Bespredel.org > Журналистские расследования > Магомедовы VS Игорь Сечин

Магомедовы VS Игорь Сечин

За неделю до ареста братьев Магомедовых президент России позвонил Сергею Шойгу и предложил ему вывести Магомеда Магомедова из попечителей РГО — Российского географического общества.

Магомедовы об этом знали: но не поняли сигнала — и не уехали.

У них как раз завершалась сделка: они должны были продать свою долю в Новороссийском морском порту «Транснефти» за 1,2 млрд долл.

Во вторник подписали предварительную договоренность, в среду Токарев — глава «Транснефти» — был у Путина, а в субботу братьев приняли.

Сделка, как поговаривают, категорически не устраивала Игоря Сечина.

Это бывает: люди, которые почему-то перешли дорогу Игорю Ивановичу, часто оказываются за решеткой. Это мистическое и часто наблюдаемое явление в российской экономике.

Владимир Евтушенков отказался расставаться с «Башнефтью» — и присел под домашний арест.

Алексей Улюкаев неправильно себя повел с той же «Башнефтью» — и тоже сел, уже надолго. (О Ходорковском мы даже не говорим.)

Братьям предъявляют и создание организованной преступной группы.

Чем выше потенциальный срок — тем удобнее дербанить бизнес.

Зию якобы (как ходят слухи, эти слухи могут быть ложные, но они тоже важны) сняли прямо с самолета, он летел в США на операцию.

Когда Зию взяли, старший брат еще был на свободе, но, кажется, даже не понял, что происходит, — не мог даже себе представить.

Братья Магомедовы всегда были в диалоге с властью.

Это вовсе им не в минус: с волками жить — по волчьи выть, и бизнес существует, чтобы зарабатывать прибыль по существующим правилам, а не чтобы менять эти правила.

Когда на «Транснефти» был Вайншток — работали с Вайнштоком.

Когда Вайнштока сожрали, и стал Токарев — стали работать с Токаревым.

С Грызловым вместе сенатор Магомедов играл в футбол; с нынешним губернатором Подмосковья Воробьевым, еще когда тот был в «Единой России», — не разлей вода.

Дружили с патриархом Кириллом, с Шойгу.

Но вот с Сечиным у них действительно был разлад — или, точнее, так: разлад был у Сечина с Токаревым, у «Роснефти» — с «Транснефтью».

Оба они — и Сечин, и Токарев — имеют адмресурс.

Оба имеют доступ к «телу».

Братья приняли сторону Токарева: он все-таки их непосредственный контрагент — и вот поплатились.

Токарева всемогущий «серый кардинал» не может достать (хотя ходят слухи о его будто бы грядущей отставке), а вот с такой стороны на Токарева и зашли — съев двух ферзей.

С Сечиным братья, видимо, договориться уже не могли. Там же речь шла не о дружбе, а о нефтеперевалке.

А нефтеперевалка (в отличие от дружбы) — такая вещь, что если тонну нефти перевалил г-н Х, то никак нельзя сделать вид, что ее перевалил г-н Y.

Один из самых комичных слухов гласит: арест братьев — это-де копают под Дворковича и под Медведева.

Комичность этого слуха в том, что: кто такой Дворкович, чтобы под него копать?

Масштаб бизнеса и связей братьев, мягко говоря, покрупнее фигуры этого чиновника.

Другой слух-ловушка гласит, что арест братьев связан с известными чистками в Дагестане.

Многие чиновники в правительстве главы республики Рамазана Абдулатипова действительно были клиентами, или ставленниками Магомедовых, но слух, на мой взгляд, комичный.

При всем уважении к тому, что нынешний глава субъекта Владимир Васильев делает в Дагестане, братья Магомедовы, — как бы это сказать? — это не номенклатура Васильева.

Участь братьев Магомедовых решает только один человек, и он является президентом не Дагестана.

Магомед Магомедов.

Тут вы возмутитесь и скажете мне: а как же хищения?

Смело вам отвечаю, что хищения ни при чем.

Если бы Кремль этим арестом хотел бы дать сигнал: «кончайте воровать в пять концов», то логичнее, согласитесь, было бы начать с кого-то другого.

Например, «Газпрома» или той же «Роснефти».

Покамест сигнал получился совсем другой.

А именно: не враждовать с Сечиным важнее, чем дружить с Токаревым.

Вес г-на Сечина куда больше.

Кто б сомневался.

Телеграм-канал «Незыгарь»:

«Аресты Магомедовых были санкционированы первым лицом.

Как говорят источники, премьер был проинформирован о деле Магомедовых в 20х числам марта.

Премьер не вмешивался в процесс, ничего не сообщал своему окружению и отказался отвечать на звонки клиентеллы Магомедовых в момент обысков и задержаний.

Единственное условие на котором настаивал премьер — дело должно вестись Следственным департаментом МВД, а не СК Бастрыкина.

Как говорят источники, Дворковичу предложено самому урегулировать возникшие проблемы.

Арест братьев Магомедовых произошел на фоне примирения Сечина и Токарева.

При этом основной претензией является воровство госсредств и вывод их в офшоры, воровство и неуплата средств в забюджетные фонды; попытки вывода средств и активов из ОЗК в пользу американских компаний -спонсоров демократов.

И, конечно, пролоббированное решение в Правительстве продать долю в НМТП за 1,8 млрд долларов, то есть в 2 раза выше реальной цены пакета.

В деле Магомедовых, как заявлял ранее Песков, не стоит усматривать политический аспект.

Как подтверждает источник, это дело может создать проблемы для ряда чиновников, но оно вряд ли затронет премьера Медведева.

«Позиции Медведева стабильны, проблемы есть у Дворковича».

Усугубили ситуацию Магомедовых материалы о дагестанском общаке — минимум 9 пересечений с Керимовым по офшорам.

Братья Магомедовы находились в поле зрения Интерпола с момента контактов в Италии с лидерами этнических ОПГ на яхтах».