Bespredel.org > Журналистские расследования > Рыбак и море

Рыбак и море

11 сентября на острове Русский во Владивостоке начнет работать Восточный экономический форум (ВЭФ).

В его программе предусмотрена и дискуссия о проблемах рыбной отрасли России.

В буклетах, подготовленных для участников ВЭФ, Росрыболовство отрапортовало, что, благодаря закреплению инвестиционных квот, компании отрасли обязались построить десятки промысловых судов и рыбоперерабатывающих заводов.

Но в этом же анонсе дискуссии с участием главы Росрыболовства Ильи Шестакова заявлено, что «в 2019 году начнется новый 15-летний период закрепления долей квот, поэтому сейчас необходимо определить основные правила и обсудить возможные изменения, необходимые для развития отрасли».

И это странно, ведь правовых оснований для изменения правил игры в отрасли нет.

Правила были установлены всего два года назад, летом 2016 года, когда Госдума внесла поправки в федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», закрепив так называемый «исторический принцип» распределения квот на вылов рыбы, крабов и других видов биоресурсов.

Рыбопромысловые компании получили возможность спокойно работать, один раз приобретя на аукционе квоты, не беспокоясь, что их могут лишить права выходить в море на промысел.

Это дало возможность предприятиям отрасли планировать развитие на многие годы вперед, брать долгосрочные кредиты на строительство заводов и рыболовных судов.

Важно, что инициатором введения «исторического принципа» распределения квот был президент России.

Именно Владимир Путин еще в октябре 2015-го по итогам заседания президиума Госсовета, посвященного развитию рыбной отрасли, поручил внести в Госдуму необходимые поправки.

Но после принятия закона не прошло и года, как активизировались «рыбные ходоки», пытаясь убедить президента изменить свое мнение, развернуться на 180 градусов и снова поменять правила игры в отрасли.

Ключевой и чуть ли не единственный выгодоприобретатель этих изменений известен.

Это «Русская рыбопромышленная компания» (РРПК), начавшая работать в рыбной отрасли в 2011 году, но до 2014 года действовавшая под названием «Русское море — Добыча».

Куда держит курс компания брата подмосковного губернатора Андрея Воробьева и зятя Аркадия Ротенберга станет известно очень скоро

У компании два владельца: Максим Воробьев и Глеб Франк.

Максим — сын зампредседателя Совета Федерации, эксзамминистра МЧС Юрия Воробьева и брат губернатора Московской области Андрея Воробьева.

Тесть Глеба Франка — Геннадий Тимченко.

Лоббисты РРПК приложили максимум усилий, чтобы подготовленные ими документы попадали на рабочий стол президента.

Об одном из таких писем, направленном главе государства осенью прошлого года, я уже писал.

Президент переправил письмо своему помощнику Андрею Белоусову с резолюцией: «Прошу рассмотреть и доложить ваше мнение».

Помощник президента Андрей Белоусов уже давно знает, что доложить своему начальнику

То есть доводы сторонников пересмотра правил игры президента не убедили.

Тем более что их оппоненты защищают свою позицию публично.

В июле я писал о рабочей встрече Владимира Путина с главой Приморского края Андреем Тарасенко, информация о которой появилась на сайте Кремля 4 июля.

В стенограмме обнародованной части встречи Тарасенко говорит о тревожной ситуации, которая может возникнуть в случае изменения правил распределения квот.

Тогда же я предположил, что приморский губернатор рассказал Путину, как лоббисты пытаются убедить президента принять решение, противоречащее интересам рыбной отрасли и создающее условия для появления монстра-монополиста, который, имея неограниченные возможности в получении банковских кредитов, будет скупать все квоты и перепродавать большую их часть.

Опасения главы Приморского края Андрея Тарасенко не беспочвенны.

Вот только один пример.

С 2002 года в российских территориальных водах осуществляло промысел зарегистрированное во Владивостоке ООО «Алитет ДВ», 99,97% уставного фонда которого принадлежало южнокорейской фирме «Кык Донг Фишериз» (Keuk Dong Fisheries).

В мае 2015 года южнокорейцы формально уменьшили свою долю в уставном фонде российской компании до максимально разрешенных 49%.

Но в реальности никаких перемен в работе де-юре уже российской фирмы ООО «Алитет ДВ» не произошло.

Два рыболовецких судна компании добывают минтай и треску в прибрежных водах России — и тут же переправляют улов в Южную Корею.

Но вот что интересно, своих квот у ООО «Алитет ДВ» — кот наплакал.

Фирма имеет право выловить около трехсот тонн минтая и 74 тонны трески.

Это объемы всего для нескольких дней промысла.

Но оба судна ООО «Алитет ДВ» не стоят в порту приписки, работают практически круглогодично.

И, к примеру, в 2017 году двумя судами выловили 8 тысяч 800 тонн минтая по квотам ООО «Востокорыбпром», входящего в «Русскую рыбопромышленную компанию».

Максим Воробьев оказался успешным рыбопромышленником

Опрошенные нами специалисты рыбной отрасли предполагают, что подобное взаимодействие может быть связано с перепродажей квот.

Да, юридически РРПК арендует у корейцев два судна.

Но стоимость аренды в договорах, видимо, такая, что сопоставима со стоимостью львиной доли выручки от улова.

Вернемся к рабочей встрече главы государства с главой Приморского края.

Сам факт размещения на официальном сайте Кремля стенограммы разговора Путина и Тарасенко о рыбных квотах я расценил как сигнал лоббистам, что президент не сторонник радикальных изменений в правилах работы рыбной отрасли.

Но лоббисты этот сигнал, похоже, не услышали.

И, по всей видимости, добились поддержки… премьер-министра России Дмитрия Медведева.

Во всяком случае, 16 августа 2018 года он подписал Распоряжение № 1697-р о плане мероприятий, так называемую «дорожную карту» «по развитию конкуренции в отраслях экономики».

В самом конце 128-страничного документа предложено внести изменения в законодательство, фактически отменяющие «исторический принцип» распределения квот.

В графе «Ожидаемый результат» документа прописано «создание условий для выхода на рынок добычи водных биоресурсов новых игроков».

Хотя очевидно, что результат будет прямо противоположный.

И тому подтверждение — аукционы, прошедшие 18–19 мая 2017 года, когда владивостокское ОАО «Турниф», интегрированное в «Русскую рыбопромышленную компанию», за шесть лотов на право вылова 2,4 тысячи тонн трех видов краба выложила 10,3 миллиарда рублей.

Такими темпами Глеб Франк скоро опередит своего тестя Аркадия Ротенберга по зарабатыванию денег в России

При этом у ОАО «Турниф» в 2017 году не было свободных денег.

Более того, в бухгалтерском балансе компании за 2016 год была зафиксирована огромная долговая нагрузка — 5,3 миллиарда рублей долгосрочных кредитов и 1,6 миллиарда рублей — краткосрочных (подробности в «Новой» от 14 февраля 2018).

Откуда у ОАО «Турниф» появились 10 миллиардов рублей на покупку шести лотов?

По всей видимости, это кредитные средства.

И возникает резонный вопрос: есть ли в России хотя бы один банк, готовый предоставить подобный многомиллиардный кредит новичку в отрасли?

А ведь еще необходимы деньги на покупку или аренду рыболовецких судов, на организацию лова…

Так или иначе, правительственное распоряжение о «дорожной карте» подписано.

И не совсем понятно, к чему во время открывающегося Восточного экономического форума дискутировать «об основных правилах и возможных изменениях, необходимых для развития отрасли», как заявлено в программе ВЭФ?

Но включение в повестку ФЭВ вопроса о квотах, по всей видимости, произошло не случайно.

В «Русской рыбопромышленной компании» прекрасно понимают, что «дорожная карта» — это такой документ, исполнение которого может затянуться, а отдельные положения могут быть и вовсе отложены.

Единственная возможность форсировать изменение правил распределения рыбных квот — заручиться политической поддержкой.

По нашим сведениям, в ходе Восточного экономического форума, в работе которого ожидается участие и Владимира Путина, планируется, что президента публично попросят «дать поручение» о внесении изменений в законодательство о рыболовстве.

Глава Росрыболовства Илья Шестаков, который в это время окажется рядом, тут же доложит президенту, что изменения назрели, что законопроект готов.

Пройдет ли борьба за рыбу по этому сценарию, мы узнаем уже в ближайшую среду.

Продолжаем следить за развитием событий.

Российский репортер 27.05.2018 «Криминальный улов: Глеб Франк держит страну на крючке»:

«…Перспектива возврата к аукционным торгам в рыбной отрасли пугает многих: рядовых рыбаков, сколотивших состояния на рыбном промысле олигархов, сблизившихся с ними губернаторов и даже отдельных уже бывших членов ушедшего правительства.

Эту разношерстную компанию объединяет одно: все они помнят, как проходили те самые аукционы.

До 2004 года в нашей стране рыболовные квоты продавались на аукционах.

Приобретали их те, кто располагал нужными суммами, то есть преимущественно люди из сферы финансов.

Не склонные надолго связывать себя с рыбной промышленностью, они быстро продавали рыбу и морепродукты на экспорт, также быстро получая ощутимую прибыль.

Рыбоконсервные заводы простаивали, безработица на Камчатке, Сахалине и других промысловых территориях била все рекорды.

Как и любая сфера с высоким легким доходом, рыбный промысел стремительно криминализировался.

Кульминацией хаоса в отрасли стал расстрел губернатора Магаданской области Валентина Цветкова в центре Москвы.

Одной из версий убийства Цветкова стали разборки губернатора и некоторых бизнесменов вокруг квот на вылов краба.

Рентабельность краба в несколько раз превышает аналогичный показатель даже самых дорогих морских рыб.

Именно на экспорте краба на заре нулевых бизнесмены получали мгновенную огромную прибыль…»