Bespredel.org > Журналистские расследования > Пытки в новых Крестах пытается заболтать руководство ФСИН!

Пытки в новых Крестах пытается заболтать руководство ФСИН!

 

На горячую линию Gulagu.net 08.08.19г. поздним вечером поступило сообщение от очевидно добросовестного сотрудника ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, в котором сообщается дословно следующее:

«В середине июля 2019 года по распоряжению заместителя начальника СИЗО по опер.работе Н.Ильина следственно-арестованный Андрей Букин был переведён в «пресс-хату» камеру №438, в которой содержались осуждённые Георгий Петров, Константин Гулинов, Антон Севастьянов.

Данные осуждённые длительное время сотрудничали с оперативными сотрудниками СИЗО и УФСИН, Константин Гулинов отбывал ранее срок в ФКУ ИК-5 УФСИН СПб и ЛО и был одним из «прессовщиков» в режимном отряде №13, и по указанию сотрудников регионального опер.управления также принимал участие в пытках, которые снимал на сотовый телефон.

В настоящий момент в СИЗО-1 приехала проверка, но об объективном расследовании пока речи не идёт.

По указанию руководства ФСИН ситуацию пытаются выставить как обычный конфликт, а всю ответственность скинуть на опера, который якобы виноват в том, что в камерах появились телефоны и футболки с эмблемой АУЕ-УФСИН.

Новая Газета 07.08.2019 «Во ФСИН объяснили сообщения об избиениях в СИЗО «Кресты-2» конфликтом из-за сигарет»:

«Замглавы ФСИН Валерий Максименко заявил, что в одной из камер СИЗО «Кресты-2» в Петербурге произошел конфликт из-за «неприязненных отношений» и сигарет, передает РБК.

«Вышел конфликт в камере из-за каких-то неприязненных отношений, которые были между теми, кто сидел в камере. Тот, которого били, без спроса взял пачку сигарет или сигарету из пачки чужой, с этого начался этот самый конфликт», — сказал Максименко.

По его словам, сотудники ФСИН в тот момент в камере не находились.

По словам Максименко, на следующий день избитого арестанта переселили в другую камеру, после того, как он обратился в оперативный отдел с такой просьбой.

«Насколько я знаю, сегодня тех, которые были на пленке, тоже переселили по разным камерам. То, что именно в эту камеру подсаживали для каких-то избиений всех подряд, это пока не установлено, не подтверждено, но мы проверяем», — пояснил он.

Максименко пообещал, что будут проверяны все видеозаписи за два-три месяца, чтобы установить, что происходило в этой камере.

Кроме того, по его словам, сотрудников СИЗО проверяют на причастность к передаче арестантам телефона и футболок с логотипом «Актив УФСИН един».

«Это все не на вертолете прилетело — это кто-то передал», — отметил представитель ФСИН…».

 

Хотя данные предметы заносили сотрудники «по зелёной» по устному указанию Никиты Ильина.

Официальная версия конфликта – якобы били за украденную пачку сигарет.

Судя по всему, собираются проверку «спускать на тормозах», типа «нет никаких пресс-хат» в благословенном королевстве.

Но конфликты между заключёнными происходят быстро и точно не под съёмку с радостными причитаниями, фотографированием отбитого зада и разговорами, что опер Александр Михайлович  «ангел-хранитель» для жертвы пыток теперь (Саша на самом деле курировал по указанию Ильина эту «пресс-хату» и очень часто общался с Петровым, Гулиновым и Севастьяновым, вызывая их на беседы или подходя к «кормушке» двери камеры №438).

Для того, чтобы расследование было действительно объективным, предлагаю подсказать господам проверяющим из Москвы и из СК, где искать следы преступлений:

1) Проверьте и опросите всех, кто находился в указанных камерах последние 3 месяца;

2) Чтобы увидеть простоту, с которой туда попадает «запрещёнка», проведите тест на наркотики у Георгия Петрова, Константина Гулинова, Антона Севастьянова. Гашиш им оперативники доставляют за 30 минут, у наших активистов он 100% и точно обнаружится в крови. И снова поинтересуйтесь у Ильина, как гашиш попадает в камеры активистам?

3) Телефонов в камерах на самом больше, чем один, поищите получше. Сегодня там как раз созванивались по одному из них. То есть оперативники УФСИН оставили в данных камерах сотовые телефоны, чтобы созваниваться с ними и согласовывать дальнейшие показания, чтобы минимизировать ущерб для ОПГ от московских непрошенных гостей.

Еще приезжали из ОНК, чтобы показать, что они якобы работают, а сообщения о нарушениях – это типа провокации в их сторону.

Никому они не нужны, чтобы так заморачиваться.

Просто с их появлением проблемные пассажиры рассасываются по углам.

Чтобы всю камеру не подставить, не пойти сразу против системы и сокамерников, не лишиться телефонов-телевизоров, люди очень многое терпят и молчат.

Так работает круговая порука, приезжает комиссия – у всех всё якобы хорошо.

Пусть правозащитники в следующий раз зададут вопрос: откуда у зэков телефоны с хорошими камерами (стоимостью 20-50 тысяч)?

ОНК может и неплохие ребята, стараются хоть что-то делать, но в результате их деятельности нет уголовных дел и привлеченных сотрудников.

Потому что никому не выгодно что-то менять, зэки зарабатывают деньги и привилегии, сотрудники – медали и повышения.

Кстати, перед приездом проверки, «внезапно» пропали все журналы и записи с нужных видеокамер.

Ильин сказал оперсоставу, что лучше получить выговор за это, а не за то, что оперативники часто посещают одни и те же камеры, а активисты захаживают в оперотдел как к себе домой.

Опубликуйте, пожалуйста, это моё письмо, ваш сайт все сотрудники УИС читают.

И не только они».

Также источник сообщил, что пытки в камере №438 в отношении Андрея Букина были сопряжены с вымогательством денежных средств.

Сотрудник СИЗО сообщил, что и ранее многие заключённые жаловались на «активистов», которые выбивают из них деньги в размере от 20,000 рублей и до 150,000 рублей.

В данном случае активисты и агенты опер.отдела избивали Андрея Букина, вымогая за последующую безопасность 20,000 рублей.

Он пообещал им отдать деньги через родственников на свободе, писал под их диктовку объяснительную сотрудникам опер.отдела об отсутствии претензий за полученные травмы в результате пыток, но во время обхода утром 19 или 20 июля 2019 года выбежал из «пресс-хаты» и попросил у сотрудников его перевести в другую камеру, а также сообщил им что в этой камере его жестоко пытали.

Данная информация была доложена как ЧП сначала дежурному помощнику начальника СИЗО, а потом и лично зам.начальнику СИЗО по опер.работе Никите Ильину, на что тот приказал данный факт «замять», в журнале КУСП не регистрировать ни устное заявление Андрея Букина, ни рапорт об обнаруженных признаках преступлений, после чего приказал расселить камеру и скрыть факты поборов и вымогательства.

Также источник рассказал, что активисты уже после 20.07.19г. встречались и с оперативниками СИЗО, и с Ильиным, двух из них поселили в одну двухместную камеру, чтобы они могли сговориться на случай, если вдруг эта информация попадёт в прокуратуру.

Также источник сообщил в Gulagu.net, что Константин Гулинов избитому Андрею Б. демонстрировал на своем сотовом телефоне видеофайлы с пытками знакомого Андрея Букина в режимном отряде №13 колонии №5, чтобы запугать Андрея Букина. и побудить того быстрее начать платить деньги вымогателям.

Также члены ОНК СПб сообщили в Gulagu.net, что сокамерники Андрея Букина, куда он был переведён сразу послы пыток и вымогательства, видели у Андрея следующие серьёзные травмы: чёрные ноги и ягодицы все в гематомах, синее ухо, и Андрей Букин рассказывал своим сокамерникам в камере №542, что в камере №438 его жестоко избили деревянной палкой, вымогая у него деньги и добиваясь от него написания объяснительной, в которой он рассказывает что травмы и синяки он получил случайно, сам, и что данные «активисты» с ним лишь провели воспетательную беседу.

Таким образом, из полученной информации от сотрудников СИЗО-1, членов ОНК (Яна Теплицкая и Александр Холодов) и мамы заключённого Ирины Букиной следует, что осуждённые Георгий Петров, Константин Гулинов, Антон Севастьянов не позднее 20.07.19г. жестоко избили следственно-арестованного Андрея Букина, принудили его к написания помимо его воли некоего объяснения на имя оперуполномоченного Александра Михайловича, угрожали ему повторением пыток, вымогали у него денежные средства в размере 20,000 рублей.

При этом в качестве «премии» за пытки и участие в «воспитательном процессе» оперативники УФСИН передавали активистам Георгию Петрову, Константину Гулинову, Антону Севастьянову наркотики (гашиш) для личного употребления, мобильные телефоны (один изъят, другие не изъяты до сих пор!!), униформу майки АУЕ-УФСИН, деревянные палки для пыток и избиения (генерал Максименко врал, что били якобы плинтусом, тогда как на видео видно, что это не плинтус).

Также достоверно известно, что материалы об избиении Андрея Б. не документировались в КУСП, не направлялись в СКР, судмедэкспертизы о причинённых Андрею Букину травмах надлежащим образом не проводилась, материалы об этом фальсифицировались с целью сокрытия тяжести причнённых травм и увечий.

Более того, по распоряжению врио начальника СИЗО Н.Ильина были уничтожены и скрыты от проверки все журналы и видеозаписи с нужных видеокамер, то есть сотрудники СИЗО по негласному указанию руководства фальсифицировали служебную документацию с целью сокрытия причастности оперативников СИЗО к систематическим пыткам.

Также источник сообщил, что следователи до сих пор не осматривали место преступления — камеру №438, в камере продолжают жить заключённые, которые по указанию оперативников всю камеру уже обработали хлоркой и чистящими средствами.

Оперативники СИЗО опасаются, что «активисты» заговорят, дадут признательные показания и укажут, на какие реквизиты и банковские карточки они отправляли деньги — долю от того, что они получали в результате вымогательств (денежные средства от жертв пыток и их семей вымогатели собирали на несколько банковских карт родственников и друзей Георгия Петрова, Константина Гулинова, Антона Севастьянова).

Также источник сообщает, что фактически проверяющие из ФСИН России создают условия для того, чтобы скрыть основные и наиболее тяжкие преступления, совершённые личным составом СИЗО, проверка проводится халатно и не в полном объёме.

В соответствии с вышеизложенным ПРОШУ:

1. Зарегистрировать моё заявление и рапорт об обнаруженных признаках преступлений, предусмотренных п.А,В ч.3 ст.163УК, ст.111УК, ст.228.1УК, ч.3 ст.285УК, ст.292УК, ч.3 ст.286УК, ст.291УК, ч.4 ст.290УК РФ в КУСП/КРСоП;

2. Провести проверку по факту обнаруженных признаков преступлений, предусмотренных п.А,В ч.3 ст.163УК, ст.111УК, ч.3 ст.285УК, ст.292УК, ч.3 ст.286УК, ч.4 ст.290УК РФ в отношении Георгия Петрова, Константина Гулинова, Антона Севастьянова, а также врио начальника СИЗО-1 Н.Ильина, оперативника Александра Михайловича и других коррумпированных и причастных к этому сотрудников СИЗО и УФСИН;

3. Изучить Отчёт ОНК от 06 августа 2018 года  «ЗАКЛЮЧЕНИЕ по результатам осуществления общественного контроля по фактам обращений о пытках и физическом насилии в учреждениях УФСИН России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области» (подготовлен заместителем председателя ОНК Ширшовым Романом Валерьевичем, секретарём ОНК Косаревской Екатериной Сергеевной, членом ОНК Теплицкой Яной Игоревной), в котором подробно и последовательно описаны многие факты вымогательств и пыток, широко распространённые в учреждениях УФСИН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, провести по изложенной в нём информации тщательную проверку в порядке ст.ст.144-145УПК РФ, опросить членов ОНК Романа Ширшова, Яну Теплицкую, Екатерину Косаревскую об известных им фактах пыток, вымогательств и насилия по отношению к заключённым;

4. Возбудить уголовное дело и допросить с применением полиграфа Георгия Петрова, Константина Гулинова, Антона Севастьянова, а также врио начальника СИЗО-1 Н.Ильина, оперативника Александра Михайловича и других коррумпированных и причастных к этому сотрудников СИЗО и УФСИН об указанных в настоящем заявлении обстоятельствах;

5. Взять под государственную защиту следственно-арестованного Андрея Дмитриевича Букина 1998г.р., подвергнувшегося вымогательству, пыткам и истязаниям, обеспечить его личную неприкосновенность и безопасность;

6. Прекратить «крышевание» оперативными сотрудниками ФСИН «активистов» Георгия Петрова, Константина Гулинова, Антона Севастьянова, обеспечить расселение их в общие камеры на общих основаниях с учётом официальной позиции ФСИН и этих садистов о том, что никаких «пресс-камер» в СИЗО нет и был «спрос» с Андрея Букина за пачку сигарет (им ведь ничего не угрожает в общих камерах, правда? Они же «по понятиям живут», судя по изложенной на допросе ОНК позиции);

7. Изъять весь видеоархив из ФКУ СИЗО-1 УФСИН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области за период с 09.07.19г. по 09.08.19г., приобщить весь видеоархив к материалам проверки;

8. Изъять все жёсткие диски и карты памяти видеорегистраторов из СИЗО-1, назначить и провести соответствующую компьютерную экспертизу и восстановить «утраченные» (удалённые умышленно) файлы видеоархива, восстановив всю объективную картину пыток и вымогательств, а также «оперработы» оперативных сотрудников СИЗО и лично Ильина с указанными «прессовщиками» Георгием Петровым, Константином Гулиновым, Антоном Севастьяновым;

9. Провести служебную проверку по факту фальсификаций, умышленного уничтожения видеоархива в ФКУ СИЗО-1 УФСИН по СПб и ЛО;

10. Оградить проверку от коррупции, круговой поруки и волокиты;