Bespredel.org > Журналистские расследования > Кто курирует теневой рынок алкоголя?

Кто курирует теневой рынок алкоголя?

 

В начале июля 2019 года газета «Версия» описала как, курируемые теневыми королями алкогольного рынка «31 этаж», при поддержке Росалкогольрегулирования компании производят фальсифицированные водку, портвейны, винные и пивные напитки, а общие бюджетные потери от их деятельности достигают уже более 15 млрд рублей. 

«Хищения, производство фальсификата, давление на независимых предпринимателей — после короткого перерыва рынок спиртных напитков вновь начал жить по криминальным схемам».

Один из крупнейших российских производителей алкогольной продукции, чье производство полностью было остановлено действиями ОПС «31 этаж», заявил, что государство ежегодно недосчитывается не мене  4 млрд рублей налогов из-за схемы фальсификации фруктовых вин.

Эту схему также подробно описали в PASMI. Они также раскрыли имя негласного куратора ОПС «31 этажа» Анатолия Яблонского. 

Преемник из Костромы

Предприниматель Анатолий Яблонский, согласно официальным данным, сейчас является учредителем 24 организаций.

Самые крупные бизнес-проекты ранее были связаны с Костромой.

По информации региональных активистов, коммерсант был доверенным человеком бывшего губернатора Костромской области Игоря Слюняева (нынешняя фамилия — Албин), который руководил регионом в 2007-2012 годах. 

Слюняева и Яблонского связывают со схемами «распила» костромского бюджета через банк «Авангард».

Местные интернет-ресурсы сообщали, что под контроль банка попал расчет коммунальных услуг, рост цен на которые вызвал волну возмущений в регионе.

Яблонский входил в совет директоров «Авангарда», а также был собственником ряда коммунально-энергетических предприятий, которые упоминались в публикациях в связи с подозрениями в махинациях на рынке ЖКХ. 

А в 2018 году в сферу интересов Анатолия Яблонского попал и алкогольный рынок.

В июне 2019 он стал председателем Союза производителей коньяка, учредителями которого являются крупнейшие отраслевые предприятия — Кизлярский коньячный завод, Московский винно-коньячный завод «КиН» и ВКЗ «Альянс-1892». 

Как сообщал сайт PASMI.ru, эта должность — легализация негласной миссии Яблонского, назначенного с осени 2018 года главным куратором российского теневого алкогольного сектора.

Одним из пострадавших от действий ОПС «31 этажа» оказался даже один из сокурсников Президента Владимира Путина юрист Николай Егоров – один из совладельцев «ОФК-Банка», который ОПС «31 этажа» использовали для выдачи акцизных гарантий и кредитования, производящих фальсификат, предприятий.

Естественно, кредиты никто не вернул, а банк попал под санацию в АСВ.

А заявление в полицию Николая Егорова легло в основу уголовного дела против руководства Банка.

Все ключевые фигуры теневого алкогольного рынка, которые упоминались в расследованиях журналистов и докладах президенту, сегодня остались на своих местах и даже расширили сферы влияния.

Так, оборот компаний, аффилированных с ОПС «31 этаж, возглавляемой Арсеном Ципиновым и Игорем Шушаревым, сейчас достигает более 20 млн бутылок водки, портвейнов, вин и пивных напитков ежемесячно.

Арсен Ципинов и Игорь Шушарев

По данным СМИ, Ципинов и Шушарев владеют компаниями через подставных лиц.

Их предприятия располагаются в Северной Осетии, Москве, Подмосковье, Ленинградской, Тульской, Пензенской, Воронежской областях, Ставропольском крае и КБР.

Смотрите подробную схему деятельности.

 

В качестве примера того, как через РАР осуществляется разграбление госбюджета, собеседник редакции назвал закупки коньячного спирта через Армению.

Сырье, которое стоит $1,5-2 за литр, Россия приобретает по $4, а дельта распределяется между заинтересованными лицами.

Приблизительный ущерб казне от этих сделок оценивается в 6 млрд рублей в год.

Еще один вариант работы, который практикуют теневики, — производство «левого» портвейна.

Напиток готовят из этилового спирта, воды и ароматизаторов, а на этикетке указывают, что это фруктовое вино.

Реализация такой продукции дает огромную выгоду в силу ее низкой себестоимости. Сегодня в России производят порядка 300 млн литров фруктовых вин и винных напитков, они продаются практически во всех супермаркетах эконом-класса.