Bespredel.org > Общество > Полигон в Неноксе — маленький Чернобыль?

Полигон в Неноксе — маленький Чернобыль?

19 августа президент России впервые прокомментировал ЧП под Северодвинском, когда во время испытаний двигателя на военном полигоне в районе поселка Ненокса произошел взрыв двигателя, и погибли люди.

Владимир Путин заверил, что угрозы повышения радиационного фона в области нет, «ситуация контролируется, приняты превентивные меры».

«Новой газете» удалось поговорить с медиком из Архангельска, который частично принимал участие в ликвидации последствий трагедии и рассказал о том, как и куда доставили пострадавших сразу после взрыва, какими средствами проводилась дезактивация в клинике и почему врачей действительно никто не предупредил о радиоактивном заражении больных.

«Никакой угрозы там нет, и никакого повышения фона там тоже не существует. Туда направлены были эксперты, в том числе независимые эксперты, которые контролируют сейчас ситуацию. Во всяком случае, я эти доклады получаю, получаю доклады наших экспертов, и военных экспертов, и гражданских — мы серьезных изменений там не видим», — сказал президент РФ перед началом переговоров с президентом Франции Эмманюэлем Макроном.

В то же время Путин отметил, что принимаются превентивные меры, «чтобы не было никаких неожиданностей».

В результате трагедии погибли пять сотрудников «Росатома» и, по неподтвержденным данным, двое представителей Минобороны РФ.

Ранения получили трое военных и трое специалистов госкорпорации.

8 августа стало известно, что на полигоне в Архангельской области произошел взрыв.

Информация о нем появлялась постепенно, и далеко не сразу удалось узнать, что ЧП случилось на полигоне на морской платформе во время испытания ракеты с радиоизотопным источником питания.

В Росатоме трагедию объяснили «стечением обстоятельств», которое нередко происходит при испытаниях новых технологий.

Власти Северодвинска и Росгидромет сообщили, что в день ЧП в Северодвинске радиационный фон кратковременно вырос, затем нормализовался.

Власти города заверили, что угрозы здоровью населения нет.

Первыми об опасениях врачей, работавших на трагедии, относительно собственной безопасности и их недовольстве сообщило The Moscow Times.

Издание со ссылкой на источники указало, что врачей Архангельской областной больницы, лечивших раненых при взрыве на военном полигоне, просто не предупредили о том, что пострадавшие могли подвергнуться воздействию радиации.

По словам одного из собеседников издания, состояние пациентов заставило персонал заподозрить у них признаки радиоактивного заражения, однако ни руководство больницы, ни чиновники регионального Минздрава, ни представители властей не уведомили врачей о возможной опасности.

Пострадавших от взрыва в медучреждение доставляли в специальных костюмах. Кадр «Россия 24»

 

Как стало известно «Новой газете», шестерых пострадавших на взрыве 8 августа отвезли в две разные клиники: троих распределили в обычную гражданскую Архангельскую областную больницу, других доставили в Центр им. Н.А. Семашко, который расположен в километре от областной больницы.

«Там есть радиоизотопная лаборатория. Им поступала довольно противоречивая информация, однако у них было все необходимое для работы с такими пациентами. Так как там есть датчики альфа-, бета-, гамма-излучения, то врачи сразу определили дозы радиации у пациентов и произвели дезактивацию. Затем повторно замерили дозу излучения, повторно произвели дезактивацию. Сами врачи все это время были в костюмах химзащиты, в респираторах, то есть можно сказать с уверенностью, что единственное учреждение, которое сработало в этой ситуации профессионально, — это Центр им. Н.А. Семашко. Они взаимодействуют с радиоактивными веществами ежедневно. В областной больнице знали, что произошел взрыв на военном полигоне, а больше ничего не знали», — рассказал источник в клинике.

По данным «Новой газеты», троих пациентов доставили в Архангельскую областную больницу в 16.35 8 августа.

Ввиду отсутствия информации, людей сначала обследовали в приемном покое.

Позднее пришлось проводить дезактивацию всего приемного покоя, так как вместе с этими пострадавшими в больницу попал цезий-137 (радиоактивный изотоп, являющийся побочным продуктом ядерного распада урана-235), его доза составляла 22 тыс. микрочастиц на 1 кв. см, но выявлено это было только через час после приезда пострадавших.

«За это время они успели обследоваться, побывать на компьютерной томографии, были перевезены в операционный блок, были задействованы три операционных, впоследствии, когда прибыли дозиметристы и было выявлено, что они носители бета-излучения, их перевели обратно в приемный покой. Там уже силами врачей, санитарок и медсестер проводилась дезактивация мыльными растворами. Для защиты у них были только обычные повязки», — рассказывает собеседник «Новой газеты».

По его словам, в мероприятии участвовало 57 человек, притом что обычная смена — 15–20 человек, то есть большинство людей либо добровольно, либо по требованию руководства остались работать сверхурочно.

«Никто не отказался, даже уже зная, что это радиоактивные пострадавшие», — говорит он, отмечая, что некоторые коллеги жаловались на покалывания в области лица и рук.

Впоследствии троих пациентов после операции наблюдали в оперблоке до 8.20.

В ночь на 9 августа в больницу прилетели специалисты из Государственного медицинского центра им. А.И. Бурназяна (Москва), и в 8.20 началась эвакуация из больницы:

«Двое пострадавших из трех не доехали до аэропорта и погибли, но их тела также были доставлены в Центр Бурназяна. Доза радиации была очень большой, картина лучевой болезни развивалась по часам».

В самой больнице также началась дезактивация.

Так, военные выкосили всю траву вокруг больницы, была произведена дезактивация приемного отделения, операционных.

«Плюс там очень фонила ванна, военные ее просто демонтировали и увезли с собой на КамАЗе», — говорит источник «Новой» в клинике.

В дальнейшем, 10 и 12 августа, дозиметрический контроль не выявил доз радиации в Архангельской областной больнице.

По данным «Новой», из областной больницы были изъяты все журналы, электронная документация, а с врачей, медсестер и санитарок взяли подписки о неразглашении обстоятельств оказания помощи.

«Они не понимают, что не являются носителями гостайны, не знают границ гостайны, их это пугает», — сказал один из медиков.

Врачи клиники напуганы и рассержены, они считают, что причин у произошедшего несколько.

В числе прочего люди винят Автоматическую систему контроля радиационной обстановки (АСКРО).

По словам собеседника «Новой газеты», сработало только шесть детекторов из восьми.

Согласно данным Росгидромета, радиационный фон в Северодвинске в течение нескольких часов после взрыва ядерного устройства превышал норму в 4–16 раз.

Скриншот уже удаленного пресс-релиза о «нормальном радиационном фоне» после инцидента на военном полигоне

 

Эта информация соответствует сведениям, первоначально представленным на сайте северодвинской администрации, однако почти сразу после публикации власти Северодвинска удалили это сообщение с сайта.

Телегам-канал Дабл Ять:

«После как бы «взрыва ракетного двигателя» в Нёноксе Архангельской области, европейские станции мониторинга немножко офигели от такого распространения радиации 🤦🏼‍♀️». 

 

Кроме того, в отсутствии качественной коммуникации между всеми участниками ликвидации последствий взрыва врачи винят министра здравоохранения Архангельской области Антона Карпунова, который находился в отпуске в Крыму и осуществлял руководство в критической ситуации по телефону, не зная деталей, и молчание военных, которые не готовы были признавать наличие радиации в Северодвинске.

При этом, по данным «Новой газеты», на полигоне в Неноксе в момент испытаний присутствовал замминистра обороны Павел Попов.

«Он был предупрежден, что там небезопасно, поэтому был не на платформе, разумеется, а рядом», — говорит источник, знакомый с ситуацией.

Павел Попов

 

Как сообщалось ранее, после произошедшего 21 человек был обследован в Центре Бурназяна в Москве.

По словам трех источников The Moscow Times, у одного из медиков в мышечной ткани обнаружили цезий-137.

Собеседник «Новой» подтвердил эту информацию и уточнил, что из-за этого была остановлена транспортировка докторов, хотя туда собирались направить еще около 40 человек.

Между тем 19 августа издания Newsader и «Радио Свобода» опубликовали видео, предположительно снятое на встрече военного, чье имя неизвестно, с жителями архангельского поселка Ненокса, на которой обсуждались последствия после взрыва на полигоне.

Военнослужащий говорит, что радиоактивное заражение получили только те, кто находился в непосредственной близости от двигателя.

По его словам, погибшие специалисты получили травмы, несовместимые с жизнью.

С пострадавшими сначала провели процедуру очистки от радиации, а затем доставили в «специализированную больницу Росатома», — сказал военный.

Он посоветовал местным жителям не приближаться к берегу Белого моря, так как туда прибило один из понтонов, который использовался при испытаниях, и контейнер с «тросами, цепями и приборами».

По его словам, испытания ракетного двигателя, на котором произошел взрыв, происходили и ранее.

«Испытания были задолго до этого. Вы об этом ничего не знали», — заявил он.

Телеграм-канал Мастер пера:

«Замглавы МИД Рябков, заявивший, что передача данных со станций национального сегмента мониторинга ядерных испытаний является делом добровольным, напоминает советского студента, который, не подумав, ляпнул, что субботник – дело добровольное, а в ответ услышал, что комсомол – тоже дело добровольное, а исключение из комсомола влечет автоматическое исключение и из вуза.

Россия уже много лет подряд исправно передавала данные в международную Организацию по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ОДВЗЯИ) на основе подписанного и ратифицированного меморандума.

Внезапный отказ от такого обязательства после истории на северодвинском полигоне выглядит как признание проблемы, масштабы и детали которой решено скрыть как от населения, так и от внешних партнеров.

Формально Рябков прав: хотим – делимся данными в рамках ратифицированного сотрудничества с венской штаб-квартирой ОДВЗЯИ, а хотим – перестаем делиться и посылаем партнеров куда подальше.

Конечно, участие в международной мониторинговой миссии, как и в коммунистическом субботнике, – дело добровольное.

Но демарш влечет за собой последствия, которые вряд ли уместны для сегодняшнего состояния внешней политики РФ.

К тому же, неожиданный отказ от партнерства с ОДВЗЯИ не снимает вопрос о выбросе радиации на российском севере, а обостряет его.

Заявление Рябкова из МИДа идет вразрез со словами президента, который вчера во Франции заверил, что в Архангельской области катаклизмов не произошло, а ситуация под контролем независимых экспертов.

Президент не пояснил, каких экспертов он имел ввиду, но обмен данными по линии международного мониторинга явно относится к такой независимой экспертизе.

Выходит, что МИД действует вразрез с президентской линией.

И такие накладки происходят уже не в первый раз».

P.S.

«Новая газета» направила запросы в Минобороны РФ, МЧС России и Службу спасения им. И.А. Поливаного, чтобы уточнить обстоятельства радиационного поражения помещений и сотрудников Архангельской областной больницы.

На момент подписания номера ответ поступил из МЧС.

Пресс-служба ведомства не дала ответов по существу, отметив, что «превышения естественного радиационного фона в Архангельской области не наблюдается».