Bespredel.org > Журналистские расследования > Идейного опера посадили вместо воров

Идейного опера посадили вместо воров

В московских аэропортах действует отработанная схема: из багажа пассажиров крадут технику, драгоценности, деньги.

Кража начинается с сотрудников, сканирующих багаж, они определяют, что и из какого чемодана стоит вытащить.

Грузчики, выходя в мертвую зону на взлетном поле, где нет камер наблюдения, вытаскивают ценности из сумок.

Организацией этой схемы занимается «чемоданная мафия» из сотрудников аэропорта.

Оборот исчисляется миллионами.

Каждый месяц десятки пассажиров обращаются с заявлениями о кражах из багажа в полицию, раскрываемость таких преступлений близка к нулю.

Елена Ветрещак, потерпевшая, обратившаяся за помощью в полицию после кражи из ее чемодана, рассказывает:

«Мы с семьей летели из Доминиканы, вещей было много, в поездке купили дорогой алкоголь, сигары, еще в багаж пришлось сдать фотоаппарат, другую технику. Когда мы получили сумки в Шереметьево, они были разворочены, алкоголь оставили, а фотоаппарата и объективов не было. Нас было таких человек двадцать с одного рейса. Мы скооперировались, все написали заявления в полицию, потом даже списывались в фейсбуке — никто не получил никакого отклика, ни одного. Мой однокурсник с юрфака, Володя Миняев, работал опером во Внуково и раскрывал такие кражи, раскрывал много и хорошо. Ему предлагали взятки, чтобы он хуже работал. Но он идейный, всегда такой был, в этом смысл его жизни, он отказался. И сел на три года, якобы за выбивание показаний из грузчиков».

22 февраля 2015 года Владимир Склянный, грузчик аэропорта Внуково, дал признательные показания о том, как он воровал деньги в размере 3800 долларов США из чемодана с рейса Москва–Екатеринбург.

Купюры были завернуты в белый лист бумаги.

Второй грузчик — Бураков Алексей, также сознался, что Склянный украл деньги, но заявил, что сам он от предложенной Склянным доли отказался.

Владимир Миняев с супругой и дочкой

Показания они дали после того, как оперуполномоченный Владимир Миняев представил им неопровержимые доказательства их причастности к краже.

Он внимательно изучил записи с камер видеонаблюдения и определил, что кража багажа могла произойти только на летном поле, где отсутствует система видеонаблюдения.

И выяснил, что на летном поле работали совсем не те грузчики, которые были официально записаны в ведомость, а Склянный и Бураков.

В тот же день, спустя 15 часов после дачи объяснений, в присутствии следователя, понятых и эксперта Склянный и Бураков полностью подтвердили свои показания.

Жена Склянного привезла 500 долларов из украденного. Остальное обещали вернуть позже.

Склянный возвратил 500 долларов, эксперт сфотографировал это.

Однако через два дня Склянный и Бураков сменили адвоката и отказались от предыдущих показаний.

Склянный обратился в травмпункт.

Врач зафиксировал припухлость на лбу и вписал в медкарту слова Склянного о том, что эта припухлость возникла в результате избиения его сотрудниками полиции.

Понятые, дежурный следователь, эксперт, производивший фотосъемку во время выдачи Склянным сворованных денег, все утверждают, что никаких следов побоев на лице Склянного они не видели, а сам он ни запуганным, ни подавленным не был и сам рассказывал о совершенной им краже, смеялся шуткам одного из понятых.

В протоколах следственных действий ни от Склянного, ни от его первого адвоката не поступило никаких жалоб.

А уже после возбуждения уголовного дела против Миняева вдруг выяснилось, что присутствовавшая при выдаче Склянным украденных им денег эксперт вела не черно-белую, а цветную фотосъемку и на этих фотографиях четко видно, что на лице Склянного никаких повреждений нет.

Эта фотография есть в материалах уголовного дела.

Но уголовное дело против Склянного закрыли, украденные им 500 долларов ему вернули.

А против оперуполномоченного Владимира Миняева на тот момент уже возбудили уголовное дело за превышение должностных полномочий с применением насилия.

Два года, пока длилось следствие, Владимир Миняев продолжал работать во Внуково и раскрывать преступления.

Его не только не отстранили от службы, но и повысили в должности, а еще дали новое звание.

Предлагали взятку, 8 миллионов рублей каждый месяц, чтобы он не расследовал кражи.

Владимир отказался.

Первый судья, рассматривавший его дело, уйдя на постановление приговора, вынес решение о возврате дела прокурору.

Мосгорсуд это решение отменил.

27 октября 2017 года второй судья Солнцевского районного суда г. Москвы Верещагина Е.И., к изумлению самих грузчиков, не ожидавших такого поворота событий, признала Миняева виновным и приговорила к трем годам лишения свободы в колонии общего режима.

Мосгорсуд оставил приговор без изменений.

Адвокат Миняева, Антон Малинский, рассказывает:

«На мой взгляд, в Москве сложилась катастрофическая ситуация, когда совокупность доказательств по уголовному делу однозначно свидетельствует о полной невиновности человека, но при этом суд признает человека виновным. Самое страшное в этом деле то, что любой из нас может оказаться на месте моего подзащитного. И я могу. И даже если все доказательства будут за вас — современное правосудие вас не защитит, хотя это его прямая функция. По делу Миняева суд по своей прихоти отказался вносить в пр отокол судебного заседания свидетельские показания пассажира, у которого украли эти самые 3800 долларов, Юрия Петрова. Его пассажирское место находилось как раз над люком погрузки багажа, который грузили Склянный и Бураков, и он в иллюминатор лично видел, как грузчики передавали друг другу сложенный белый лист бумаги. Точно такой же, как тот, в который были завернуты пропавшие у него деньги. Суд назвал эти показания «несущественными» и поэтому в протокол судебного заседания их не внес. И Мосгорсуд с этим согласился».

«Еще суд отказался вносить в протокол судебного заседания и показания эксперта, участвовавшей при выдаче Склянным денежных средств, — продолжает адвокат. — Она заявила суду, что никаких повреждений на лице Склянного не видела, хотя находилась в метре от него, а настроение у Склянного было хорошее: он смеялся шуткам понятых. Но и эти показания суд назвал «несущественными» и не внес их в протокол, лишив сторону защиты права на них ссылаться. Мосгорсуд поддержал.
Неважным для суда оказалось и то, что потерпевшие несколько раз заявляли суду, что никаких претензий к Миняеву не имеют, и сами выступали против назначения ему реального срока».

11 мая 2018 года Владимира Миняева без копии апелляционного определения вывезли из СИЗО-4 в неизвестном направлении.

Ни адвокату, ни жене Владимира, Анастасии Миняевой, не дали копии апелляционного определения.

Куда Владимира этапировали они не знают, предполагают, что в колонию общего режима в Нижний Тагил.

У Владимира трое детей, две дочери (восемь и шесть лет) и десятимесячный сын.

Еще на его попечении мама-инвалид, ей 64 года, и брат — инвалид детства.

Анастасия, жена Владимира, вынуждена была устроиться на две дистанционные работы бухгалтером, чтобы прокормить детей и возить передачи в колонию, оплачивать расходы адвоката.

Но Мосгорсуд даже не признал смягчающими обстоятельствами наличие на иждивении у Миняева матери-инвалида и брата-инвалида.

Анастасия вместе с детьми переехала к своим родителям в Мордовию.

До колонии, куда отправили Владимира, три тысячи километров. Справляться одной с тремя детьми на двух работах трудно, и в Москве семья не чувствует себя в безопасности.

Анастасия рассказывает: «Вова проводил всю свою жизнь на работе, он ею жил, это был для него смысл. Именно работа в правоохранительных органах. Он видел цель в том, чтобы ловить преступников, раскрывать преступления. Было время, когда он работал охранником в банке, он ненавидел эту работу, у него был потухший взгляд. Когда он пришел во Внуково, то стал раскрывать даже старые преступления, которыми никто давно не занимался. А с тех пор, как его посадили, количество краж во Внуково сильно выросло.
Он каждый день звонит, разговаривает с дочкой по телефону. Я сказала ей, что папу очень сильно обидели злые люди и он в долгой командировке, но скоро приедет. А сын растет практически в обнимку с его фотографией, его первое слово было «папа».

P.S.

Адвокат Владимира, Антон Малинский, будет подавать кассацию.

Вся семья надеется, что суд высшей инстанции исправит неправосудный приговор и признает Владимира Миняева невиновным.