Bespredel.org > Журналистские расследования > «Новые колеса» могут крутиться дальше!

«Новые колеса» могут крутиться дальше!

Игорь Рудников. Фото: Борис Регистер / Коммерсантъ

Игорь Рудников

Учебник истории независимой российской прессы до сих пор не написан, и пусть это будет глава из него.

1991 год, умирает Советский Союз, вместе с ним доживает свои последние дни самый консервативный его институт – вооруженные силы.

У советских военных в каждом округе и на каждом флоте были свои газеты, самые скучные и самые старомодные даже по советским, а тем более по перестроечным меркам.

Офицеры-политработники каждый день пишут статьи о боевой и политической подготовке, которые никто не читает.

Газета Балтийского флота, которая издается в Калининграде, называется «Страж Балтики».

Среди журналистов этой газеты – 26-летний старший лейтенант Игорь Рудников.

Наверное, он первый, кто пытается приспособить неповоротливое советское медиа к новой постсоветской реальности.

Капитализм, открытые границы и льготные таможенные условия превращают Калининград в ключевую точку постсоветского вторичного рынка импортных автомобилей.

Рынку нужно медиа.

На базе флотского «Стража Балтики» Рудников создает газету «Колеса» с объявлениями о покупке-продаже автомобилей и запчастей и тематическими статьями на автомобильные темы.

Газета быстро становится самым тиражным СМИ региона.

Военные обнаруживают, что на автомобильной газете можно зарабатывать, и, как всегда бывает, создатель бизнеса оказывается лишним.

В 1995 году Рудников увольняется с военной службы и из «Колес», и автомобильных газет в регионе становится две – Рудников создает «Новые колеса».

Чтобы выдержать конкуренцию, новое издание очень быстро отказывается от тематических ограничений – в разделе объявлений по-прежнему продаются автомобили и запчасти, а на редакционных полосах – эксперименты по завоеванию аудитории «общего интереса».

Газета пытается писать обо всем: текущие новости, краеведение, советы домохозяйкам, гороскоп, – но историческая эпоха располагает к доминированию криминальной тематики.

«Новые колеса» середины девяностых – единственный в регионе таблоид, специализирующийся на убийствах, грабежах, жизни криминальных группировок, а эта тема всегда рано или поздно упирается в тему коррупции, потому что у бандитов, если внимательно их изучать, всегда обнаруживаются друзья во власти, а власть всегда имеет какие-то интересы в той сфере, где царят бандиты.

Герои «Новых колес» в те годы – вперемешку криминальные авторитеты и депутаты, профессиональные боксеры и главы муниципалитетов, поставщики контрабандного табака и прокуроры.

Редакцию поджигали, самому Рудникову проламывали голову – а других показателей реальной независимости прессы в те годы, кажется, просто не существовало.

Провинциальный правдолюбец – известный и понятный ⁠всем типаж, обычно нелепый ⁠или трагический, но если в его распоряжении оказывается собственное успешное СМИ, ⁠он превращается в героя эпохи и гения места одновременно.

Рудникова девяностых можно ⁠сравнить с «Фонтанкой» или с ранним Александром Невзоровым – всё знают, никого не боятся, ⁠на месте происшествия оказываются раньше милиции.

Но романтический образ с годами ⁠ржавел – в девяностые и нулевые общество явно ⁠разочаровывалось именно в этой журналистике: «Столько себе позволяют – кто же их крыша?», «Если мочат одних, то наверняка в интересах других», «Журналист всегда работает на заказчика» и так далее.

Это, вероятно, неизбежное ржавение репутации в случае Рудникова компенсировалось тем, что он сам еще до того, как общество начало презирать или ненавидеть прессу, превратился в довольно значимую в масштабах региона политическую фигуру.

Свои первые выборы в областную Думу он выиграл в 1996 году и с тех пор становится депутатом на каждых выборах, последний раз – прошлой осенью, когда Рудников стал единственным одномандатником, сумевшим победить представителя «Единой России».

На выборах мэра Калининграда в 1998 году он занял третье место с минимальным отрывом от второго, практически случайно не попав во второй тур.

В стране наступали нулевые, а герой журналистики девяностых никуда не делся, хотя «Новые колеса» с каждым годом выглядели все нетипичнее для нового времени.

Калининградские типографии отказывались печатать газету, и Рудников возил тираж из соседней Литвы.

Газету лишали регистрации, и в какой-то момент после очередного перезапуска официальное ее название звучало почти пародийно – «Калининградские новые колеса Игоря Рудникова».

В 2006 году в «Новых колесах» начался очень скандальный репортерский сериал о хищении военных пенсий неизвестными чиновниками, но серию публикаций прервал арест Рудникова по обвинению в избиении 22 милиционеров, в том числе восьми омоновцев – издателя увезли сначала в Матросскую Тишину в Москве, потом в Псков, где его долго судили.

Обвинение в конце концов развалилось, Рудников вернулся в Калининград; ходили слухи, что освобождение стало частью сделки между ним и тогдашним губернатором Георгием Боосом, якобы Рудникова освободили в обмен на его лояльность, и даже если это неправда, «Новые колеса» после его освобождения и в самом деле стали гораздо более умеренными в отношении региональных властей, а когда в 2010-м Калининград бунтовал против Бооса в связи с повышением регионального транспортного налога и среди организаторов антигубернаторских митингов были и журналисты местных независимых СМИ, Рудников по какой-то причине сохранял полный нейтралитет (я тогда брал интервью у Бооса и встретил Рудникова сидящим в приемной губернатора; меня пропустили, он остался ждать).

Прошлой весной в «Новых колесах» вышло расследование о строительстве многоэтажного апарт-отеля на берегу моря в заповедной зоне курортного Светлогорска.

То, что было дальше, Рудников связывает именно с этой публикацией – днем в кафе в центре Калининграда на депутата набросились двое с ножами.

Рудников чуть не погиб, нападавшие скрылись.

Чуть позже один из них был задержан в Петербурге – это оказался петербургский полицейский.

Его судили, прокуратура просила десять лет строгого режима, суд дал полтора года колонии-поселения, сейчас дело на пересмотре, на днях обвиняемый должен выступить с последним словом.

Но на приговор по делу о покушении на себя депутат Рудников не придет.

Он со сломанными ребрами и ушибом мозга находился в калининградском ИВС.

В редакцию приходили люди в камуфляже с надписью «ФСБ», изъяли всю технику, а самого Рудникова на обыск привезли чуть позже в наручниках – дом, где он находился, эвакуировали после звонка о минировании, и когда депутат вышел на улицу, его задержали и повезли в редакцию.

Что с ним происходило во время обыска, неизвестно, но из офиса его увозили без сознания на «скорой», а той же ночью из больницы перевезли в областное управление ФСБ.

Спустя несколько часов по тому же делу был задержан еще один местный политик, но уже другого поколения и типа – когда-то крупный бизнесмен, а при Путине чиновник Александр Дацышин, все нулевые проработавший заместителем полпреда президента в СЗФО и претендовавший в свое время на должность губернатора.

Игоря Рудникова увозят в больницу после обыска

Дацышина источники в силовых структурах называют посредником – он должен был передать Рудникову деньги, которые тот якобы вымогал у героя возможной публикации «Новых колес» за то, чтобы публикация не вышла.

У кого именно Рудников вымогал деньги, силовики не сообщают, но имя человека, о котором идет речь, известно журналистам «Новых колес» – якобы это руководитель регионального управления Следственного комитета Виктор Леденев, причем, по версии журналистов, Леденев сам вызвался передать Рудникову некий конверт, в котором должны были быть материалы, касающиеся расследования покушения на журналиста и в котором оказались меченые купюры – эти купюры показала в новостях местная редакция ВГТРК, но официальной информации по их поводу также нет.

Единственный официальный источник по делу – новый губернатор Антон Алиханов, сказавший журналистам, что дело Рудникова находится на контроле у Александра Бастрыкина.

В этом месте кто-то скажет «его подставили», а кто-то – «доигрался», но это вообще не имеет значения.

А что имеет – в масштабах региона популярная газета с 22-летней историей в любом случае будет важнейшей общественной институцией, таким элементом местной экосистемы, что его повреждение может изменить до неузнаваемости облик всего региона вообще (представьте, если бы в Москве ФСБ разгромила офис «Эха Москвы» и арестовала Алексея Венедиктова – это же действительно разделило бы жизнь на до и после даже для тех, кто никогда не слушал «Эхо»).

В Калининградской области, как и во многих регионах, власть – пришлая, приезжая, и такие вещи, как местная экосистема, ее просто не интересуют.

Силовое вторжение в ткань региональной медиакультуры, чем бы оно ни было вызвано, уничтожает ее, не оставляя ничего взамен.

И самым удручающим кажется именно это трагически неравное соотношение сил, когда группа анонимных фээсбэшников в камуфляже сильнее двух десятков лет местной истории, в которой переплетены журналистика, политика и даже автомобильный рынок эпохи первоначального накопления.

Эти 22 года стираются, как ластиком, с помощью одного уголовного дела.

От институции остаются руины, общество получает очередную травму, которая останется навсегда, даже если завтра выяснится, что Рудников ничего ни у кого не вымогал.

Новая Газета 17.06,2019 «Питерская судья присудила Игорю Рудникову победу над генералом СК»:

Игорь Рудников

«Судья Валерия Ковалева, рассмотревшая в Санкт-Петербурге дело по обвинению Игоря Рудникова и Александра Дацышина в вымогательстве 50 тыс. долларов у главы СУ СК РФ по Калининградской области Виктора Леденева, в оглашенном ею 17 июня приговоре изменила квалификацию их действий на самоуправство (статья 330 УК РФ).

Главный редактор калининградских «Новых колес», проведя в СИЗО более полутора лет, выходит на свободу.

Я присутствовал на нескольких судебных заседаниях, которые судья вела так, как того требует принцип равенства сторон: давая высказаться Рудникову и его адвокатам Анне Паничевой и Тумасу Мисакяну (защиту подсудимому обеспечил «Центр защиты прав СМИ»).

А доказательства его невиновности фактически представило само обвинение: в записях переговоров Леденева с Дацышиным и Рудниковым, которые были положены в основу обвинительного заключения, не прозвучало никаких угроз, без чего ни о каком «вымогательстве» с самого начала не могло быть и речи.

Судья Валерия Ковалева, рассмотревшая в Санкт-Петербурге дело по обвинению Игоря Рудникова и Александра Дацышина в вымогательстве 50 тыс. долларов у главы СУ СК РФ по Калининградской области Виктора Леденева, в оглашенном ею 17 июня приговоре изменила квалификацию их действий на самоуправство (статья 330 УК РФ). Главный редактор калининградских «Новых колес», проведя в СИЗО более полутора лет, выходит на свободу.

Я присутствовал на нескольких судебных заседаниях, которые судья вела так, как того требует принцип равенства сторон: давая высказаться Рудникову и его адвокатам Анне Паничевой и Тумасу Мисакяну (защиту подсудимому обеспечил «Центр защиты прав СМИ»).

А доказательства его невиновности фактически представило само обвинение:

в записях переговоров Леденева с Дацышиным и Рудниковым, которые были положены в основу обвинительного заключения, не прозвучало никаких угроз, без чего ни о каком «вымогательстве» с самого начала не могло быть и речи.

С правовой точки зрения судья нашла весьма нестандартное решение.

Вычтя угрозы, которых не было, она посчитала доказанным тот факт, что Рудников, на жизнь которого в марте 2016 года было совершено покушение, наряду с переквалификацией этого так до конца и не расследованного преступления на «посягательство на жизнь общественного деятеля» (чего он требовал от Леденева в первую очередь) якобы прилагал и усилия к тому, чтобы получить от него какое-то возмещение.

Следуя логике суда, оно могло бы (поскольку речь только о покушении) включать в себя покрытие ущерба, который был причинен его здоровью нападением, а также компенсацию расходов и того времени, которое Рудников потратил, заменяя журналистским расследованием то, что должен был сделать Следственный комитет.

Виктор Леденев

Можно, конечно, критиковать сослагательное наклонение в приговоре (ведь активно предлагал гипотетическую компенсацию сам Леденев), но мы должны понимать, что на судью оказывалось давление.

Неделей раньше обвинение потребовало для Рудникова и Дацышина соответственно 10 и 8 лет лишения свободы.

Прокурор, прекрасно понимая, что вымогательства нет, создавал повод для обжалования приговора в апелляционной инстанции, что, конечно, еще и будет сделано.

Ведь на кону стоит репутация не только генерала Леденева, который, согласно приговору судьи Ковалевой, предстает просто профессионально непригодной личностью, но также и всего Следственного комитета, и Калининградского УФСБ, которое курировало провалившуюся провокацию.

От лица всех, кто поддерживал Рудникова все это время («Новой», СПЧ и большей части журналистского сообщества России), я просто кланяюсь судье Валерии Ковалевой из Московского районного суда Санкт-Петербурга».

Медиазона 17.06.2019 «Вся калининградская рать. Как публикации о коррупции привели журналиста Рудникова на скамью подсудимых по делу о вымогательстве у генерала СК»:

«Генерал, журналист, миллиардер

Прения по делу главреда «Новых колес» Игоря Рудникова завершились в Московском районном суде Петербурга 6 июня — одновременно с задержанием в Москве спецкора «Медузы» Ивана Голунова.

Обоих журналистов, пишущих о коррупции, задерживали жестко, с применением насилия и процессуальными нарушениями.

Ивану Голунову беспрецедентная солидарность медиасообщества помогла через несколько дней выйти на свободу, а для Игоря Рудникова, который уже полтора года находится в СИЗО, гособвинитель запросил 10 лет колонии строгого режима.

По версии обвинения, журналист, бывший в то время депутатом Калининградской областной думы (уже в четвертом созыве подряд), осенью 2017 года вымогал у главы калининградского управления СК Виктора Леденева 50 тысяч долларов «под угрозой распространения позорящих его сведений».

В обвинительном заключении перечисляются уже опубликованные в «Новых колесах» материалы: в том числе «Дворец генерала. Почему следственный комитет уже открыто выгораживает бандитов», «Райская жизнь генерала Леденева. Что нужно для счастья боссу следственного управления СК России», «От киллера до генерала. Куда ведут следы участников нападения на Игоря Рудникова».

После ареста Игоря Рудникова суд закрыл «Новые колеса» по иску Роскомнадзора.

Конфликт между журналистом и генералом возник из-за расследования дела о покушении на Игоря Рудникова, неэффективность которого «Новые колеса» связывали с коррупционными интересами Виктора Леденева.

Крайне мягкий приговор исполнителю был отменен (уже после ареста журналиста его осудили на 9 лет), а публикации о дорогом особняке, где жил Леденев, и его «близких связях» вызвали недовольство руководства СК — после проверки в ведомстве указали на «раздражающий фактор для жителей Калининградской области» — и привлекли внимание президентского Совета по правам человека, который настаивал на квалификации дел о нападениях на журналистов по статье 277 УК (посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля). 

Во время прений в суде прокурор Сергей Шокуров говорил, что у генерала были «основания опасаться», что этот вопрос «будет подниматься на Совете при президенте», а «опубликованные сведения будут распространены на федеральных телеканалах и мероприятиях с присутствием высших должностных лиц государства».

Из-за этого, считает обвинение, Виктор Леденев решил выяснить, «чего добивается» Рудников и «есть ли у него заказчик».

Для этого он обратился к калининградскому миллиардеру Александру Дацышину, который раньше занимал пост заместителя полпреда президента в СЗФО по вопросам Калининградской области и курировал там правоохранительные органы и СМИ.

Дацышин настаивает, что просто согласился помочь генералу «мирно урегулировать» проблему с журналистом (Леденев это изначально подтверждал, а затем изменил показания), а никаких требований о выплате денег не передавал.

Бизнесмена обвиняют в соучастии в вымогательстве, прокурор просил для него 8 лет строгого режима.

Дело влиятельных калининградцев слушалось в Петербурге — решение о переносе принял Верховный суд, аргументировавший его тем, что обвиняемые могут «влиять на деятельность государственных и общественных институтов на территории Калининградской области», а значит, создают «угрозу гарантиям объективного и беспристрастного правосудия».

Журналиста этапировали из Калининграда в СИЗО «Кресты», предприниматель, который жаловался в суде, что в 2003 году не прошел в Госдуму «исключительно благодаря стараниям Рудникова и его газете», самостоятельно добирался на заседания и проводил время между ними под домашним арестом на курорте Светлогорск под Калининградом. 

Сотрудники Скорой помощи во время госпитализации Игоря Рудникова после обыска в редакции газеты «Новые колеса».

«Возьмем у Кости»

«Погасить проблему» с публикациями Виктору Леденеву рекомендовал, судя по всему, лично глава СК Александр Бастрыкин.

«Шеф сказал: что ты сам не можешь решить с каким-то депутатом? Я так понимаю, что это прямым текстом мне сказано — погаси проблему», — жаловался генерал Александру Дацышину в записанном ФСБ разговоре (стенограммы оглашались в суде).

Обратиться к Дацышину, согласно показаниям генерала, ему во время прогулки по реке Придоля на яхте калининградского бизнесмена Игоря Рабиновича посоветовал экс-глава ГУВД по Калининградской области Евгений Мартынов — он и познакомил обоих.

Мартынов говорил в суде, что помогал господину Леденеву «по-человечески, по-генеральски», узнав что «»Новые колеса» кошмарят СКР».

По версии обвинения, Дацышин по просьбе генерала Леденева встретился с Рудниковым, но чтобы «повысить свой авторитет среди сотрудников правоохранительных органов» согласился «оказать содействие в вымогательстве».

Он передал генералу, что журналист «хитрый злопамятный человек» и готов прекратить публикации при условии переквалификации дела о покушении на статью 277 УК и передачи ему через Дацышина компенсации 50 тысяч долларов, потраченных на собственное расследование.

Дацышин в суде сказал, что никаких требований и угроз со стороны Рудникова не было, в первую очередь его интересовала 277-я статья, но при этом журналист  высказал пожелание получить компенсацию за свое расследование нападения.

Сам журналист настаивает на том, что обсуждал с Дацышиным только возможность переквалификации и только ради этого согласился встретиться с Леденевым.

Более, чем через месяц после встречи, он договорился с генералом, что тот передаст помощнице журналиста связанные с этим документы.

Как выяснилось в суде, о том, что генерал ведет переговоры об уплате денег журналисту, узнали в калининградском управлении ФСБ.

По версии Дацышина, он сам поделился информацией с Михаилом Ведерниковым, который тогда был заместителем полпреда президента, а сейчас стал губернатором Псковской области, а Ведерников уже передал ее главе УФСБ Леониду Михайлюку (сейчас он занимает тот же пост в Крыму).

Это совпадает с показаниями Леденева, которого Михайлюк спрашивал, «действительно ли Рудников вымогает у него деньги» (эти показания цитировал прокурор).

После этого генерал написал заявление о вымогательстве и стал участником оперативно-разыскных мероприятий, включавших в себя прослушивание его дружеской беседы c генералом Мартыновым, которая была полностью оглашена в суде.

Бывший полицейский предлагал главе калининградского СК Леденеву согласиться на оплату журналисту «прекращения писанины» в сумме «полтинника баксов или евро», но «взять оттяжку».

«У Кости возьмем. Да ты и знать ничего не будешь», — пообещал Мартынов. 

Разговор при этом касался и уголовного дела по факту уклонения от уплаты налогов в отношении коммерческой структуры Александра Суслова — брата бывшего вице-премьера правительства Калининградской области Константина Суслова, которое расследует ведомство генерала Леденева, а также встречной просьбы генерала Мартынова содействовать в этом деле.

Позже Мартынов и сам стал фигурантом уголовного дела о злоупотреблении должностными полномочиями, а к моменту беседы с Леденевым был уже уволен президентом с поста главного инспектора МВД.

Тогда же он активно делился с генералом своими планами «отмыться» и устроиться «в Московскую область начальником Росреестра».

«Количество всех операций в России больше всего вот здесь, а твоя задача только выстроить, мол, отношения с ФСБ Москвы и области», — так, по словам Мартынова, говорил ему Никита Чаплин — первый заместитель председателя Мособлдумы Игоря Брынцалова.

Мартынов называет обоих своими друзьями, отмечая, что с Брынцаловым они соседи в подмосковном поселке Салтыковка, а Чаплин «был главным решалой и рулил всей Московской областью во времена Тяжлова, Лужкова…» и что он «нарисовал» Мартынову «все схемы» и оценил «тему» в сумму «от 1,5 до 2 млн» долларов. 

В той же беседе упоминается и глава московского УФСБ Алексей Дорофеев, о возможной причастности которого к делу Ивана Голунова писал «Проект».

Мартынов упоминает на аудиозаписи, что работу ему предложил «Эдуард Викторович» из Росреестра, ранее служивший первым замом экс-главы ФСИН Александра Реймера — из чего следует, что речь идет о начальнике контрольно-аналитического управления Росреестра Эдуарде Петрухине

«Ну, я еду к этому Эдику. Он говорит: слушай, ну там же бабки… Я там с Дорофеевым, это Алексей, наш начальник ФСБ Москвы и Московской области… Позвоню, правильного куратора тебе дадим», — передает разговор Мартынов, поясняя, что Дорофеев это «генерал-полковник, наша питерская вся команда».

«А к нам ничего не будет приходить? Запросов никаких?» —  интересуется Леденев.

Перед этим они упоминали, что Мартынов пытался устроиться на работу в Росгвардию, а оттуда в Калининград присылали запросы о его деятельности.

Генерал обещает: «Ответим в любом случае, что проверка проводилась, но по реабилитирующим…».

Мартынов в ответ сообщает, что«эмщики бумагу уже подписали», имея в виду управление «М» ФСБ, которое контролирует деятельность МВД, МЧС и Минюста.

В 2010 —2012 годах это управление возглавлял все тот же генерал Дорофеев.

Доказательства из горшка и галстука

По ходатайству потерпевшего судья Валерия Ковалева постановила, что процесс будет проходить в закрытом режиме.

Глава СПЧ Михаил Федотов направил письмо председателю Санкт-Петербургского городского суда, где подчеркнул, что это решение «может породить лишние вопросы и подозрения».

После закрытого допроса генерала Леденева, во время которого он признал, что не получал от обвиняемых в вымогательстве угроз, процесс все же был открыт.

Леденев в суде больше не появлялся.

Прокуратура в суде ссылалась на свидетельские показания о «слухах и разговорах», что Игорь Рудников «получал денежные средства за прекращение негативных публикаций в своей газете».

Но ни один из свидетелей, среди которых были генерал Евгений Мартынов, экс-губернатор Калининградской области Владимир Егоров и главы муниципальных образований, не подтвердил в суде фактов вымогательства со стороны досаждавшего им своими публикациями журналиста.

Подсудимые доказывали в суде, что генерал Леденев сам пытался подкупить Рудникова, а заявление о вымогательстве написал лишь после того, как о его переговорах стало известно главе УФСБ Леониду Михайлюку.

Основным своим козырем обвинение считает проходившую 18 сентября 2017 года под контролем и по сценарию ФСБ встречу главы калининградского СК с Игорем Рудниковым, на которой генерал под скрытые в его галстуке и цветочном горшке видеокамеры показал написанную на листке календаря сумму в 50 тысяч долларов.

Журналист говорит, что видел эту записку вверх ногами, написанную цифру принял за номер статьи 277 УК и именно поэтому сказал «да-да» и снова завел разговор о расследовании покушения.

Когда сделанную камерой на галстуке видеозапись просматривали в суде, стороны потратили около часа на то, чтобы поймать момент, на котором можно различить надпись с суммой — он продлился буквально пару секунд. 

Показав записку, Леденев развернул газету, под которой лежала пачка денег, и показал Рудникову три пальца, предложив таким образом, по версии обвинения, вручить ему 30 тысяч долларов.

Журналист отказался.

По словам Рудникова, из-за плохого зрения он и не понял, что перед ним деньги и думал, что генерал предлагает ему «сувенир» — но при этом произнес имя Дацышина. 

Реакцию Рудникова эксперты ФСБ интерпретировали как согласие на взятку, тогда как защита подсудимого расценивает всю эту ситуацию как провокацию.

1 ноября 2017 года генерал Леденев по договоренности с журналистом вручил его помощнице обещанную папку с документами о расследовании покушения, добавив к бумагам помеченные банкноты, к которым ни она, ни обвиняемый так и не прикоснулись. 

Защита настаивает на недопустимости всех доказательств, собранных следователем главного управления СК Андреем Кошелевым, ранее работавшим в подчинении генерала Леденева, а также неполноте, недостоверности и возможной фальсификации представленных ФСБ результатов оперативно-разыскных мероприятий. 

«Ни до, ни во время, ни после публикаций Рудников не искал встреч с Леденевым, как должно было быть в случае с шантажом. Он согласился разговаривать и с Дацышиным, и с Леденевым только по одной причине – он хотел добиться надлежащего расследования уголовного дела, где он являлся потерпевшим от покушения на убийство. Обвинение в вымогательстве при не доказанном способе совершения преступления — это следствие публикации материалов, которые проливали свет на злоупотребления и коррупцию и заставляли нервничать определенных людей. Кто-то был заинтересован, чтобы привлечь Рудникова к уголовной ответственности», — говорил на продолжавшихся более шести часов прениях адвокат журналиста Тумас Мисакян.

«Все действия Дацышин совершал в интересах Леденева. Он не мог быть пособником Рудникова, — сказал в суде и защищавший Дацышина адвокат Алексей Гудков. — Это дело — фантазии следователей, выходящие за рамки здравого смысла. Не буду анализировать доказательства — их просто нет». 

«Жалею, что связался с людьми без чести и совести», — посетовал в последнем слове сам Александр Дацышин. 

«Абсурдно, что журналист вымогает деньги у руководителя СК, — отметил Игорь Рудников. — Это публичная расправа и акция устрашения против всех российских журналистов, чтобы никто не посмел раскрывать рот».

Александр Дацышин (слева).

 

«Правоохранительная система давно прогнила»

Адвокат журналиста Анна Паничева считает, что предъявлять обвинение в коррупционном преступлении нужно генералу Леденеву.

По ее словам, записанные ФСБ разговоры «производят ужас» от того, как «злоупотребляют властью и решают вопросы» должностные лица. 

Она назвала дело Рудникова «завершением операции по его устранению», напомнив, что журналист «боролся с очень богатыми влиятельными людьми и очень мешал власть предержащим и тем кто злоупотреблял ею» и на его жизнь покушались не один раз.

Выступая в прениях, представлявший интересы Александра Дацышина адвокат Сергей Баранов подчеркнул, что в суде информация о проживании Леденева в не принадлежащем ему особняке и другие «сведения, содержащиеся в упомянутых газетных публикациях, подтвердились, и, по мнению стороны защиты, являются достоверными».

В суде он пообещал обратиться в СК с заявлением о возбуждении уголовного дела против генерала, который, по мнению адвоката, написал заявление о вымогательстве, чтобы избежать ответственности за попытку подкупа журналиста. 

В ходе процесса Леденев предъявил Рудникову гражданский иск на 3 млн рублей, ссылаясь на то, что опубликованные в  «Новых колесах» сведения являются недостоверными, оскорбительными и порочат его честь, достоинство и деловую репутацию главы.

Однако в ходе следствия на вопросы защиты, почему он не обратился по этому поводу в суд, Леденев сообщил, что ему посоветовал не делать этого председатель Калининградского областного суда Виктор Фалеев.

«Очевидно, что правоохранительная система давно прогнила, деградировала и разрушена. В СК арестовывают первых лиц, руководителей региональных управлений за то, что они устраивают покушения на губернаторов и помогают бандитам уйти от ответственности (экс-глава ГСУ СК Александр Дрыманов, его заместитель  Денис Никандров и глава УСБ СК Михаил Максименко). А cамые знаменитые миллиардеры теперь в ФСБ (Кирилл Черкалин и Дмитрий Фролов) и МВД (Дмитрий Захарченко). Какие еще нужны сигналы, чтобы осознать опасность этих институтов для общества и государства? Надо приучить суды не бояться оправдательных приговоров и тщательно разбирать каждое дело», — сказал «Медиазоне» адвокат Баранов…».