Bespredel.org > Журналистские расследования > Бомбоубежище убрали на бумаге

Бомбоубежище убрали на бумаге

Как так случилось, что некогда успешный бизнесмен и владелец канувшей в лету группы компаний «Комтех» Александр Рубцов превратился в фигуранта уголовного дела о мошенничестве, сейчас могут вспомнить, пожалуй, только его первые партнёры по бизнесу — Роман Бельковский и Дмитрий Иванченко.

И еще, пожалуй, несколько сотрудников известного на всю страну металлотрейдера.

Но логика последних событий такова, что среди пострадавших от действий Рубцова могут оказаться не только крупные девелоперы, но и простые люди.

Креативный и инициативный

Александр Рубцов

Год назад пресса подробно описывала историю, как Рубцов делал первые шаги по выстраиванию своей криминальной биографии, перехитрив для начала партнёра Бельковского.

А затем иностранных инвесторов, выпустив CLN (кредитные ноты) компании «Комтех» на 150 миллионов долларов и практически сразу же выведя инвестиции на подконтрольные ему фирмы, сообщив обескураженным кредиторам, что деньги пошли на выплату дивидендов.

Замести следы и обрубить концы удалось после банкротства входящих в группу компании.

В частности были выставлены на торги ключевые для всего бизнеса предприятия – ООО «Каширский завод стали с покрытием» («КЗСП») и ОАО «Трубосталь», расположенный в северной столице.

Самый старый на северо-западе Трубный завод, ранее принадлежавший НЛМК, который продал его в 2006 году ГК»Комтех», которой владели тогда еще партнёры Александр Рубцов , Роман Бельковский и Дмитрий Иванченко.

Земля под заводом «Трубосталь» была в аренде у государства.

Возможно, именно когда Рубцов решил приватизировать землю с целью строительства бизнес-центра еще в далеком 2008 году.

Оказалось, что на территории находится огромное бомбоубежище — объект МЧС.

А приватизировать землю под объектом МЧС по закону нельзя.

Тогда креативный Рубцов придумал следующее: оформить отчет о том, что бомбоубежище находится в аварийном состоянии, и тем самым получить устраивающий его вывод о невозможности восстановления бомбоубежища и необходимости его сноса.

Можно только догадываться (история с «Зимней вишней» нам подсказывает ответ) каким образом МЧС отказалось от крупного объекта – бомбоубежища в Невском районе на территории «Трубосталь» – и списало его со своего баланса.

После того, как бомбоубежища на территории ОАО Трубосталь больше нет, ничто и никто не мешает больше приватизировать всю территорию.

Как мы считаем, земля была выкуплена Рубцовым за смешную сумму — 16 млн. рублей.

Здесь нужно отметить, что приватизация земли и ликвидация (на бумаге) бомбоубежища проходила в 2008-2009 годах, на скорую руку.

В то время Рубцов активно занимался банкротством ОАО «Трубосталь», спасаясь от кредиторов.

Если бы земля завода была законно обременена бомбоубежищем, Рубцов не смог бы ее продать на им же организованных торгах в процессе банкротства своей же компании ( дело в том, что ОАО «Трубосталь» являлась гарантом по тем самым CLN на сумму 150 млн. долларов).

И эта манипуляция прошла успешно.

С 2010 года земля и все активы ОАО Трубосталь перешли под контроль ООО «Инвестконсалт» и ООО «Северо-Западный трубный завод»- предприятий, также через структуру холдинговых матрешек — компаний кипрских и британских виргинских островов – контролируемых тем же Рубцовым.

Путь от бизнесмена к комбинатору

Парадоксально, но все шалости Александра Рубцова долгое время оставались безнаказанными.

Ответственности ни за выкидывание партнера (Романа Бельковского) из бизнеса, ни за «кидок» инвесторов, ни за банкротство предприятий (а предприятия Рубцова банкротились как на конвейере — вслед за ОАО«Трубосталью» обанкротился ООО»КЗСП», чьи активы по прежней схеме выкупил принадлежащий Рубцову ООО «Техинвестстрой»), ни за «пропажу» бомбоубежища на ОАО Трубосталь, а также другие многочисленные комбинации не возникало.

Возможно, именно это обстоятельство и привело к мысли о том, чтобы избавиться от своего многолетнего партнёра Дмитрия Иванченко.

Ведь, как известно, хорошо работающий бизнес, который приносит миллиарды рублей дохода, должен иметь одного владельца, да и сумма прибыли — величина неделимая и кратная только единице.

Согласно материалам уголовного дела, Рубцову удаётся уговорить Иванченко ввести в бизнес третьего партнера, чтобы продолжать ведение дел с ним уже не на паритетной основе — на стороне Рубцова- 52,5%, всего-то простое большинство, но только оно имеет значение при принятии решений кипрскими структурами, а на стороне Иванченко — лишь 47,5%.

Затем Рубцов, по информации следствия, берет акции третьего партнера под свое управление и единолично принимает решение о продаже кипрских материнских компаний всех ветвей бизнеса — конечно, уже привычно, самому себе, и всё так же за символическую стоимость, но и даже эти деньги пускает «по кругу», чтобы они осели в иностранных банках.

Так, в один и тот же день, 15 апреля 2013 года Рубцов проворачивает 2 сделки.

Одна по купле-продаже через кипрскую компанию «Гастобраво» ООО «Техинвестстрой», вторая – аналогичная, как близнец — по купле-продаже через кипрскую компанию «Фурмитура» ООО «Инвестконсалт» и ООО «СЗТЗ».

Другими словами, потерпевшим оказывается не только Дмитрий Иванченко, но и третий партнер — Ольга Евстафьева.

Иванченко идет в МВД ЦФО, Рубцов получает уголовное дело по обстоятельствам продажи ООО «Техинвестстрой».

Отметим, что в октябре 2013 года суд по этому делу даже заключил Рубцова под стражу в СИЗО.

Камера следственного изолятора на время отрезвила бизнесмена и Рубцов на первом же допросе обещает возместить Иванченко ущерб и даже вернуть отчужденные акции.

Признательные показания Рубцова

Позиция адвокатов Рубцова, которые и убедили своего клиента (ознакомившись со структурой доказательств, кропотливо собранных следствием) к признанию незаконности проведенных им сделок и обещанию вернуть все к прежнему состоянию

Но затем, уже в 2015 году, после выхода из СИЗО, происходит перелом. Рубцов отказывается от своих первоначальных показаний.

А в середине 2015 года его выпускают под залог.

Сумма в 45 миллионов, которые определил ему Мосгорсуд, не проблема для владельца компании, входящей в TOP 200 Forbes.

Все это время компании бывшего «Комтеха» — и ООО «Техинвестстрой», и ООО «Инвестконсалт» и ООО «Северо-западный Трубный Завод», а тем более ЗАО «Металлокомплект-М» успешно работали и приносили своему, теперь уже единственному акционеру, неплохую прибыль.

Тем не менее, имущество завода — в первую очередь земля и здания было арестовано, а также признано вещественным доказательством.

Вероятно, на подходе уголовное дело по «Фурмитуре», связанное с продажей ООО «Инвестконсалт» и ООО «Северо-Западный трубный завод».

Но пока идёт расследование, в противодействие ему, играя на опережение, происходит спешная «зачистка».

Сначала, несколько раз перепродается кипрская материнская компания «Фурмитура» своим же аффилированным структурам.

Потом, поняв, что игры в прятки не проходят, покупатель не становится добросовестным, принимается решение о продаже земли от ООО «Инвестконсалт» на созданную для Рубцова аффилированную с ним структуру – ООО «Парк Бабушкина».

Бомбоубежища никто и не заметил

В начале мая 2018 года на сайте «Недвижимость и строительство Петербурга» появилась информация, что «комиссия по землепользованию и застройке под руководством вице-губернатора Игоря Албина рассмотрела заявление ООО «Парк Бабушкина». Для участка площадью 6,7 га на улице Бабушкина (прежний адрес: Железнодорожный пр., 16) запрошено отклонение от предельных высотных параметров строительства – до 60 и 75 метров. При этом в соответствии с Правилами землепользования и застройки высота зданий на участке – 33 и 40 м. Чиновники поддержали проект».

На участке Северо-Западного трубного завода, запланирован жилой комплекс площадью около 100 000 кв.м, а также садик и паркинги.

Всё это богатство с точки зрения землевладения удачно расположено Невском районе Петербурга, прямо напротив Парка Бабушкина и набережной Невы, практически на пересечении транспортных развязок.

Продавец, уже известный нам Александр Рубцов.

Покупатель участка (по сути, с обременением) — питерский девелопер Максим Шубарев и его компания Setl Group.

Любопытно, знает ли один из крупнейших санкт-петербургских застройщиков, что практика расследования уголовных дел связанных с мошенничеством такова, что активы российских дочерних компаний — земля, здания, сооружения, оборудование — признаются вещественными доказательствами и собственники предупреждаются об уголовной ответственности за возможную растрату или отчуждение данного имущества.

Добросовестным приобретателем здесь, вероятно, тоже не получится стать.

Если бы местные власти знали о наличии бомбоубежища, определённо никогда не было бы и согласия города на строительство такого количества метров и с такой повышенной этажностью.

К тому же, трагедия в кемеровском ТЦ «Зимняя Вишня» и череда последующих за этим проверок МЧС по всей стране заставляют задуматься о бескорыстии тех, кто должен следить за безопасностью граждан.

Ведь если действовать в рамках закона, надзирающие органы в любой момент могут назначить проверку, как законности приватизации спорного участка, так и действий сотрудников МЧС, которые в столь сложное время одним росчерком пера лишили город государственного объекта.

А значит, на карту поставлена не только репутация Setl Group, но и будущее тысяч потенциальных людей, которые оплатят своими личными сбережениями очередную «комбинацию» Александра Рубцова.

Сколько еще мин замедленного действия осталось в биографии как этой территории, так и иных компаний холдинга Рубцова, и при каких обстоятельствах они взорвутся, можно только гадать.