Bespredel.org > Журналистские расследования > Коммерческий поджег и тушение?!

Коммерческий поджег и тушение?!

Правительство России пытается найти ответ на вопрос, могли ли лесные пожары в Сибири стать следствием поджога, чтобы скрыть незаконную вырубку лесов.

Бизнесмены лесопромышленного комплекса говорят о популярности другой схемы: лес поджигают наоборот для того, чтобы вырубить его уже потом.

Площадь лесных пожаров в России превысила 3 млн гектаров, сообщила «Авиалесоохрана».

Большая часть пожаров пришлась на Сибирь, Красноярский край, Иркутскую область и Якутию.

Активно тушат из них пожары на 116 тысячах гектаров, остальные возгорания находятся в труднодоступных и удаленных местах, а власти занимаются лишь их мониторингом.

Эти пожары не угрожают населенных пунктам, а затраты на тушение превышают прогнозируемый вред, говорится в сообщении «Авиалесохраны».

 

Президент России Владимир Путин в среду распорядился подключить к тушению пожаров силы министерства обороны страны.

Власти тем временем пытаются найти того, кто виноват в распространении огня.

Заместитель главы центра «Антистихия» МЧС Сергей Абанин в четверг рассказал, что ситуация с лесными пожарами развивается по неблагоприятному сценарию.

«Площадь пожаров увеличилась за счет длительной сухой погоды и отсутствия активных мер по тушению большинства очагов, в том числе на удаленных территориях», — цитирует чиновника агентство ТАСС.

Премьер Дмитрий Медведев поручил генпрокуратуре и Следственному комитету проверить другую версию: причиной пожаров могли стать поджоги, которые устраивают для того, чтобы скрыть незаконную вырубку.

«Если на паводок в Иркутской области был назначен вице-премьер Мутко, то за тушение пожаров в Сибири взялся лично Медведев.

Работа по ликвидации последствия паводка была провалена, а с пожарами дело грозит международным скандалом.

Дым из Сибири достиг американского континента, и Трамп предложил помощь соединенных штатов в тушении пожаров, от которой Кремль отказался.

Однако саботажем в Сибири пахнет сильнее, чем в Иркутской области.

Кто-то из чиновников круто подставил Медведева, предоставив для тушения пожаров под видом новой пожарной техники грузовички УАЗ-452, в народе именуемые «буханка».

Дмитрий Анатольевич с серьезным видом прошелся вдоль этой колонны, а за ним с напряженным лицом осмотрел чудо техники времен Хрущева министр природы Дмитрий Кобылкин.

Естественно на этих машинах не только ничего нельзя потушить, но и не безопасно ездить по грибы в затянутые дымом районы.

Судя по всему, у кого-то на складе застоялось много лишних «буханок», и соблазн воспользоваться ситуацией был слишком велик.

Выделенные Минфином деньги на ликвидацию последствий паводка в Иркутске потратить не смогли, а в Забайкальском крае осваивают бюджет изо всех сил.

Но тот факт, что к столь мутным делам присовокупили Медведева говорит о масштабах бардака, и объясняет, почему Сибирь горит.

А Трамп кажется знал, с кем имеет дело, когда предлагал свою помощь».

 

И бизнес, и экологи, опрошенные Би-би-си, говорят, что такие случаи действительно есть.

Но, возможно, более распространенной является другая практика: недобросовестные лесорубы поджигают лес около дорог и даже городов.

Его быстро тушат, так что он не успевает серьезно обгореть.

А затем такой лес все равно придется вырубать.

Соответственно недобросовестные бизнесмены получат возможность вырубить лес с минимальными затратами.

Поджоги и тендеры

Около половины пожаров — это умышленные поджоги, полагает Андрей Фартунин из Ассоциации лесопромышленности Башкорстана.

Фартунин возглавлял несколько компаний в лесопромышленной сфере, а последние дни провел на пожарах в Сибири, в тушении которых участвовал.

По словам Фартунина, поджоги чаще связаны не с попытками замаскировать незаконную вырубку, а с желанием недобросовестных бизнесменов получить тендеры на вырубку лесов в доступных областях.

«Поджигается специально лес в тех районах, где это находится в инфраструктуре дорог. Это экономически и технологически доступный лес», — описывает он.

Чаще всего вырубать такой лес нельзя по закону, это может быть, например, зеленая зона вокруг городов или водозащитные леса.

После их поджогов формируется низовой пожар.

Он чаще всего не уничтожает древесину, но может ударить по корневой системе дерева и повредить его.

После такого пожара власти проводят экспертизу этих лесов.

Чаще всего принимают решение об их вырубке.

«Дальше начинается тендер, аукцион, выкуп права на вырубку этого леса. И весь механизм запускается», — описывает он.

Лесной пожар

 

«Поджигают то, что выгодно срубить. Одно дело, когда ты берешь массив, находящийся в отдалении, и расстояние вылазки у вас превышает 150-200 км. Другое дело — это 10-20 км недалеко от дорог», — объясняет он.

Для вырубки таких лесов не надо прокладывать дороги или использовать большое количество техники, объясняет он.

Экологи также подтверждают, что подобные случаи встречаются.

Руководитель программы по особо охраняемым природным территориям Greenpeace Михаил Крейндлин говорит, что иногда в зону санитарных вырубок, то есть вырубок погибших и поврежденных деревьев, может попасть и здоровый лес.

«Сейчас китайский рынок потребляет в том числе и горелую древисину. В Бурятии активно заготавливают древесину от горельников 2016-2017 года», — говорит Крейндлин.

Крейндлин оговаривается, что подобные случаи вряд ли можно назвать основной причиной пожаров.

Чаще всего они происходят из-за неосторожного обращения с огнем, а также теплой погоды и ветра, который разносит пламя.

Директор института лесоведения РАН Андрей Сирин объяснил, что сейчас пожары затрагивают отдаленные районы.

«Оттуда и здоровую древесину вывезти сложно, а древесина с горельников будет худшего качества. В современной ситуации этот фактор может иметь какую-то роль, но очень небольшую», — объясняет он.

По его словам, на «горельник» аукционы проходят по таким же правилам, что и на здоровый лес.

В Московской области до сих пор остался лес, сгоревший еще в 2010 году: бизнес не хочет браться за его вырубку из-за сложностей в проведении аукционов и нежелания нарываться на контролирующие органы, объясняет он.

А территория, не очищенная от мертвого леса, по его словам, представляет дополнительную пожарную опасностью.

Прецедент в «Туколони»

В связи с поджогами и вырубкой лесов на защищенных территориях, в том числе вблизи городов, в России уже возбуждено несколько уголовных дел.

Самое громкое из них касается санитарной вырубки леса в заказнике «Туколонь» в Иркутской области.

Леса пострадали от пожаров в 2016 году, а в начале 2018 году в заказнике прошла вырубка.

После этого следственный комитет по Иркутской области возбудил дело, фигурантом которого стал министр лесного комплекса Иркутской области Сергей Шеверда.

1 августа этого года Шеверде предъявили обвинение в нарушении должностных полномочий и пособничестве незаконной рубке лесных насаждений, передает портал «Сибирские новости».

Лесной пожар

 

По версии следствия, вырубки в первой половине 2018 года в заказнике были необоснованы.

Прокуратура оценила, что ущерб от них мог превысить 2 млрд рублей.

Министерство природных ресурсов и экологии региона объясняло, что вырубки были связаны с тем, что лес после пожаров был заражен насекомыми.

Иркутские СМИ цитируют письмо Шеверды, которое было опубликовано в аккаунте в Instagram его жены Ольги Шеверды.

Он не соглашается с обвинениями.

В «Тулокони» 29 июня был зафиксирован новый пожар на площади 25 гектаров, сообщила пресс-служба местного правительства.

«С борта самолета летчик-наблюдатель заметил в непосредственной близости от очага людей и моторную лодку на берегу. Сотрудники лесничества заявили в полицию о возможном умышленном поджоге», — цитирует его ТАСС.

В Красноярском крае региональное управление СКР этим летом возбудило похожее дело в отношении неустановленных должностных лиц КГБУ «Абанское лесничество», передает «Коммерсант».

Газета ссылается на прокурорскую проверку, согласно которой, в 2018 году бюджетное учреждение направило в минлесхоз Красноярского края документы о необходимости проведения санитарных вырубок на площади в 130 гектаров.

Согласно документам, лес пострадал в результате пожаров 2010 года, а деревья были заражены насекомыми.

Газета пишет, что документы были поддельными.

«Сейчас таких случаев больше, так как происходит обнищание населения, отсутствует эффективный лесной контроль, потому что лесная охрана, которая была до 2007 года, фактически ликвидирована. Осталось по 1-2 человека в лесничествах, которые занимаются бумажной работой», — описывает ситуацию Михаил Крейндлин.

В министерстве лесного комплекса Иркутской области пояснили Би-би-си, что в санитарную рубку могут попасть леса, которые пострадали, например, от насекомых, болезней или природных катаклизмов.

Решение об этом утверждается министерством, акт о вырубке публикуется на сайте ведомства.

И подготовка к вырубке начинается только, если не поступили обращения от граждан и предписания от регионального департамента лесного хозяйства об отмене решения.

Секретные вырубки

Президент Союза лесопромышленников Красноярского края Олег Дзидзоев говорит, что люди действительно поджигают леса и для того, чтобы скрыть незаконную вырубку.

Он объясняет это в целом плохим состоянием лесопромышленного хозяйства: бизнес вести все сложнее, как и соблюдать законодательство.

«В сегодняшней системе законодательных актов одно другому противоречит. Жулик, который вынужден быть жуликом, что-то прикрывает. Какие только законы не действуют против бизнеса», — объясняет он.

Последствия лесного пожара в Рязанской области

 

Фартунин считает, что такие «браконьерские вырубки» встречаются все реже.

За ними пристально следят регулирующие органы и общественники.

«Черных лесорубов» часто выявляют во время рейдового патрулирования.

В июне в Бурятии, например, задержали двух жителей села Новоильинск, передает бурятское отделение канала «Россия».

Одному из них 23, а другому — 24 года.

Молодые люди бензопилами вырубили 16 кубометров древесины, а правоохранительные органы оценили ущерб от их деятельности в 81 тысячу рублей.

Заготовленную древесину, пилы и даже автомобиль «Зил» у них изъяли.

В министерстве лесного комплекса Иркутской области Би-би-си пояснили, что незаконные вырубки не могут быть причиной пожаров хотя бы, потому что не происходит сокрытие улик, так как пни не уничтожаются огнем.

«Кроме того, возгорание может привлечь внимание к месту незаконной рубки, так как на тушение обязательно будет осуществлен выезд», — говорится в ответе министерства.

Фартутин говорит, что проблемы с поджогами наблюдаются в регионах, где не слишком сильно развит лесопромышленный комплекс.

В Башкортостане, по его наблюдениям, эта проблема так остро не стоит, а в Сибири во многих районах уже не осталось крупных лесозаготовительных предприятий.

«Практически уничтожена отрасль, и свои результаты это приносит», — полагает он.

Сирин из РАН также говорит, что проблема не в бизнесе.

«Гораздо большую опасность представляет бесхозяйственность, неосторожное обращение с огнём, потому что в населенных районах 90% пожаров — это результат действия человека», — считает Сирин из РАН.

Официальный представитель Россельхоза не ответил на запрос Би-би-си.

Русская служба Би-би-си также отправила запросы в агентства и министерства, отвечающие за защиту лесов в пострадавших регионах, и ждет от них ответа.