Bespredel.org > Журналистские расследования > Чемодан, вокзал, СИЗО

Чемодан, вокзал, СИЗО

Это очень страшно, когда твой муж пропал из СИЗО.

Особенно когда уверена, что он ни в чем не виноват.

Москвичка Анастасия Миняева целую неделю искала своего супруга, сотрудника полиции Владимира Миняева, осужденного по статье 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий».

Два года назад о героическом майоре из аэропорта «Внуково» написали все СМИ.

Он рассекретил так называемую «чемоданную мафию», специализирующуюся на воровстве из багажа пассажиров.

Но вместо награды и благодарности оперуполномоченный ОБПГ ЛО МВД России получил три года за решеткой.

И… в мае исчез из московского СИЗО, где ждал отправки в колонию.

«Его отправили туда без решения суда, так называемой законки, просто взяли и увезли», — жена Анастасия связывает это со своим недавним интервью, в котором она рассказала, за что посадили ее мужа.


Владимир Миняев с женой и ребенком.

В линейном отделе полиции «Внуково» Миняев проработал четыре года.

Кстати, майора получил, уже находясь под следствием.

«Его никто не увольнял. Наоборот, поддерживали все коллеги, были уверены, что в суде его оправдают — на самом деле, как считают юристы, состава преступления в действиях Владимира не было, нет и доказательств, что он совершил то, в чем его обвиняют», — говорит Анастасия.

Все началось со своеобразного «каминг-аута» — Владимир Миняев публично поведал о том, что происходит с багажом пассажиров в столичных аэропортах.

Почему тот пропадает.

Уже у стойки регистрации сотрудники воздушной гавани обычно узнают о содержимом чемоданов.

На интроскопе-сканере — когда багаж ползет на черной ленте — видно вещи.

Каким образом эта конфиденциальная информация попадает к грузчикам, самой низовой ступени иерархии аэропорта, которые, как выяснилось, и совершали кражи?

«Муж рассказывал, что, судя по всему, данные об этом им могут передавать сотрудники служб авиационной безопасности, ведь воры целенаправленно вскрывают только те сумки, где лежит что-то ценное, а не все подряд».

Драгоценности, дорогой алкоголь и, главное, деньги — подчас сумма похищенного доходила до десятков тысяч долларов.

Лично мне сложно понять, что движет пассажирами: наивность, глупость или забывчивость?

Как объяснить, зачем они оставляют в своих чемоданах полные кошельки?

Даже когда летят далеко, например в Америку.

Не украдут багаж, так отправят куда-нибудь не туда.

Ищи его потом.

«Может быть, это тайные миллионеры, для которых пачка зеленых — тьфу, один раз в ресторан сходить?» — задаю я вопрос защитнику Миняева, Антону Малинскому.

«Да нет, обычные люди. Помню одного потерпевшего — он тоже летел в США, простой инженер, и для него украденные 3800 долларов — очень большая сумма», — разводит тот руками.

«Володя объяснял, что чаще всего пассажиры торопятся и просто забывают о том, что и куда положили. У каждого свои тараканы в голове. Они не помнят, зато на сканере в аэропорту сразу все видно», — утверждает жена.

Частенько к ним домой забегали в гости оперы, коллеги мужа, курили и жаловались, что доказательства совершения преступлений есть, а дальше этого дела не двигаются.

«Они трудились целыми неделями, без выходных. И, думаете, это кто-то ценил? Как бы не так!» — сетует Анастасия Миняева.

Похитители работали только на вылете.

Сумки вскрывали в так называемой мертвой зоне.

Как бы там ни было, но раньше оперы фиксировали по 3–4 кражи в день.

Виновные, когда их находили, обычно отделывались легким испугом.

Никого не привлекли к уголовной ответственности.


Тот самый подозреваемый грузчик (справа).

«Муж говорил, что грузчики наглые, уверены в своей безнаказанности, — продолжает Настя. — Кстати, перед приемом на работу с ними беседует и собственная служба безопасности, которая дает предварительный прогноз, кого стоит брать, а кого нет. Но это, по всей видимости, не имеет большого значения — кого надо, того и принимают. Так как официально у таких неквалифицированных сотрудников зарплата тысяч пятнадцать, да и ту, бывает, задерживают, то понятно, что не ради официального оклада они туда идут. Я, конечно, не могу сказать, что там одни воры, есть и честные люди, как и везде, как и в полиции».

По ее словам, когда Миняев только начинал работать в должности оперуполномоченного, ему якобы поступило предложение закрывать глаза на происходящее.

Майор отказался.

Теперь полицейские фиксировали не 3–4 «висяка» в день, а один в месяц.

Одна из операций по поимке членов «чемоданной ОПГ» завершилась настоящим успехом.

По делу проходили порядка 200 человек, по данным СМИ, были возбуждены уголовные дела примерно на пятьдесят.

Грузчики распотрошили рюкзак, в котором лежали меченые купюры.

Все это записали камеры наблюдения.

— Неужели ваш супруг не понимал, что если он перейдет дорогу серьезным людям — не грузчики же сами шли на эти кражи, — то они это просто так не оставят?

— Он был уверен, что поступает правильно. Начальство его хвалило, — отвечает Анастасия.

Однако после обнародования фактов о действиях ОПГ в аэропорту вместо благодарности на Миняева… возбудили уголовное дело.

«Один из пассажиров заявил о том, что у него пропал конверт с крупной суммой денег. Володя стал проверять по видеокамерам, кто бы это мог быть. Рейс грузили два грузчика. Подозрение пало сперва на них. Но на поле фактически выходили другие люди — Володя их вызвал, предъявил записи, они признали свою вину, один рассказал, что похищал деньги, другой выступил свидетелем, подозреваемый согласился возместить ущерб — 500 долларов, которые его жена передала через грузчика-свидетеля. Они все рассказали, так как, видимо, прекрасно понимали, что им это ничем серьезным не грозило — максимум получили бы условный срок».

Приехали следователь, адвокаты, понятые.

Грузчик описал все подробности своего преступления, дал полный расклад.

«Полностью признал свою вину. Следователь же с ним тоже беседовала. Оба сказали, что раскаиваются. Их никто не ограничивал в свободе передвижения. Выходили, курили спокойно. Все это случилось в один день», — рассказывает супруга.

Но вскоре первый из пойманных грузчиков, кто взял кражу на себя, обвинил майора: дескать, во время допроса тот стукнул его кулаком по лбу.

Побои зафиксированы не были, мало того, задержание и беседа с правоохранительными органами были сняты для материалов уголовного дела.

Никаких синяков и шишек.

Поэтому, наверное, майору инкриминировали не то, что он якобы распустил руки, а просто превысил свои полномочия.

«Грузчику было выгодно так показать. Мало того что он сам избежал ответственности, так еще и «помог» своим покровителям, он же не один действовал, наверное», — продолжает Настя.

Процесс длился больше года.

Все это время Миняев продолжал выполнять свои обязанности, в свое время он дал множество интервью СМИ, дело стало громким, скрыть действия «чемоданной мафии» не удалось, поэтому он был уверен, что в итоге суд разберется.

Приговор Солнцевского районного суда — три года лишения свободы и немедленное взятие под стражу, по словам супруги, стал полной неожиданностью.

«Володю отправили в Медведково, в 4‑й следственный изолятор. После апелляции дело вернули на новое рассмотрение, но приговор утвердили заново», — говорит Настя.

О том, что муж пропал из СИЗО, она узнала в середине мая.

Его должны были отправить на пересылку, но бумаги из суда все не приходили, а без них отвезти в колонию не имели права.

Однако же отвезли.

«Я связываю это с тем, что снова дала интервью СМИ, пытаясь объяснить, что же на самом деле тогда случилось».

Настя нашла мужа всего несколько дней назад.

В Ульяновской области.

Случайно.

Через знакомых.

Майор ждет следующего этапирования — вроде бы в Нижний Тагил, где и будет отбывать дальнейшее наказание.

Держится, говорит, ждет решения кассационного суда.

«Я очень боюсь, что в покое его так и не оставят, отомстят так, что мы и концов не найдем, поэтому обратилась к журналистам».

После того как мужа посадили, Настя, имея на руках одного месячного ребенка и дошкольника второго, пришлось уехать из Москвы к маме в Мордовию и срочно выйти на работу, хотя бы пока и удаленно.

Во «Внуково» же все снова спокойно. Один коллега Миняева ушел на больничный на полтора года, остальные стараются сидеть тише воды ниже травы. А смысл стараться — чтобы так же оказаться на нарах?

У грузчиков же все в полном порядке.

С тех пор как посадили майора Миняева, как говорят, количество краж опять увеличилось.

Так что теперь остается посоветовать рассеянным пассажирам рассчитывать только на себя.

И не класть дорогие вещи в багаж.

Потому что вряд ли их теперь вернут владельцам.

Если пассажир летит транзитом, то концов и вовсе не найти.