Bespredel.org > Журналистские расследования > Личная гвардия ВВП в полном порядке

Личная гвардия ВВП в полном порядке

В YouTube есть телесюжет 1999 года об одном из первых зарубежных визитов Владимира Путина как руководителя страны.

Он прилетел в столицу Финляндии Хельсинки исполняющим обязанности председателя правительства, а по сути, — преемником первого президента России Бориса Ельцина.

«В зарубежных визитах, а это был всего второй, Путина преследует какой-то рок. Была скомкана поездка в Новую Зеландию, — тогда произошел взрыв дома на Каширском шоссе. В этот раз, когда премьер еще находился в самолете, в Хельсинки пришла весть о многочисленных жертвах в Грозном в результате взрывов, приписываемых российским ракетам», — с такой немыслимо смелой фразы (по меркам сегодняшнего российского телевидения) начинается сюжет.

В той поездке Владимира Путина сопровождали три малозаметных человека.

Они старались держаться в тени, но одновременно ни на секунду не выпускали из вида будущего президента России.

Тогда, в 1999-м, и на протяжении почти всего времени, что Владимир Путин управляет страной, об этих загадочных людях ничего не было известно широкой публике, хотя все эти годы они охраняли его сон и покой, не давали утонуть в океане и даже отпугивали диких зверей в лесу.

Спустя 20 лет эти люди вышли из тени и сформировали сегодня новый политический и силовой клан, всецело преданный только президенту.

«Новая газета» совместно с Organized Crime and Corruption Reporting Project (OCCRP) рассказывает историю прихода к власти и обогащения «личной гвардии» Владимира Путина — сотрудников его службы безопасности.

«Осень патриарха»

Сейчас трудно поверить в то, что тот сюжет был снят телеканалом НТВ.

Но в те годы другим было не только телевидение, а вся страна.

В Москве по ночам взрывали жилые дома; в Чечне началась вторая военная кампания; а вратарь сборной России Александр Филимонов пропустил легендарный гол в «Лужниках» от нападающего сборной Украины Андрея Шевченко, — и страны, за которые они играли, тогда еще звались «братскими» и сражались только на футбольном поле.

С тех пор многое изменилось.

НТВ, как и все российское телевидение, перешло под контроль Кремля, критика власти исчезла из телевизора, а российские ракеты стали взрываться уже не в Чечне, а на Донбассе.

Со времен того сюжета, пожалуй, не изменилось только имя человека, вот уже 20 лет управляющего Россией.

Имя — и не больше, потому что сегодня, в 2018-м, он мало похож на себя образца 1999-го.

В Хельсинки молодой премьер прилетал партнером Европы и США, а спустя десятилетия его правления страна оказалась в ситуации, какой не было даже во время холодной войны.

За время руководства Россией Владимир Путин терял не только внешних союзников; постепенно менялось и его ближайшее окружение — бывшие соседи по дачному кооперативу «Озеро», бывшие сослуживцы по КГБ, бывшие коллеги из мэрии Санкт-Петербурга и другие многочисленные питерские знакомые, занявшие вместе с ним ключевые государственные посты в России в начале 2000-х, один за одним теряли свои должности.

Постоянные интриги ближайшего окружения друг против друга, их непрекращающиеся войны за власть и экономические ресурсы постепенно сужали круг доверенных лиц президента.

Как распадался «ближний круг»

За последние несколько лет многие люди, которые, как считалось, входили в самый ближний круг президента, потеряли свои высокопоставленные посты.

Например, в 2014 году своего кресла лишился Владимир Кожин, руководивший до этого управлением делами президента на протяжении 14 лет.

В 2015 году с поста президента Российских железных дорог (РЖД) ушел Владимир Якунин — в 1990-х сосед Владимира Путина в знаменитом дачном кооперативе «Озеро».

В 2016 году ушел в отставку директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) и бывший замруководителя администрации президента Виктор Иванов.

В том же, 2016-м, свой пост покинул его однофамилец, руководитель администрации президента России Сергей Иванов.

И тогда Владимир Путин обратил внимание на тех, кто долгие годы был ему безоговорочно предан; кто выполнял его самые деликатные поручения; кто не участвовал в интригах; кто десятилетиями — ни днем, ни ночью — не отходил от него ни на шаг; кто был готов отдать за него свою жизнь.

И кто обладал еще одним качеством — готовностью, как солдат, беспрекословно выполнить приказ президента, что особенно ценно в эпоху сильнейших политических потрясений в стране, — растущей бедности, повышения пенсионного возраста и непрекращающегося противостояния с Западом.

Владимир Путин обратил внимание на своих охранников.

За последние несколько лет он назначил на ключевые государственные посты многих бывших сотрудников службы безопасности президента (СБП).

По сути, он пустил в бой свою «личную гвардию».

Совместное расследование «Новой газеты» и OCCRP показало, что к тому времени, когда бывшие телохранители президента стали получать власть в стране, они уже были обеспеченными людьми.

Пока они работали охранниками первого лица государства, им и их родственникам в результате не самых прозрачных схем достались гектары земли в самом дорогом месте России — в Московской области, на Рублевке, возле резиденции президента Ново-Огарево.

Эта земля раньше принадлежала совхозу НКВД.

После развала Советского Союза его приватизировали работники, многие из которых были пожилыми людьми и ветеранами Великой Отечественной войны.

А в «лихие 90-е» известные бизнесмены вместе с «авторитетами» с помощью подделки документов, запугиваний и избиений отобрали их земли.

Бизнесмены и «авторитеты» раздробили территорию бывшего совхоза НКВД на мелкие части, а затем часть этих участков досталась сотрудникам службы безопасности президента и Федеральной службы охраны (СБП входит в структуру ФСО).

Теперь на отобранных у ветеранов землях стоят роскошные дома новой «элиты» очередного смутного времени России.

Телохранитель № 1 и его свита

Когда Владимир Путин вышел из самолета, приземлившегося в Хельсинки в 1999 году, за ним по трапу спустился человек в длинном пальто.

Большинство тогдашних телезрителей ничего о нем не знали.

Он быстро встал за спинами людей, встречавших Путина, и внимательно наблюдал за тем, как жмут руку будущему руководителю России.

Затем делегация пошла в аэропорт, и он ни на шаг не отставал от своего шефа, готовый защитить его в любую секунду.

Это был Виктор Золотов, главный телохранитель Путина на протяжении более 10 лет.

В 2016 году Виктор Золотов возглавил войска национальной гвардии.

Сегодня Росгвардия — одно из самых мощных вооруженных формирований России; ее основные задачи — борьба с терроризмом, контроль за оборотом оружия и деятельностью частных охранных компаний, а также обеспечение общественной безопасности (что порой превращается в избиение митингующих подростков на улицах российских городов).

Численность Росгвардии превышает 340 тысяч человек.

По сути, в подчинении у Золотова находится хорошо вооруженная и подготовленная армия.

Золотов вызывает Навального на дуэль

Главнокомандующий войсками национальной гвардии «прославился» совсем недавно, когда опубликовал в YouTube вызов на дуэль Алексея Навального.

В ответ на расследование Фонда борьбы с коррупцией о закупках еды для бойцов Росгвардии по завышенным ценам Золотов пригрозил оппозиционному политику «ответкой», позвал «на ринг, на татами, куда угодно», где пообещал сделать из него за несколько минут «хорошую сочную отбивную».

До этого видеообращения Золотов не был известен своими публичными выступлениями.

Больше 10 лет он держался за спиной (в прямом и переносном смыслах) своего шефа.

За это время он как руководитель СБП собрал вокруг себя команду преданных людей.

Их-то Владимир Путин и стал с недавних пор назначать на важнейшие государственные посты.

Владимир Путин и Виктор Золотов

Как телохранители стали руководителями страны

— В 2013 году Виктор Золотов, перешел из СБП в МВД, где стал заместителем главнокомандующего внутренними войсками.

В следующем, 2014-м, он был назначен уже командующим внутренними войсками и первым замминистра МВД.

В 2016 году внутренние войска были преобразованы в Росгвардию, которую и возглавил генерал армии Золотов.

— В 2013 году в МВД перешел другой сотрудник СБП, Дмитрий Миронов: он сначала стал помощником министра внутренних дел, а затем — руководителем одного из важнейших управлений — Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК).

В 2016 году Миронов был назначен губернатором Ярославской области.

— В следующем, 2014 году, сменился управляющий делами президента.

На место Владимира Кожина пришел бывший сотрудник ФСО Александр Колпаков.

Он до своего назначения занимал должность замруководителя службы специальной связи и информации ФСО.

— В 2014 году Алексей Дюмин, бывший сотрудник службы безопасности президента, стал сначала командующим силами специальных операций (ССО), а затем замминистра обороны России.

В 2016 году Владимир Путин назначил Дюмина губернатором Тульской области.

— В том же, 2014-м, другой сотрудник личной охраны президента, Евгений Зиничев, стал заместителем руководителя одной из важнейших служб ФСБ — службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом.

В 2016 году Зиничев был назначен Владимиром Путиным губернатором Калининградской области.

На этом посту он проработал 70 дней и установил таким образом российский антирекорд по скоротечности пребывания в губернаторском кресле.

Тогда же, в 2016-м, Зиничев вернулся в ФСБ заместителем директора.

А в 2018-м он был назначен министром по чрезвычайным ситуациям России.

«Идея Владимира Владимировича [Путина] состояла в том, чтобы назначить преданных людей во все силовые структуры. Создать такой мощный кулак. Дюмина поставили на Минобороны; Виктора Васильевича [Золотова] — на внутренние войска; Миронова — на МВД; а Зиничева — на ФСБ. Перед этим все они прошли переподготовку в академии Генштаба», — объясняет на условиях анонимности сотрудник СБП, знакомый с бывшими охранниками президента России, получившими сегодня власть в стране.

По его словам, эта идея появилась сразу после массовых протестов против фальсификации выборов в 2011–2012 годах.

«Многие до сих пор уверены, что эти протесты кто-то спланировал, что это была неудавшаяся попытка заговора. Президенту некому было доверять в правоохранительных органах из-за постоянных интриг руководителей. А ребята из «лички» (личной охраны) преданы только ему. От них он получал правдивую, настоящую информацию о том, что там в действительности происходит», — полагает сотрудник СБП.

Судьбоносные знакомства

Виктор Золотов стал профессионально заниматься охраной в 1990 году.

Его взял на работу Александр Коржаков, руководивший в то время отделом безопасности Бориса Ельцина.

Коржаков позже вспоминал в своих мемуарах, что в то время был сильный дефицит кадров и поэтому он набирал людей без необходимого опыта.

Золотов, к примеру, до того, как попасть в охрану, работал на автомобильном заводе «Москвич»

Виктор Золотов (в черном пиджаке у флага) в охране Ельцина (с бумагой в руках). Справа от Ельцина — Александр Коржаков, руководитель отдела безопасности Ельцина

Но в Москве в охране Ельцина Золотов задержался ненадолго.

В 1991 году к Ельцину обратился Анатолий Собчак.

Первый мэр Санкт-Петербурга попросил первого президента России дать ему телохранителей, потому что опасался бандитов, уже тогда наводивших ужас на жителей Северной столицы.

Коржаков по просьбе Ельцина выделил шесть человек для охраны Собчака.

Одним из них был Виктор Золотов.

В Санкт-Петербурге нынешний руководитель Росгвардии познакомился не только с Собчаком, но, что более важно, с его замом — Владимиром Путиным

Мэр Петербурга Анатолий Собчак, слева на заднем плане — Владимир Путин, крайний справа — Виктор Золотов

Было и третье судьбоносное знакомство — с «легендой» Санкт-Петербурга 1990-х и начала 2000-х Романом Цеповым.

Человеком, про которого, как и про некоторых руководителей России последних 20 лет, трудно сказать что-то определенное: то ли засекреченный сотрудник правоохранительных органов, то ли бандит, то ли государственный деятель, то ли олигарх.

Цепов в 1990-х был фигурантом нескольких уголовных дел, в том числе о незаконном хранении оружия и о вымогательстве.

Но каждый раз ему удавалось избежать суда, и многие объясняли эту удачливость его хорошими связями с властями Санкт-Петербурга.

В СМИ Цепова называли Ромой Продюсером и отводили ему роль влиятельного посредника между Петербургом криминальным и Петербургом официальным.

Роман Цепов

В начале 90-х Золотов и Цепов в каком-то смысле были коллегами.

Первый охранял Собчака, а второй был совладельцем охранной компании «Балтик-Эскорт».

Она оберегала не только самых влиятельных криминальных авторитетов Санкт-Петербурга, но и Владимира Путина, о чем сам Цепов неосторожно признался в интервью петербургскому журналу «Город» в 2003 году.

«Это произошло в 1994 году при, сказал бы, рабочих обстоятельствах, — вспоминал Цепов. — Тогда охранных структур было немного. Это сейчас каждый лавочник норовит обзавестись телохранителем. А вице-мэру Путину по статусу государственная охрана не полагалась, хотя он курировал вопрос приватизации Балтийского морского пароходства, где только что было совершено убийство руководителя. Поэтому в Смольном появились довольно веские основания полагать, что готовится покушение и на Путина. Мэрия заключила с «Балтик-Эскортом» официальный договор. Я выделил охранников, которые были способны обеспечить личную безопасность этого человека».

Больше Роман Цепов не высказывался публично на тему своих отношений с президентом России.

В 2004 году он умер при загадочных обстоятельствах.

Симптомы его болезни напоминали симптомы бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко, отравленного радиоактивным полонием в Лондоне в 2006 году.

На похоронах Романа Цепова была сделана легендарная фотография, способная украсить обложку будущего учебника истории России XXI века.

Виктор Золотов, уже возглавлявший в то время службу безопасности президента России, стоит недалеко от другой «легенды» Санкт-Петербурга — Владимира Кумарина, лидера тамбовской преступной группировки, осужденного в 2009 году на 14 лет лишения свободы за мошенничество.

Похороны Романа Цепова, 2004 год. Слева — Виктор Золотов, начальник охраны президента Путина, в среднем ряду анфас, человек с усами — Владимир Кумарин, «ночной губернатор Петербурга» и лидер тамбовской ОПГ. В центре в зеленом плаще — писатель Андрей Константинов, автор легендарного детектива «Бандитский Петербург»

Высокопоставленные представители государства собрались вместе с авторитетными людьми из организованных преступных группировок, чтобы проститься с человеком, который мог бы в равной степени считаться представителем каждого из этих миров (может быть, поэтому ему так удачно при жизни удавалась роль посредника между ними).

О близости Золотова и Цепова можно судить не только по этой случайной фотографии с похорон: их семьи объединяли и совместные сделки с недвижимостью.

Например, в 2001 году супруга Виктора Золотова продала дом и земельный участок в поселке Вешки Московской области жене Романа Цепова. (В этом поселке в начале 2000-х стали селиться высокопоставленные сотрудники российских правоохранительных органов, в том числе ФСБ, Генпрокуратуры и МВД.)

А чуть позже, в 2003–2004 годах, когда Цепов еще был жив, семьи обоих охранников приобрели дорогие земельные участки по соседству друг с другом и поблизости с новой резиденцией президента России.

Соседи в «деревне миллиардеров»

В 2000 году, став президентом России, Владимир Путин поселился в резиденции Ново-Огарево в Одинцовском районе Московской области.

Это превратило все земли вокруг резиденции в золото.

С тех пор Рублевка, Барвиха, Жуковка, Калчуга стали не просто географическими названиями, а вошедшими в фольклор топонимами мест обитания российских миллиардеров.

Самые богатые и влиятельные люди России стремились приобрести здесь жилье.

За три месяца до своей загадочной гибели, в июле 2004 года, Роман Цепов стал обладателем большого участка земли (площадью 53 сотки) в Барвихе, неподалеку от резиденции только что переизбранного на второй срок президента России.

Уже тогда рыночная стоимость участка Цепова составляла несколько миллионов долларов.

Но он был бизнесменом и мог себе это позволить.

Загадка недвижимости Цепова

Судя по документам из государственного Росреестра, Роману Цепову удавалось проворачивать таинственные сделки не только при жизни, но и после своей смерти.

Например, свой участок в Барвихе Цепов, судя по выписке из Росреестра, «продал» в 2006 году, через два года после своей смерти.

Рядом с ним находился другой участок, почти в два раз большей площади (90 соток).

Его обладателем в 2003 году стал 23-летний молодой человек (в этом возрасте многие граждане России еще учатся в вузе или служат в армии).

Им был Роман Золотов, сын Виктора Золотова, который в то время (как, впрочем, и сегодня) содержался налогоплательщиками России.

В 2006 году Золотов-младший завершил строительство дома площадью почти 700 кв. м. на этом участке.

У «Новой газеты» есть видео этого поместья с дрона: на территории участка вырыт каскад прудов, между зелеными лужайками проложены извилистые дорожки, — все говорит о том, что здесь хорошо поработал ландшафтный дизайнер.

Участок Романа Золотова

По нашим подсчетам, сегодня эта недвижимость может стоить около 10 млн долларов или почти 700 млн рублей по текущему курсу.

Если продать только это поместье, то можно выплатить среднюю месячную пенсию жителям какого-нибудь небольшого российского городка.

Несколько участков по соседству с домом Золотова-младшего тоже не чужие для директора Росгвардии.

Их суммарная площадь составляет 1,2 га, на них расположен не менее роскошный и большой дом.

И вся эта недвижимость принадлежит Юрию Чечихину, зятю Виктора Золотова.

Чечихин женат на дочери главнокомандующего войсками национальной гвардии.

Если суммировать участки сына и зятя Золотова, то получится 2 га земли в самом дорогом месте России.

Такое вот «родовое гнездо», суммарная стоимость которого может превышать 1,5 млрд рублей

Участки Романа Золотова (красный контур) и Юрия Чечихина (синий контур). Суммарная стомость их может превышать 1,5 миллиарда (!) рублей

Откуда у человека, всю жизнь проработавшего на государственной службе, взялись деньги на эту недвижимость?

Свой вариант ответа директор Росгвардии предложил зрителям YouTube в знаменитом «вызове на дуэль» Алексея Навального.

«Я действительно не бедный человек. В отличие от вас, когда вы еще только садились на горшок, я отслужил службу в армии, работал на производстве, был ударником коммунистического труда и потом занимался бизнесом», — говорил командующий войсками национальной гвардии.

Предпринимательская деятельность Золотова стала неожиданной новостью.

Даже в официальной биографии, опубликованной на сайте Росгвардии, об этом не говорится ни слова: там перечислены только государственные должности в СБП, МВД и Росгвардии, которые Золотов занимал с 1990 года и до сегодняшнего дня.

Участки Цепова, Золотова, Чечихина объединяло не только соседство и высокая рыночная стоимость.

Все они были приобретены примерно в одно время у одной компании.

Она называлась «Росса-Центр» и на 100% принадлежала «Агрокомплексу Горки-2».

Этот агрокомплекс обеспечил землей не только Цепова и родственников Золотова, но и многих сотрудников службы безопасности президента и ФСО.

Все они в середине 2000-х получили большие участки в нескольких деревнях на Рублевке: некоторые охранники затем построили здесь свои дома, другие продали участки и стали миллионерами.

«Агрокомплекс Горки-2» был наследником бывшего совхоза НКВД.

Как раз в то время, когда офицеры СБП получали свои участки, за имущество агрокомплекса велась напряженная борьба.

Многочисленные акционеры этого предприятия, многие из которых были пожилыми ветеранами Великой Отечественной войны, утверждали, что земли, отданные охранникам президента России, были отняты у них с помощью угроз, избиений и подделки документов.

Как менялись названия совхоза

В 1920-х годах был основан совхоз «Горки II» ХПЗО АХУ НКВД.

Аббревиатура АХУ означала, что совхоз относился к административно-хозяйственному управлению НКВД.

Впоследствии совхоз был выведен из подчинения НКВД и стал называться «Государственным племптицезаводом Горки-2».

После развала СССР из названия предприятия исчезло слово «государственный» и оно стало называться просто «Племптицезавод Горки-2».

А в 2002 году племптицезавод был переименован в «Агрокомплекс Горки-2».

В этом тексте для вариативности мы используем разные названия — «совхоз», «племптицезавод», «агрокомплекс».

Но все они означают одно и то же предприятие.

«Столица» СБП

Деревню Солослово Московской области можно считать неофициальной столицей службы безопасности президента; она находится примерно в 8 км или в 15 минутах езды от резиденции Владимира Путина Ново-Огарево.

Бывшему совхозу НКВД принадлежали большие земельные участки в этой деревне.

И в августе 2003 года наследник чекистского совхоза — «Агрокомплекс Горки-2» — продал 12 га некоммерческому партнерству пользователей земельных участков «Заря».

Это партнерство в начале 2003 года учредили четыре человека, и трое из них были высокопоставленными сотрудниками ФСО:

  • Александр Колпаков. Он с 2013 года занимал в ФСО должность замруководителя службы специальной связи и информации. В 2014 году Александр Колпаков был назначен управляющим делами президента России;
  • Сергей Щербаков, генерал-майор ФСО и президент московской федерации «Универсальный бой»;
  • Николай Кондратюк. Первый руководитель службы охраны ФСО в Крыму с 2014 по 2017 годы, а сегодня — статс-секретарь и замдиректора ФСО.

Именно Кондратюк, как рассказали «Новой газете» на условиях анонимности несколько его сослуживцев из ФСО, был главным действующим лицом в некоммерческом партнерстве пользователей земельных участков «Заря».

«Он близок к Виктору Васильевичу [Золотову]. Считайте его таким «завхозом при Золотове». Он долгое время даже работал в администрации Одинцовского района, где занимался всеми этими земельными вопросами», — говорит бывший сослуживец Кондратюка.

Получив 12 га от «Агрокомплекса Горки-2», «Заря» разделила этот огромный кусок земли на 64 участка и с 2004 года начала раздавать их многочисленным сотрудникам СБП и ФСО.

«Виктор Васильевич всегда старался о своих заботиться», — говорит сотрудник ФСО.

По его словам, участки давались нуждающимся офицерам или по случаю каких-то важных событий, праздников: «Никто не платил или платил какие-то смешные и символические суммы», — говорит он.

Косвенно его слова подтверждаются и финансовой отчетностью некоммерческого партнерства «Заря».

По подсчетам «Новой газеты», только в 2004 году «Заря» «продала» около 50 земельных участков.

Эти сделки, если бы они проводились на рыночных условиях, должны были принести партнерству около 367–733 млн рублей. (Средняя стоимость земли в то время на Рублевке, по оценкам различных агентств недвижимости, варьировалась от 15 до 30 тысяч долларов за сотку или около 440–880 тысяч рублей по тогдашнему курсу).

Однако за весь 2004 год выручка «Зари» составила менее 6 млн рублей.

Такова была рыночная стоимость только одного участка земли в то время, хотя, напомним, «Заря» продала их около 50.

Ниже мы приводим таблицу наиболее известных сотрудников СБП и ФСО (а также их родственников), которым повезло приобрести землю на Рублевке не только у «Зари», но и напрямую у «Агрокомплекса Горки-2» либо связанных с ними компаний и людей (подробности некоторых этих сделок «по смешным ценам» мы приводим в последних главах текста).

Охранники распорядились своими участками по-разному.

Кто-то построил здесь дома, а кто-то продал землю и разбогател.

Например, Олег Климентьев, бывший руководитель СБП, и его дочь Светлана получили свои участки в один день — 17 мая 2004 года.

Светлане Климентьевой на тот момент было всего 16 лет.

В 2015 году они продали свою землю.

В том же, 2015-м, Климентьев указал рекордный доход в своей декларации — 21 млн рублей, что было в 5 раз больше его доходов годом ранее — в 2014-м.

Кстати, Светлана Климентьева была не самой молодой среди родственников сотрудников ФСО, которым досталась земля на Рублевке.

К примеру, сыну Николая Кондратюка Глебу было всего 15 лет, когда в 2004 году он получил свой первый участок площадью 17 соток в деревне Солослово.

Эта земля досталась ему от некоммерческого партнерства «Заря», которым тогда руководил его отец Николай Кондратюк, нынешний статс-секретарь и замдиректора ФСО.

Кондратюк в целом заботился о своей семье.

В том же 2004 году его другой сын, Олег, получил почти полгектара земли в Солослово.

Олегу Кондратюку в то время было всего 17 лет.

Статс-секретарь ФСО также не забыл наделить землей и самого себя, и свою супругу.

Сотрудники СБП и ФСО получали участки не только от некоммерческого партнерства «Заря», но и от наследника совхоза НКВД — «Агрокомплекса Горки-2» и аффилированных с ним компаний.

И вот пришло время поговорить о том, у кого эти земли были отобраны.

Совхоз «железного Феликса»

Если рассказывать эту историю в хронологическом порядке, то начать пришлось бы с 1924 года.

Тогда Феликс Дзержинский, легендарный революционер и настоящая икона для всех российских чекистов (как прошлого, так и настоящего), основал в подмосковном поселке Горки-2 одноименный совхоз.

Хозяйство обеспечивало чекистов молодой советской республики яйцами и мясом птицы.

Со временем совхоз разросся и получил в пользование земли не только в Горках-2, но и в соседних деревнях — Знаменском, Жуковке, Барвихе, Калчуге.

Их названия в те годы никак не ассоциировались с роскошью и властью.

Алексей Уваров. Послевоенное фото

Алексей Уваров пришел в совхоз в 1933 году, когда ему был 21 год.

В его трудовой книжке первое место работы так и записано: «Совхоз «Горки II» ХПЗО АХУ НКВД».

Следующая запись в его трудовой книжке сделана 23 июня 1941 года, на следующий день после нападения фашистской Германии на Советский Союз: «Освобожден от работы в связи с уходом в РККА (Рабоче-крестьянскую Красную армию)».

Уваров участвовал в обороне Москвы в 1941 году, затем воевал на Белорусском фронте и был награжден Орденом Отечественной войны II степени.

«Тов. Уваров А. С. неоднократно в сложных боевых условиях под артиллерийским минометным обстрелом производил эвакуацию и ремонт грузовых машин, работавших по подвозу боеприпасов и поврежденных от огня противника. За честность, добросовестность и самоотверженность в работе тов. Уваров достоин награждения Орденом Отечественной войны II степени», — говорится в наградном листе.

Ефрейтору Уварову посчастливилось выжить на войне, и следующая запись в его трудовой книжке была сделана в 1946 году: «Ордена Ленина Совхоз «Горки-2» НКВД СССР» — он вернулся в родной совхоз шофером и проработал там следующие почти 40 лет, пока в 1984 году не вышел на пенсию.

После развала Советского Союза совхоз был переименован в «Племптицезавод Горки-2».

Предприятие было приватизировано его работниками и пенсионерами и стало таким образом частным.

Ветеран войны Алексей Уваров тоже получил свою долю в родном совхозе.

Он умер в 1996 году, а перед этим завещал все свое имущество сыну Николаю.

Николай Уваров

Спустя годы Николай Уваров узнал, что его отцу, как и всем остальным бывшим работникам племптицезавода, полагался большой земельный надел площадью 1,74 га. (Вся земля совхоза была поделена между новыми акционерами-работниками — их было более 1100 человек.)

Когда Николай Уваров попытался получить документы о земельном наделе своего отца, то с удивлением обнаружил, что никакой земли у него уже нет.

А есть только 15 привилегированных акций племптицезавода — по сути, ничего не стоящих бумажек.

Его отец якобы внес свои 1,74 га земли в уставной капитал племптицезавода, а взамен получил эти акции.

Но была одна большая неувязка: обмен земли на акции произошел в 1998 году, то есть через 2 года после смерти Уварова-старшего.

И тогда Николай Уваров понял, что кто-то просто подделал документы и забрал землю.

Он начал вести собственное расследование и выяснил, что то же самое случилось и со многими другими работниками бывшего совхоза.

Уваров начал борьбу за наследство своего отца, и очень скоро вокруг него образовалась целая группа таких же акционеров.

Долгие годы они вели войну за землю, но спустя время большинство смирилось.

Некоторые умерли, пока шли тяжбы.

Кто-то согласился на небольшие компенсации.

И только Николай Уваров до сих пор не сдается.

Он проиграл десятки судов, написал десятки, если не сотни, жалоб, получал угрозы, пережил жестокое нападение, но с таким же упорством, с каким его отец вывозил с поля боя разбитую артиллерией врага технику, вот уже почти 20 лет продолжает воевать.

Один против системы

История борьбы Николая Уварова за землю отца

Наше знакомство с Николаем Уваровым стало настоящей удачей для этого расследования.

Мы искали свидетелей тех, уже далеких, событий из 1990-х, чтобы узнать, как земли бывшего совхоза НКВД оказались в распоряжении охранников президента Путина.

Для этого мы приехали в подмосковный поселок Горки-2, где параллельно друг другу ровными рядами стоят старые пятиэтажные хрущевки, окруженные сегодня поселками миллиардеров.

В какой дом ни зайди, — почти в любой квартире будет жить бывший работник советского племптицезавода.

И мы буквально спрашивали у каждого встречного на улице или стучались в двери, чтобы найти свидетелей тех событий.

Почти все отказывались говорить с нами, и некоторые вспоминали угрозы, которые получали еще во времена своей борьбы за участки.

Про Николая Уварова мы знали из-за его бесконечных обращений в суды.

Но мы не застали его дома и, ни на что не надеясь, оставили клочок бумаги с номером телефона бабушкам у подъезда, чтобы они передали ему, если увидят.

И Николай Уваров перезвонил.

Мы встретились с ним на его даче в старой подмосковной деревне.

Уваров родился в 1939 году, за два года до того, как его отец ушел на фронт.

«Когда я был школьником, то работал в племптицезаводе — помогал в полях, на прополке, — рассказывает Уваров. — А в средней школе грузчиком здесь работал, — так подрабатывал… А вообще, я здесь родился, в Горках вторых».

1949 год. Николай Уваров с братом Александром и родителями. Фото из архива Уваровых

В советское время Уваров служил в МВД и дослужился до подполковника.

Сегодня в свои почти 80 лет он продолжает писать жалобы президенту, подает иски в суды, помнит наизусть все даты и номера постановлений.

А еще за почти 20 лет борьбы он собрал целый архив документов.

Судя по этим документам, технология отъема совхоза, основанного Феликсом Дзержинским, не отличалась особым новшеством.

Аналогичные схемы использовались по всей России.

Но если в других регионах страны фермерам иногда удавалось восстановить справедливость, то в Московской области, как рассказал «Новой газете» на условиях анонимности юрист, отстаивавший права работников племптицезавода, суды принимали самые абсурдные решения.

Подписанты из могил

Главный вход на территорию птицеводства «Горки-2». Фото из книги издательства «Знание», 1974 год.

В мае 1998 года на собрании акционеров «Племптицезавода Горки-2» появился неизвестный человек.

Он ни дня не работал в совхозе, но почему-то сразу же «захватил» повестку дня собрания акционеров.

Его звали Михаил Трошков.

И вот что он заявил: «Предлагается увеличить уставной капитал по закрытой подписке среди акционеров общества за счет внесения в уставной капитал права собственности акционеров на землю. Предлагается в оплату пакета из 15 привилегированных именных акций вносить право собственности акционера на землю, оформленную свидетельством».

Иными словами, Трошков предлагал то, что вскоре случится с землями всех работников предприятия.

В сентябре 1998 года более тысячи человек якобы передадут свои паи размером 1,74 га племптицезаводу, а взамен получат по 15 привилегированных акций.

Предложение Трошкова поддержали руководители предприятия.

«Предали нас», — как говорит Уваров.

«Подпись большинства людей была подделана. Тех, кто работал [на племптицезаводе] в Горках-2, заставили подписать [акты приема-передачи участков] под угрозой увольнения. А куда людям деваться? Ну, многие подписали. Остальные подписи были подделаны. Ну представьте: на 1200 человек в один день, 28 сентября 1998 года, оформить эти акты приема-передачи!» — говорит Николай Уваров.

Свой пай, по предложению Трошкова, «внес» и его отец, ветеран войны Уваров-старший, умерший за два года до этого.

Он был не единственным примером человека, распорядившегося своей землей после смерти.

Например, другой акционер Виктор Румянцев «подписал» акт о передаче своего пая 28 сентября 1998 года.

И он, судя по всему, мог это сделать только из могилы, потому что умер в 1997-м, за год до «подписи» акта.

Ксерокопия свидетельства о смерти Румянцева Виктора Александровича. Дата смерти: 29 октября 1997 года

Копия акта от 28 сентября 1998 года, согласно которому Румянцев Виктор Александрович «передает» право собственности на землю за 15 привилегированных акций. На документе есть подпись Румянцева, хотя уже год как его нет в живых

Позже, когда Николай Уваров стал вести собственное расследование, то обнаружил, что таких умерших «распорядителей» землей было больше 100 человек.

Но подделывали подписи не только мертвых, а и живых.

Когда работники бывшего совхоза обнаружили, что их лишили земли, многие стали объединяться и подавать коллективные иски в суды.

По словам Николая Уварова, он в разное время представлял интересы 27 человек.

Но какие бы железные доводы они ни приводили, судьи отклоняли их иски.

Показательным здесь может служить пример другого ветерана Великой Отечественной войны, Ивана Чупрова, которого Уваров долгие годы защищал в судах.

Чупров был инвалидом: он служил минометчиком и в 1943 году был ранен.

«В составе 362-й стрелковой дивизии 1206 п. 1 бат-на участвовал в форсировании реки Десна и взятии гор. Брянска. При занятии этого города был легко ранен (в правый бок — Р. А.) и отправлен в госпиталь. После лечения был направлен обратно на фронт в 36-ю прорывную бригаду, которой было дано задание прорвать оборону противника под г. Витебск. Там заняли оборону, после чего заболел туберкулезом, попал снова в госпиталь. После лечения был уволен по болезни на родину. Инвалид 2 группы», — так описывается подвиг Ивана Чупрова в документах о награждении его медалью «За боевые заслуги».

В 2004 году Чупров обратился в арбитражный суд Московской области, требуя вернуть принадлежавшие ему 1,74 га земли.

Чупров утверждал, что он не собирался менять свою землю на акции и что его подпись на акте приема-передачи была подделана.

Он просил суд назначить почерковедческую экспертизу, чтобы убедиться в этом.

Но суд ему отказал, мотивируя свое решение в том числе тем, что Чупрову с 2000 по 2002 год выплачивались дивиденды.

Судьи так объясняли свою логику: раз он получал деньги по тем 15 акциям, что ему выдали в обмен на его участок, то теперь он не имеет права утверждать, что участок у него отобрали против его воли.

В распоряжении «Новой газеты» есть справка, на которую ссылались судьи.

Согласно этому документу, инвалид и ветеран войны Иван Чупров действительно получал дивиденды с 2000-го по 2002-й.

Их сумма за два года составила 253 рубля.

Еще раз прописью: двести пятьдесят три рубля за 1,74 га на Рублевке.

Справка о выплате дивидендов Ивану Чупрову за 1,74 га на Рублевке

Изъятие земли у работников и ее передача в уставной капитал племптицезавода были только первой частью операции по приобретению бывшего совхоза НКВД.

Фермеры хоть и лишились своих паев, но формально продолжали оставаться владельцами предприятия.

И чтобы получить контроль над племптицезаводом нужно было либо скупить у них все акции, либо выпустить новые.

И тогда на сцену вышли те, кто до этого находился в тени; те, кто, судя по всему, изначально стоял за всей этой многоходовой операцией.

«Хозяин Рублевки»

Буквально сразу после того, как все земли были изъяты у работников, в октябре 1998 года, была проведена так называемая допэмиссия, то есть выпуск дополнительных обыкновенных акций «Племптицезавода Горки-2».

В отличие от привилегированных, обыкновенные акции дают право голоса на собраниях акционеров, то есть позволяют контролировать деятельность предприятия.

Всего было выпущено почти 400 тысяч новых акций, в 5 раз больше, чем их было изначально.

В итоге самое большое количество акций в результате допэмиссии приобрел тот самый загадочный Михаил Трошков, который ранее инициировал «передачу» земель работников в уставной капитал племптицезавода. (Нам не удалось с ним связаться: известный нам номер его мобильного телефона не отвечал.)

Вообще-то, Трошков даже не имел бы права покупать вновь выпускаемые ценные бумаги племптицезавода, потому что акции размещались по закрытой подписке среди актуальных на то время совладельцев предприятия, — то есть его работников.

Трошков же не работал на племптицезаводе и не был его акционером.

Но генеральный директор «Племптицезавода Горки-2» Анатолий Черкасов (он тоже стал одним из крупнейших акционеров и мог быть «союзником» тех, кто в итоге получил контроль над совхозом) перед допэмиссией просто подарил Трошкову две акции.

Этот подарок номинальной стоимостью два рубля на самом деле оказался бесценным, потому что теперь у Трошкова появилось право приобретать акции по закрытой подписке.

И он не преминул воспользоваться этой возможностью: Трошков скупил большую часть новых ценных бумаг.

За свой пакет он заплатил 50 тысяч рублей.

Очень скоро стало очевидно, что никому не известный Трошков похож на номинального владельца.

Он недолго пробыл акционером совхоза, после чего подарил свои акции новым реальным хозяевам племптицезавода.

Одним из них стал Тимофей Клиновский — человек, которого сегодня в СМИ иногда называют «хозяином Рублевки» из-за его обширных земельных владений в этом районе Подмосковья.

Но тогда, в конце 1990-х, он только начинал завоевание здешних земель.

Трошков просто подарил часть своих ценных бумаг Клиновскому: таким образом, будущий «хозяин Рублевки», не заплатив ни копейки, стал акционером предприятия, в чьем распоряжении находились тысячи гектаров земли в Подмосковье.

После этого подарка Клиновский, чтобы увеличить свою долю в совхозе, принялся скупать акции у работников племптицезавода.

«Люди продавали. Кто выпивал, кто еще что… В общем, голод был, вот и продавали люди», — говорит Николай Уваров.

В ходе одного из многочисленных судебных процессов ему удалось получить документы о сделках между Клиновским и сотрудниками племптицезавода.

Судя по этим документам, Клиновский платил работникам по 14 рублей за акцию.

Он скупал как обыкновенные, так и привилегированные бумаги.

Таким образом, пакет из 15 привилегированных акций, которые работники получили в обмен на свои земельные паи, обходился будущему «хозяину Рублевки» в 210 рублей.

Прописью: двести десять рублей за 1,74 га земли на Рублевке.

Сегодня дворец Тимофея Клиновского находится в деревне Жуковке, в шаговой доступности от особняка Романа Золотова.

В случае с домом Клиновского слово «дворец» — не преувеличение, а попытка емко описать невероятную даже по рублевским меркам роскошь.

В нашем распоряжении есть видео этого поместья с дрона.

Участок площадью более 3 га вплотную примыкает к Москве-реке; на его территории — теннисный корт, аллеи, фигурно подстриженные деревья и лужайки.

А сам дом больше напоминает монаршую резиденцию.

Дворец Тимофея Клиновского в Жуковке

Контроль над племптицезаводом принес Клиновскому не только состояние, но, — что, пожалуй, важнее в России XXI века, — связи.

Когда в начале 2000-х близлежащие деревни превратились в места обитания российских миллиардеров, высокопоставленные чиновники и офицеры спецслужб начали приобретать у него и его компаний участки для своих домов.

Между ФСБ и оппозицией

Тимофею Клиновскому удивительным образом удалось наладить отношения как с видными представителями российских спецслужб, так и с известными оппозиционными политиками.

К примеру, Клиновский — один из учредителей некоммерческого партнерства индивидуальных застройщиков (НПИЗ) «Усадьбы Усово», которое возвело одноименный элитный коттеджный поселок на Рублевке.

Соседями Клиновского в «Усадьбах Усово» стали Владимир Анисимов, бывший замдиректора ФСБ, и Сергей Шишин, бывший начальник службы обеспечения деятельности ФСБ.

Оба генерала были уволены из ФСБ в 2005 и 2006 годах в период скандала с громким уголовным делом о контрабанде китайских товаров народного потребления, которые доставлялись на склад ФСБ.

А в 2006 году Клиновский породнился с бывшим премьер-министром России и одним из лидеров оппозиции Михаилом Касьяновым: сын Клиновского Андрей женился на дочери Касьянова — Наталье.

С тех пор Наталья Клиновская стала обладательницей крупных земельных участков на Рублевке стоимостью сотни миллионов рублей.

«Авторитетные предприниматели»

1990-е годы в России недаром называют «лихими».

В те времена каждая фирма, каждая мелкая лавочка на рынке в какой-то момент обязательно сталкивались с «наездом» бандитов.

Разборки между различными преступными группировками, боровшимися за лакомые активы, случались почти ежедневно.

В этих перестрелках ежегодно гибли тысячи людей.

Поэтому сложно представить, чтобы в 90-х мало кому известные предприниматели самостоятельно решились на приобретение тысяч гектаров земли в Подмосковье без влиятельных и авторитетных «союзников».

Легкость, с которой Михаилу Трошкову удалось инициировать операцию по передаче земель работников в уставной капитал племптицезавода, становится объяснимой, если знать, на кого он в те годы работал.

Трошков получал доход в компании «Тринити».

Она же со временем стала одним из крупнейших совладельцев «Племптицезавода Горки-2» наряду с Клиновским.

За компанией «Тринити» стояли бизнесмены Давид Якобашвили и Гавриил Юшваев, также упоминаемый в прессе по кличке Гарик Махачкала.

Министр культуры Владимир Мединский вручает орден известному предпринимателю Давиду Якобавшили.

Как распределились акции в бывшем совхозе НКВД

В результате нескольких эмиссий акций Давид Якобашвили, Гавриил Юшваев и Тимофей Клиновский стали крупнейшими акционерами «Племптицезавода Горки-2».

Судя по квартальной отчетности предприятия, к середине 1999 года Клиновскому принадлежало почти 8% племптицезавода, а компании «Тринити» Якобашвили и Юшваева — 19,5%.

Последняя доступная отчетность о владельцах «Агрокомплекса Горки-2» датирована 2015 годом: согласно ей Гавриилу Юшваеву принадлежало почти 35% предприятия напрямую; Якобашвили — почти 29%; а Клиновскому и его жене — почти 36%.

Первым серьезным бизнесом «Тринити» была торговля подержанными машинами из США.

В этом бизнесе участвовал и Владислав Ваннер (также известный из публикаций в прессе по кличке Бобон), которого называли лидером бауманской преступной группировки.

В начале и середине 1990-х бауманская ОПГ была влиятельной в Москве.

Но в 1994 году Владислав Ваннер был убит.

Его расстрелял знаменитый российский киллер Александр Солоник по кличке Саша Македонский (это прозвище он получил якобы за умение стрелять одновременно с двух рук).

«Мы с ним дружили, — рассказывал Якобашвили о своих отношениях с Ваннером в интервью российскому Forbes в 2004 году. — Я ему помогал, а он мне. Он с нами возил машины, когда надо было. Можно ярлыки клеить по-всякому… Можно всех обозвать, чем хотите. Если он вырос в Бауманском районе, это не значит, что он был руководителем группировки. И вообще, что такое бауманская преступная группировка? Пресса не разбирается во многих вещах. Они насмотрелись фильмов про мафию».

Второй партнер Якобашвили и совладелец «Тринити» Гавриил Юшваев тоже не раз упоминался в прессе в связи со своим криминальным прошлым.

Юшваев был осужден в 1980 году за разбой и отсидел в советских лагерях 9 лет.

Выйдя на свободу, он стал партнером Якобашвили в «Тринити», а также в известном в то время в Москве казино «Метелица».

Сегодня российский Forbes оценивает состояние Гавриила Юшваева в 1,4 млрд долларов; он входит в сотню богатейших людей страны.

Гавриил Юшваев — крупный бизнесмен, также упоминаемый в прессе в связи с криминальным прошлым. Он был одним из основателей «Вимм-Билль-Данн». Фото 2006 года, пресс-служба «Вимм-Билль-Данн» 

Разборки в «ОкО»

Не так давно имя Гавриила Юшваева засветилось в криминальной хронике.

17 ноября 2017 года Юшваев приехал в ресторан в башне «Око» в «Москва-Сити» на день рождения другого авторитетного предпринимателя Дмитрия Павлова, как сообщала пресса, известного правоохранительным органам под кличкой Павлик.

На празднике также присутствовали другие хорошо известные в авторитетных кругах люди — Сергей Аксенов (Аксен), Сергей Лалакин (Лучок) и Олег Шишканов (Шишкан), которого, как сообщало агентство «Росбалт», в августе этого года на самой крупной за последнее время воровской сходке выбрали «вором в законе № 1» России.

В какой-то момент после приезда Юшваева возле входа в башню «Око» произошла ссора между его охраной и людьми, обеспечивавшими безопасность на празднике.

В конфликт вмешались сотрудники ФГУП «Охрана» Росгвардии.

Они, как сообщал «Коммерсантъ», цитируя материалы уголовного дела, охраняли юбиляра — Дмитрия Павлова.

Перестрелка началась на улице, а позже переместилась в банкетный зал.

В результате один участник конфликта погиб, а еще пятеро, включая двух сотрудников входящего в Росгвардию предприятия, получили ранения.

Давид Якобашвили подтвердил «Новой газете», что он вместе со своими партнерами Юшваевым и Клиновским стал акционером «Племптицезавода Горки-2» в конце 1990-х.

По его словам, это предприятие поставляло молоко для Лианозовского молочного комбината, в котором у него и у Юшваева была доля.

«Когда мы получили контроль над агрокомплексом [в Горках-2], то нам пришлось много вкладывать, чтобы сохранить поголовье крупного рогатого скота. Я помню, что почти все коровы были больными. И мы были вынуждены в буквальном смысле их спасать. Это потребовало больших затрат», — говорит Якобашвили.

На основе Лианозовского комбината позже была создана компания «Вимм-Билль-Данн» — один из крупнейших производителей соков и молочной продукции в России.

В 2011 году американская PepsiCo Inc приобрела «Вимм-Билль-Данн» за примерно 5,4 млрд долларов.

Эта сделка стала крупнейшей для американского гиганта за пределами США.

Якобашвили говорит, что он и его партнеры всегда стремились сохранить на балансе агрокомплекса земли, использовавшиеся для сельскохозяйственных нужд.

«Продаваться могли только небольшие участки, которые не участвовали в производстве», — говорит он.

Якобашвили ничего не известно о сделках между агрокомплексом и охранниками президента Путина.

А что касается жалоб бывших работников и акционеров, то к ним, по его словам, нужно относиться с пониманием, но скептически.

«Никто ничего не отбирал. Мы выкупали акции. Если кому-то сегодня не нравится цена, то что на это можно сказать? Те, кто продавал биткоины много лет назад, тоже могли бы сегодня воскликнуть, что у них купили не по рыночной цене. Кто же знал, что так взлетит курс. Это ведь бизнес. Здесь всегда присутствует риск. Акции, которые 20 лет назад стоили копейки, сегодня могут стоить состояние», — говорит Якобашвили.

Нападения на протестующих

В 2005 году в арбитражном суде Московской области рассматривалось очередное по счету дело инвалида и ветерана войны Ивана Чупрова, требовавшего вернуть отобранную у него землю.

В ходе заседания Николай Уваров представил суду ту самую копию акта приема-передачи участка, где стояла поддельная подпись Чупрова.

Как вспоминает Уваров, это вызвало сильное недовольство юриста Олега Цуцкова — он представлял в разное время как интересы «Агрокомплекса Горки-2», так и его крупнейшего акционера, — компании «Тринити», принадлежавшей Якобашвили и Юшваеву.

После заседания, по словам Уварова, Цуцков якобы позвал его за угол поговорить «один на один».

По итогам того «диалога» Уваров написал заявление в милицию о возбуждении уголовного дела.

«Цуцков разразился нецензурной бранью, обещал изнасиловать извращенным способом, насильно выбросить из вагона электропоезда на Одинцово и [высказал] много других угроз, вплоть до лишения жизни», — вспоминал Уваров обстоятельства той беседы в своем заявлении в правоохранительные органы.

26 февраля 2006 года Цуцкова допросили в милиции.

«Вероятно, Уваров, поняв, что его борьба с нашей организацией [«Агрокомплексом Горки-2»] бесперспективна, решил действовать в отношении сотрудников и в том числе меня, обратившись с данным заявлением. Факты, указанные в заявлении, являются вымыслом. Никаких личных, неприязненных отношений у меня нет, никогда Уварову я не угрожал и нецензурно в его адрес не высказывался», — сообщил Цуцков сотрудникам милиции.

В итоге в возбуждении уголовного дела было отказано.

А через 9 дней, 7 марта 2006 года, на Николая Уварова было совершено жестокое нападение.

«Я считаю, это было покушение. Они хотели меня убить. Был мой день рождения. Я шел домой из налоговой инспекции, я там запрос какой-то делал. Это было около 13:00. А перед этим я заметил, машина стоит. И как так получилось, что я ничего после этого не помню. Видимо, огрели, что я, в общем-то… Ну, измордовали меня всего: зубы выбили, ключицу выбили, руки все побили — видите, они вон, до сих пор…» — показывает Уваров свои руки.

Он говорит, что его спасли две старушки: они проходили мимо, увидели, как его избивают, и громко закричали, спугнув нападавших.

Уваров очнулся, только когда эти же старушки вели его в больницу.

Там у него диагностировали черепно-мозговую травму, перелом основания черепа, открытые переломы кистей обеих рук, а также множественные ушибленные и рваные раны.

Эти повреждения были ему нанесены неустановленным тупым твердым предметом (или предметами).

В тот день Николаю Уварову исполнилось 67 лет.

Свой день рождения он встретил в тяжелом состоянии в травматологическом отделении одинцовской городской больницы.

Уголовное дело об избиении было приостановлено через несколько месяцев в связи с тем, что не были найдены нападавшие.

Уваров долгое время обращался в суды, чтобы правоохранительные органы наконец начали искать тех, кто его избил.

Пока в 2010 году в суд не пришел поразительный ответ из милиции — «уголовное дело утрачено», «принимаются меры по установлению нахождения уголовного дела».

В тот же день, когда избили Уварова, буквально через несколько часов было совершено нападение на другого акционера «Агрокомплекса Горки-2» Тамару Семенову.

Она была одним из лидеров общественной организации «Крестьянский фронт».

Это движение объединяло не только многих работников бывшего племптицезавода в Горках-2, но и других фермеров, которые также лишились земли.

«Фронт» проводил многотысячные митинги в центре Москвы и даже перекрывал Рублево-Успенское шоссе возле резиденции президента Владимира Путина.

Митинг «Крестьянского фронта». Фото предоставлено участником митинга

«В какой-то момент, наверное, после митингов, на проблему обратили внимание в администрации президента. И тогда на самом высоком уровне собственников племптицезавода попросили окончательно решить «крестьянский вопрос». И у людей стали выкупать акции по приличным ценам», — рассказал «Новой газете» на условиях анонимности юрист, защищавший права работников племптицезавода и участвовавший в переговорах с собственниками предприятия.

И действительно: в самом конце 2006 года в Горках-2 стали распространяться листовки с обращением к работникам агрокомплекса: «Сообщаем вам, что с 5 декабря 2006 года по 15 марта 2007 года производится покупка привилегированных акций ЗАО «Агрокомплекс Горки-2» по цене: одна привилегированная акция — 50 000 рублей», — гласило объявление.

После нападений на ветеранов и активистов протестных митингов акции у бывших собственников земли на Рублевке стали выкупать за приличные деньги

Таким образом, обладатель 15 привилегированных акций мог получить 750 тысяч рублей за свой пакет.

Конечно, и эта сумма была гораздо меньше рыночной стоимости 1,74 га земли на Рублевке, но, по крайней мере, это были не те 210 рублей, что Тимофей Клиновский платил работникам агрокомплекса за акции в начале 2000-х.

В общем, всего-то через несколько лет, через несколько нападений, через несколько митингов, о которых услышали в администрации президента, акции бывшего совхоза НКВД взлетели в цене почти в 3 600 раз!

Как и говорил Давид Якобашвили, в таких делах всегда присутствует риск: что стоило копейки, по прошествии времени может стоить состояние.

Но, к сожалению, не все работники бывшего племптицезавода дожили до этих счастливых времен.

А Николай Уваров, например, и вовсе отказался продавать акции, доставшиеся ему в наследство от отца-фронтовика.

Он продолжил и продолжает до сих пор писать жалобы и подавать иски.

«Мне предлагали продать акции, но я отказался. Я решил идти до конца. Если бы я продал, то предал бы Чупрова и других людей, которых защищал. Я же за них судился. Они же мне звонят. Недавно мне предлагали 10 миллионов. А я говорю: «Нет, я не могу своих предать». Я пока это не раскручу, я не успокоюсь», — говорит Николай Уваров.

Телохранитель № 2 и вся его семья

Олег Климентьев, первый заместитель директора ФСО

Вторым человеком, который ни на шаг не отходил от Владимира Путина во время того, уже далекого визита в Хельсинки в 1999 году, был Олег Климентьев.

На видео видно, как он в паре с Виктором Золотовым повсюду сопровождает будущего президента России.

По словам его сослуживцев, Климентьев работал еще в охране Анатолия Собчака, где и познакомился с Золотовым и Путиным.

Затем Климентьев переехал в Москву и долгое время служил заместителем руководителя СБП, а позже сам возглавил личную охрану президента.

«Он очень скромный человек. Никогда ничего не просил. Когда он переехал в Москву, то поселился в какой-то — вот буквально говоря! — трущобе. Там пол посередине предыдущие жильцы сожгли. Вот Олег с этим сгоревшим полом и жил. Путин однажды вывел его на разговор и узнал, в каких условиях живет офицер его охраны. После этого Климентьеву выделили квартиру на улице Удальцова. Квартира-то появилась, а денег на ремонт не было. Долго они еще не могли в нее въехать», — так отзываются о Климентьеве его бывшие сослуживцы.

Но чем дольше начальник Климентьева пребывал у власти, тем лучше становилось благосостояние его охранника.

Сначала, в 2004 году, он и его 16-летняя дочь получили два участка в деревне Солослово, которые они продали в 2015-м, что позволило Климентьеву задекларировать рекордный доход.

Но это была не вся недвижимость на Рублевке, принадлежавшая его семье.

27 августа 2009 года жена Олега Климентьева Ирина приобрела у «Агрокомплекса Горки-2» участок в элитном коттеджном комплексе «Знаменские просторы» площадью почти 33 сотки.

В отчетности агрокомплекса за 1-й квартал 2010 года говорится, что этот участок был продан за 2,3 млн рублей.

В те годы земля в этих местах уже стоила около 3 млн рублей за сотку (примерно 100 тысяч долларов). Таким образом, на рыночных условиях участок Климентьевой мог бы стоить около 100 млн рублей.

Но супруге одного из главных охранников президента страны он достался в 43 раза дешевле!

И Климентьева в своем счастье была не одинока.

Почти одновременно с ней, 10 июня 2009 года, «Агрокомплекс Горки-2» продал другой участок еще одному родственнику охранника президента — Артему Дюмину, брату нынешнего губернатора Тульской области Алексея Дюмина.

Участок Дюмина располагался в том же коттеджном поселке «Знаменские просторы».

И, как и Климентьевой, ему очень повезло с ценой.

Судя по той же отчетности «Агрокомплекса Горки-2», 32 сотки земли в элитном поселке на Рублевке достались брату Дюмина всего за 2,2 млн рублей или в 43 раза дешевле рыночной стоимости!

В 2012 году Артем Дюмин приобрел участок у своей соседки Ирины Климентьевой и объединил его со своим.

Таким образом, общая площадь принадлежащей ему земли в «Знаменских просторах» составила почти 70 соток.

В 2014 году Артем Дюмин завершил здесь строительство огромного дома (площадью почти 1 тыс. кв. м.).

У «Новой газеты» есть видео этого роскошного поместья с дрона.

На территории имения Дюмина выполнен красивый ландшафтный дизайн, вырыт огромный пруд, а возле него построена необычная архитектурная композиция, напоминающая ниспадающий каскад фонтанов.

Поместье Артема Дюмина

По нашим подсчетам, общая стоимость всего этого поместья может составлять около 8 млн долларов или примерно 530 млн рублей по текущему курсу.

Любопытно, что ровно в тот момент, когда Дюмин и Климентьева получали участки от «Агрокомплекса Горки-2», в свой последний бой за земли бывшего совхоза НКВД вступило Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (ФАУГИ).

С 2007 года агентство пыталось доказать, что передача земельных участков от работников в уставной капитал племптицезаовда была произведена незаконно, — «и вследствие этого произошло незаконное отчуждение государственной̆ земли в частную собственность».

На протяжении двух лет противостояние представителей «Агрокомплекса Горки-2» и ФАУГИ шло с переменным успехом: первые две инстанции выиграл агрокомплекс, но затем Федеральный арбитражный суд Московского округа все эти акты отменил и отправил дело на новое рассмотрение.

И агрокомплекс снова выиграл первые две инстанции, и дело вновь дошло до того же Федерального арбитражного суда Московского округа.

В итоге 23 июля 2009 года он оставил в силе решения предыдущих инстанций и признал таким образом, что агрокомплекс получил все земли законно.

Это решение было вынесено сразу после того, как свой участок от агрокомплекса получил брат одного из самых доверенных офицеров личной охраны президента России, и незадолго до того, как почти такой же участок от того же агрокомплекса по грошовой цене перешел к жене замруководителя СБП.

Телохранитель № 3 и вся его родня

2000-й год. И.о. президента России Владимир Путин, крайний слева — сотрудник СБП Алексей Дюмин

Третьим охранником Владимира Путина, которого можно заметить в архивном сюжете НТВ о визите в Хельсинки в 1999 году, был Алексей Дюмин.

Во время той поездки ему было 27 лет.

Алексей Дюмин начал работать в личной охране Владимира Путина 9 августа 1999 года — ровно в тот день,  когда Путин приступил к обязанностям председателя правительства России.

«Я оказался на посту таком… скажем, пехотинца Путина», — говорил Дюмин в интервью газете «КоммерсантЪ» в 2016 году.

Он хорошо запомнил момент, когда его представили будущему президенту России.

«Золотов Виктор Васильевич — человек, который много сделал в моей судьбе, научил и уму-разуму, и попадало мне от него, и было пару моментов, когда он вообще меня чуть не выгонял… Я иногда шашкой рубил… И вот он с нами пообщался и сказал, что будет непросто, что будет тяжело… И кое-что еще сказал. Я сразу понял, что это очень сильный, духовитый командир, за которым можно идти до конца. И потом было представление Владимиру Владимировичу. Он сказал: «Вы готовы?» Мы ему сказали: «Да, готовы, будем работать». И понеслась!» — вспоминал Дюмин.

На протяжении почти 15 лет Алексей Дюмин сопровождал Владимира Путина в его поездках в России и за рубежом.

Он страховал президента, бравшего пробы у китов в бушующем океане; он отгонял ночью крупного медведя от дома в горах, где спал Путин, и, чтобы не убивать мишку, «разрядил всю обойму пистолета ему под ноги»; он играл вместе с президентом в хоккей в Ночной хоккейной лиге.

Алексей Дюмин, Владимир Путин и Сергей Шойгу

А в 2013 году, пройдя профессиональную переподготовку в Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил России, Дюмин был назначен заместителем начальника Главного управления Генштаба, более известного по своему старому названию — ГРУ.

Дюмин стал командующим Силами специальных операций (ССО) России, которые сначала обеспечивали безопасность проведения Олимпийских игр в Сочи, а затем сыграли ключевую роль в захвате военных и административных объектов во время операции по присоединению Крыма к России в 2014 году.

За выполнение специальных заданий в составе этого секретного подразделения Алексей Дюмин был награжден звездой Героя России.

Позже Дюмин был назначен заместителем министра обороны, ответственным за всю хозяйственную деятельность военного ведомства.

А в 2016 году, в разгар кампании по продвижению во власть своих бывших охранников, Владимир Путин назначил Дюмина губернатором Тульской области.

Бывший офицер СБП отреагировал на это повышение в свойственной ему военной манере: «Меня назначил Верховный главнокомандующий, и я ответил «есть», — говорил он «Коммерсанту».

Год спустя, в 2017-м, авторитетный экспертный фонд «Петербургская политика» даже включил Алексея Дюмина в тройку возможных преемников Владимира Путина на посту президента России.

По подсчетам «Новой газеты», родственники нынешнего губернатора Тульской области стали одними из лидеров среди семей сотрудников СБП и ФСО по количеству приобретенных земель бывшего совхоза НКВД.

Сначала в конце 2004 года Геннадий Дюмин (отец бывшего охранника президента), проработавший всю жизнь, по словам его сына, военным медиком, получил 15 соток земли в деревне Солослово от некоммерческого партнерства «Заря».

В 2006 году Дюмин-старший продал этот участок.

В 2009 году брат Алексея Дюмина Артем приобрел 32 сотки земли в элитном поселке «Знаменские просторы» в 43 раза дешевле рыночной стоимости.

Но этим список родственников Алексея Дюмина, получивших недвижимость на Рублевке, не ограничивается.

У бывшего офицера личной охраны президента есть еще свояк.

Его зовут Владимир Михейчик, и он женат на родной сестре супруги Алексея Дюмина.

С 2016 года Михейчик возглавляет государственную авиакомпанию «224-й летный отряд».

Она принадлежит Министерству обороны, и ее основный заказчик — администрация президента России.

В 2012 году Владимир Михейчик стал обладателем 60 соток земли и дома площадью более 600 кв. м в деревне российских миллиардеров Барвихе, по-соседству с поместьем Романа Золотова, сына главы Росгвардии.

Часть земли Михейчику досталась от той же компании «Росса-центр», что продавала участки сыну и зятю Золотова, а также Роману Цепову.

Другую часть и дом он приобрел у предпринимателя Сергея Цыплакова, давнего партнера владельцев «Агрокомплекса Горки-2» — Клиновского, Якобашвили и Юшваева. (Цыплакову, в свою очередь, земля досталась от той же компании «Росса-центр»).

Цена этих сделок нам неизвестна.

По подсчетам «Новой газеты», рыночная стоимость имения Владимира Михейчика в Барвихе сегодня может составлять около 5 млн долларов или примерно 330 млн рублей.

Насмешки истории

В том же 2012 году, когда свояк Алексея Дюмина Владимир Михейчик приобрел свое поместье в Барвихе, у Николая Уварова появилась надежда на то, что наконец будет возбуждено уголовное дело по поводу ситуации с землями его отца и другого участника войны Ивана Чупрова.

«Я попал на прием к Бастрыкину. Все, казалось бы, решили положительно. Ну, я думал, все пошло нормально: сейчас я раскушу этих», — вспоминает Уваров.

В апреле 2012 года в Главное следственное управление Следственного комитета (СК) Московской области поступили материалы проверки по заявлению Уварова и Чупрова о незаконном лишении их земельных паев и фальсификации документов.

В этих материалах следователь СК даже увидел признаки возможного преступления в действиях генерального директора племптицезавода Анатолия Черкасова и бывшего руководителя Одинцовского района Александра Гладышева.

Но, как говорит Уваров, вскоре следователя, который «обнаружил эти признаки», куда-то перевели, и дело снова заглохло.

В 2018 году Уваров решил обратиться с очередной жалобой к Владимиру Путину, избранному на четвертый президентский срок.

«Перед инаугурацией Путина я решил снова на его имя послать жалобу. Это было в марте. Я уже раз 10, правда, подавал [Путину]. Они передали это мое обращение Бастрыкину (руководителю Следственного комитета). А у Бастрыкина контора пишет. Мои документы — шуры-муры, — и рассовали в разные дела», — сетует Уваров.

И тогда мы рассказали Николаю Уварову, что земля, за которую он воюет уже почти 20 лет, давно поделена между охранниками главного адресата его жалоб.

Уварова эта новость не удивила.

Как бы обитатели этих элитных коттеджных поселков ни пытались скрыться от собственного народа за высокими заборами с колючей проволокой и видеокамерами по периметру, люди все равно знают, кто где живет.

По словам Уварова, многие работники из поселка Горки-2 участвовали в строительстве поместий для охранников президента России.

«Они все здесь получили земельные доли от Горок-2 (имеется в виду от агрокомплекса). Думаю, это сделали, чтобы перекрыть наши документы: если они попадут в ФСБ или куда еще, там все перекроют», — полагает Уваров.

Свою последнюю жалобу Владимиру Путину в марте 2018 года Уваров написал в соавторстве с ветераном ФСО Анатолием Балаевым, мать которого проработала долгие годы на племптицезаводе, а затем лишилась своего пая, как и отец-фронтовик Уварова.

Вот такая насмешка истории: отобрали землю у матери ветерана ФСО, чтобы затем отдать эту землю родственникам других сотрудников ФСО.

В этой истории, которая растянулась почти на 100 лет, если считать со дня основания совхоза НКВД легендарным Феликсом Дзержинским в 1924 году, таких насмешек набралось удивительно, даже невероятно много.

«Железный Феликс», бюст которого и сегодня можно встретить во многих кабинетах на Лубянке, основал совхоз, чтобы кормить работников госбезопасности молодой советской республики, а в итоге землю этого совхоза раздробили «авторитеты», а затем часть ее передали офицерам госбезопасности России XXI века.

15 лет назад семья Виктора Золотова и его подчиненные в СБП получали земли от компании авторитетного предпринимателя Гавриила Юшваева, а сегодня охранники того же Юшваева стреляют в сотрудников предприятия, входящего в Росгвардию, — в каком-то смысле новых подчиненных Золотова.

9 мая 2018 года губернатор Алексей Дюмин вышел на акцию «Бессмертный полк» в Туле с портретом своего деда, старшего лейтенанта Ивана Богатырева, — тоже по удивительному стечению обстоятельств чекиста, командира роты пограничного полка войск НКВД, тяжело раненного в 1941 году в бою под Смоленском.

И в то же время отец Дюмина, его брат и свояк получили участки раздробленного совхоза НКВД; и кто знает, не входят ли в обширные владения их семьи те самые 1,74 га земли красноармейца и минометчика Ивана Чупрова, раненного в 1943-м при форсировании реки Десны и взятии города Брянска и пытавшегося спустя 60 лет доказать российскому судье, что его землю забрали, подделав подпись.

Свое обращение к президенту России Николай Уваров и ветеран ФСО Анатолий Балаев заканчивают наивной просьбой: «На основании изложенного просим восстановить справедливость в России».

Президент не ответил.

Как и его бывшие охранники на запросы журналистов.