАН

САМИ ИЗМЕНИЛИ МАРШРУТ?

Надо отдать должное экспедиции ФАН, они максимально возможно восстановили хронологию двух последних дней жизни Джемаля, Расторгуева и Радченко.

Опросили сотрудников отеля, побывали в полицейском участке, куда забрали ребят жандармы за неразрешенную съемку, а потом потребовали взятку, съездили в бывшую резиденцию свергнутого правителя ЦАР Жан-Бедель Бокассы в Беренго.

Это в 65 километрах от столицы.

Там сейчас расположена учебная база, где русские инструкторы обучают солдат правительственной армии.

Группа ЦУРа пыталась проникнуть в Беренго 29 июля с водителем Бьенвеню, но их не пустили внутрь без разрешения от военного ведомства.

А вот к 30 июля, дню официальной гибели, есть вопросы.

Как выяснили журналисты объединенной экспедиции ФАН и «Фонтанки», группа ЦУРа выехала из отеля в 12.00 и направилась на восток в сторону Бамбари.

К 15.00 они были в населенном пункте Дамара.

И со слов водителя Бьенвеню, которого видели и опрашивали только местная полиция и прилетавшие на два дня сотрудники Следственного комитета России, поменяли маршрут и велели ему ехать в Декое.

Для понимания: это совсем в другую сторону от того места, где их должен был ждать Мартин.

Что или кто заставил их изменить маршрут, для группы ФАН осталось загадкой.

В Дамаре, по их словам, мобильный Интернет не работает, есть только телефонная связь.

Но вспомнить, разговаривал ли кто-то из ребят по сотовому телефону, никто, естественно, не мог.

Дорога в Декое лежала через город Сибут.

Там журналисты, как нам сообщается, были около 18.00.

Но из материалов журналистского расследования следует, что в Сибуте белых людей никто не видел.

Машину да, а европейцев нет.

Тела убитых российских журналистов найдут в 23 километрах за Сибутом 31 июля.

А 30 июля, как пишет «Фонтанка», в 20.45 в дверь хижины старосты деревни Кпаку, которая находится в 2 километрах от места убийства, постучались.

На пороге якобы стоял испуганный водитель Бьенвеню.

Он рассказал следующее (приведем этот важный рассказ еще раз полностью):

«…приехал из Банги на своей машине, в которой он вез троих русских журналистов. В Сибуте их предупреждали, что ночью ездить небезопасно, но журналисты велели Бьенвеню ехать дальше, так как хотели утром вернуться из Декое в Сибут и продолжить путь в Бамбари. На проселке между Сибутом и Декое их остановили неизвестные в бу-бу (тюрбаны). Водитель хотел проехать, не останавливаясь, но русские сказали остановиться. К ним вышли трое мусульман и потребовали, чтобы журналисты и шофер вышли из машины. Еще несколько человек прятались в траве, но сколько их было, Бьенвеню не знает. Неизвестные вырвали из машины видеорегистратор, попытались отобрать у журналистов аппаратуру, началась борьба. Все это время двери машины оставались открытыми, машина была заведенной. Один из стоящих поодаль мусульман направился к Бьенвеню. Водитель запрыгнул в автомобиль и поехал, он услышал стрельбу по машине, затем еще выстрелы».

Почему есть основания не верить этой версии?

Разберем по пунктам.

1. Сложно представить, чтобы съемочная группа ЦУРа по своей воле изменила маршрут в неизвестной стране, а тем более потребовала от водителя остановиться, видя вышедших ночью на дорогу незнакомых людей с оружием.

2. Обнаруженные утром 31 июля тела были не тронуты диким зверем.

«Если их убили вечером, то каким образом их не трогали дикие звери, – делится своими мыслями с «Совершенно секретно» близкий друг Орхана Джемаля Максим Шевченко. – Это невозможно себе представить в Африке. Нам говорят, что в этой зоне нет львов. Львов нет, но гиены есть везде. Как только свежий кусок мяса ложится на африканскую землю, через полчаса около него оказываются звери. На их телах не было следов зубов. Моя версия, что их или утром убили, или утром подкинули тела. А ночью они были в каком-то закрытом помещении».

Как рассказал источник «Совершенно секретно» в ЦУРе, с группой была договоренность каждый вечер переносить отснятый вариант на компьютер и жесткие диски, они были у всех троих журналистов.

Ребята были буквально нашпигованы разными видеокамерами.

Среди них имелся и специально приобретенный видеорегистратор, который был закреплен на автомобильное зеркало заднего вида в салоне автомобиля Бьенвеню.

После обнаружения тел, по нашим данным, жандармерия ЦАР изъяла все жесткие диски, а видеорегистратор они упустили.

На первом – фото автомобиля, которое появилось в СМИ почти сразу после сообщения об убийстве русских журналистов в ЦАР, его разглядели коллеги погибших из Центра управления расследованиями, позже информацию о наличие салонного зеркала, которое он лично видел, подтвердил и источник в самой Центрально-Африканской Республике.

О важной улике рассказали Кириллу Романовскому.

Тогда еще у ЦУРа не было серьезных оснований для подозрений.

Уже будучи в Банги, Романовский публикует в своем издании фото, где видно, что зеркало с регистратором вырвано с корнем.

Регистратора нет.

У сотрудников Центра управления расследованиями и Максима Шевченко разные версии трагедии.

В ЦУРе уверены, что жестокое убийство было спланировано заранее, а фиксер Мартин, пока его как минимум не найдут, будет рассматриваться ими как целенаправленная ловушка.

Максим Шевченко не верит в столь сложный план преступников и убежден, что они действительно могли наткнуться на отъявленных головорезов, но среди бандитов, по его мнению, обязательно был русскоговорящий.

«Я думаю, что они напоролись не на вагнеровцев, которые просто являются прикрытием ГУ ГШ РФ, то есть военнослужащими, которые бы вряд ли стали их убивать без приказа сверху, – говорит Шевченко, – а на некую еще одну инициативную группу, которая занималась охраной чьих-то частных интересов. И очевидно, что кто-то кого-то узнал, кто-то кого-то стал унижать, кто-то кому-то ответил. И кто-то не сдержался и застрелил того, кто что-то сказал. А потом и всех остальных. Я просто нарисовал модель абстрактную. То, что там участвовали русские, у меня не вызывает сомнений».

Но все в один голос предполагают, что ребят убили в другом месте, а тела подбросили.

А водитель Бьенвеню просто участник этой схемы.

Вопросов действительно накапливается много.

Перечислять их можно довольно долго.

Например, почему, если это было ограблением, то с членов съемочной группы не сняли хорошую одежду и обувь?

Если это были обычные бандиты, то почему на месте убийства обнаружено всего несколько гильз, хотя выстрелов было значительно больше.

«Нам показали две гильзы, – говорит Максим Шевченко. – Как они описаны – есть две версии. Первая – что это 9 на 39, то есть гильза от «ВАЛа» или «Витореза», спецоружия. Вторая – что это АК‑47. Вопрос: что это за бандиты, которые после стрельбы подбирают гильзы. В каждого из ребят всадили по 5–6 пуль, никак не меньше. И что, бандиты из Чада или местные отморозки потом собрали гильзы, что ли? Что-то я с трудом в это верю. Гильзы собирают люди, которые хотят скрыть тип оружия, из которого велась стрельба».

Ну и еще одна деталь.

В составе группы ЦУРа в Африку должен был поехать Пётр Верзилов, продюсер группы Pussy Riot и издатель интернет-проекта «Медиазона».

На его имя был зарезервирован на сутки билет на самолет.

Но 14 июля он вместе с еще тремя участницами устроил перфоманс в Лужниках, выбежав на футбольное поле в полицейской форме в самый разгар матча Франция – Хорватия в рамках чемпионата мира по футболу.

Административный арест не позволил Верзилову присоединиться к этой командировке.

Тем не менее после известия о гибели журналистов он начал вести свое расследование. 11 сентября Пётр Верзилов был отравлен, что уже доказано в немецкой клинике, куда его перевезли в очень тяжелом состоянии.

По нашей информации, за день до этого он получил важные свидетельства, связанные с этим событием.

По странному совпадению Верзилова отравили через день после получения важной информации из ЦАР

P. S. Спустя два месяца после ужасной трагедии в Африке с тремя российскими журналистами в ней по-прежнему остается много белых пятен.

К сожалению, трехнедельная работа совместной расследовательской экспедиции РИА ФАН и «Фонтанки» не намного приблизила всех нас, коллег погибших ребят, к ее разгадке.

Если отбросить эмоции в сторону, то вся эта история действительно больше напоминает хорошо организованную охоту.

Где загоняемым зверем были журналисты, а приманкой стал вовремя предложенный фиксер Мартин, которого никто не может найти.

Оставалось только прицельно выстрелить.

Что и было сделано.

Продолжение следует…