Bespredel.org > Журналистские расследования > Не сорьтесь с ФСБ и бывшими бизнес-партнёрами

Не сорьтесь с ФСБ и бывшими бизнес-партнёрами

Следственный комитет заподозрил в уклонении от уплаты налогов омского бизнесмена Дениса Клевакина, который ранее рассказал, что оперативники ФСБ подбросили ему кокаин.

Сам Клевакин утверждает, что оба дела основаны на оговоре со стороны бывших бизнес-партнеров, которые вымогали у него взятку для передачи силовикам, обещая неприятности в случае отказа.

«Медиазона» подробно писала о первом деле Клевакина.

31 июня 2017 года оперативники ФСБ обнаружили в его внедорожнике Lexus 7,25 грамма кокаина; еще 3,48 грамма нашли в портмоне предпринимателя.

Сам Клевакин утверждает, что наркотики ему не принадлежат — после задержания оперативники посадили его в служебный микроавтобус, забрали ключи от его машины и подбросили конверты с кокаином в ящик под подлокотником водительского сиденья и в портмоне, которое осталось в салоне.

Действия сотрудников ФСБ попали на камеру видеонаблюдения торгового центра, возле которого задержали Клевакина.

На записи видно, как один из них открывает «Лексус», садится за руль, делает какие-то движения руками, а затем выходит.

Анализ видеозаписи, проведенный по просьбе защиты специалистами АНО «Криминалистическая лаборатория аудиовизуальных документов», показал, что внутри машины оперативник на протяжении нескольких секунд «совершал движения кистями рук» — сначала по направлению к себе, а затем снова к ящичку.

По словам Клевакина, на самом деле уголовное дело было возбуждено из-за того, что он поссорился с бывшими бизнес-партнерами Максимом Богером и Натальей Зайнуллиной.

Супруги требовали у него 3 млн рублей — якобы на решение неких проблем с силовиками; Клевакин написал на них заявление в ФСБ.

В декабре 2017 года Центральный районный суд Омска приговорил Богера и Зайнуллину к четырем годам лишения свободы условно по статье о мошенничестве в особо крупном размере (часть 4 статьи 159 УК).

Задержание Дениса Клевакина. Кадр: Россия 24

«Покупал кокаин у депутата Госдумы»

Расследование возбужденного в отношении Клевакина дела о хранении и контрабанде наркотиков (часть 2 статьи 228 УК и часть 3 статьи 229.1) завершилось 9 апреля.

Получив на руки копию обвинительного заключения, вспоминает бизнесмен, он изрядно удивился — среди свидетелей, чьи показания, по мнению следствия, доказывают его вину, оказались Богер и Зайнуллина.

Из протокола следует, что допрос супругов состоялся еще в августе 2017 года — уже после того, как их задержали с деньгами, полученными от Клевакина.

Наталья Зайнуллина рассказала, что в апреле 2016 года бизнесмен хвастался ей, что он с женой летал в Амстердам и пробовал там кокаин, который супругам очень понравился.

Вернувшись в Россию, вспоминала она, Клевакин привез наркотик с собой.

Когда вещество закончилось, он стал «каждые выходные» летать за новой порцией в Москву, где покупал кокаин у знакомого депутата Государственной думы.

«Перед выездом в Москву Клевакин требовал у меня, чтобы к каждым выходным все обязательства по нашим договоренностям были выполнены, и у него на руках были наличными не менее 5 млн рублей, которые он брал с собой в Москву для личных нужд, в том числе для покупки наркотических средств», — утверждала предпринимательница.

Кроме того, Зайнуллина рассказала, что Клевакин неоднократно нюхал кокаин при ней, а также в присутствии своих сотрудников в офисе.

Протокол допроса Богера написан от руки — к тому моменту он уже содержался в СИЗО по делу о мошенничестве.

Свидетель менее подробно повторил все то, что чуть раньше рассказала его жена — кокаин Клевакин якобы попробовал в Амстердаме, а затем стал употреблять его регулярно.

«Естественно, к их показаниям стоит относиться критически», — возмущается обвиняемый.

Клевакин подчеркивает, что у супругов есть очевидный мотив оговаривать его.

«Я даже сигареты не курю. Все, что они говорят — это чушь», — горячится он.

Получив на руки обвинительное заключение, вспоминает бизнесмен, он добился приема у прокурора Омской области Анастаса Спиридонова.

«Я пришел к нему, он спрашивает — вы что это, наркотики не заказывали, что ли? И не получали нигде? Я отвечаю — нет и нет, не заказывал и в руках даже не держал. Тот удивился, сказал — посмотрим, что можно сделать», — пересказывает разговор Клевакин.

Через два дня к нему пришли с обыском по новому делу.


Денис Клевакин. Кадр: Россия 24

«Слушать вас вообще никто не будет»

Ранним утром 12 апреля оперативные группы приехали сразу по трем адресам — домой к Клевакину, к его теще и на дачу его родителей.

«Обыск проходил вполне стандартно — отобрали телефоны, не дали вызвать адвоката, перевернули все вверх дном. Никого не били, слава богу, но цель была — учинить максимальный погром», — вспоминает обвиняемый.

В постановлении об обыске, которое показала опергруппа, указано, что дело было возбуждено 22 марта по пункту «б» части 2 статьи 199 УК (уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере).

По версии следствия, фирма Клевакина ООО «ОМТЭКО» заключила фиктивные договоры об оказании услуг и закупках товаров с девятью другими предприятиями.

Благодаря этому, подсчитали в СК, «ОМТЭКО» смогло занизить прибыль и сэкономить на налогах больше 26 млн рублей.

При этом как минимум два предприятия из списка — ООО «Феникс» и ООО «СтройМиражИнвест» — принадлежат Зайнуллиной, чьи показания против Клевакина, по его словам, есть в материалах дела.

Бизнесмен утверждает, что ему удалось ознакомиться с ними, пока он давал объяснения в СК, однако на руки обвиняемому документ не выдали.

Предприниматель вспоминает, что следователь, который проводил обыск в его офисе, увидел приговор Богеру и Зайнуллиной, который лежал среди бумаг главного бухгалтера.

«Он заинтересовался, почитал внимательно. В принципе, дальше обыск был чисто формальный — я ему рассказал, что нас оговаривают, он сделал вид, что услышал», — утверждает Клевакин.

Обвинения в неуплате налогов он отвергает.

Денис Клевакин.

«Отношение того следователя — скорее, единичное проявление. В целом их позиция такая — слушать вас вообще никто не будет, делаем, что хотим», — резюмирует Клевакин.

Он вспоминает, как попытался обратиться за помощью к бизнес-обмудсмену Борису Титову — в приемной ему ответили, что, конечно, помогают предпринимателям, но «наркотиками не занимаются».

25 апреля в Куйбышевском районном суде Омска прошло предварительное заседание по делу против Клевакина о контрабанде наркотиков.

Защита бизнесмена попросила исключить из доказательств протоколы личного досмотра и досмотра машины — адвокаты настаивают, что они были составлены с нарушениями.

В ходатайстве говорится, что в показаниях оперативники Лаврентьев, Сохряков и Дудырев, которые присутствовали при досмотре, не отрицают, что Сохряков садился в «Лексус» Клевакина; кроме того, все они подтвердили, что засунули портмоне в карман джинсов бизнесмена — якобы из-за того, что при задержании оно выпало.

Все эти действия, отмечает защита, не были отражены в протоколе.

Судья Оксана Волторнист не стала принимать решения по ходатайству и отложила его до начала рассмотрения дела по существу.

«В принципе, пока мне показалось, что она настроена нормально. По крайней мере, пока не видно, что ей дали какое-то указание меня засудить», — говорит Клевакин.

Омское издание bk55.ru пишет, что в отношении Клевакина расследуется и третье уголовное дело — о хулиганстве.

Полиция считает, что в августе 2017 года он вышел на крыльцо дома тещи, к которой переехал на время ремонта, и несколько раз выстрелил в воздух из травматического пистолета.

Сам Клевакин говорит, что не стрелял, а просто позировал для снимка; кроме того, по его словам, пистолет был неисправен.

bk55 публикует видео с места происшествия.

Камера расположена под таким углом, что рассмотреть можно только поднятую руку человека в светлой одежде у левого края кадра; издание обращает внимание на то, что в момент, когда Клевакин предположительно вскидывает руку с пистолетом, оборачивается прохожий — по мнению журналистов, это может служить косвенным доказательством того, что выстрелы все же были.

Само дело по пункту «а» части 1 статьи 213 УК (хулиганство с применением оружия) возбудили в декабре 2017 года; вскоре его объединили с делом о наркотиках.