Bespredel.org > Журналистские расследования > Свидетельские показания Сундукова И.Б.

Свидетельские показания Сундукова И.Б.

В ЛОНДОНСКОМ МЕЖДУНАРОДНОМ АРБИТРАЖНОМ СУДЕ

АРБИТРАЖНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО В ЛМАС №142601

В СООТВЕТСТВИИ С ЗАКОНОМ ОБ АРБИТРАЖЕ 1996 ГОДА

И В СООТВЕТСТВИИ С АРБИТРАЖНЫМ РЕГЛАМЕНТОМ ЛМАС

МЕЖДУ:

NUMITORA HOLDINGS GMBH

Истец

И

(1) CORAL GROUP FINANCE LTD.
(2) REGALIT SERVICES LTD.
(3) R-STYLE HOLDINGS LIMITED

Ответчики

СВИДЕТЕЛЬСКИЕ ПОКАЗАНИЯ
ИГОРЯ БОРИСОВИЧА СУНДУКОВА

Я, Игорь Борисович Сундуков, гражданин Российской Федерации, работающий по
адресу Россия, 127549 г. Москва, улица Пришвина, дом 8, строение 2, даю следующие
свидетельские показания:

1. Начиная с 1992 года в разные периоды времени я работал в ряде компаний,
которые входят (или входили) в группу компаний Эр-Стайл («Группа Эр-Стайл»).
Благодаря работе в Группе Эр-Стайл, я познакомился с Вячеславом Алексеевичем
Рудниковым («г-н Рудников»). Как я указываю ниже, мы находимся в дружеских
отношениях с начала девяностых годов.

2. В настоящих свидетельских показаниях я даю показания относительно нескольких
встреч, которые проходили между мной, действующим в качестве представителя г-
на Рудникова, и г-ном Гордеевым в мае и июне 2015 года. На этих встречах г-н
Гордеев выступал не только от своего имени и имени г-на Клячина, как акционеров
Группы Эр-Стайл через контролируемые ими юридические лица, но также от имени
г-на Васина и г-на Рилвана Адетунжи Бамгбалы («г-н Бамгбала») (бывший бизнес
партнер г-на Рудникова, роль которого в Группе Эр-Стайл я кратко поясню ниже). Из

разговоров, имевших место на этих встречах, мне было совершенно очевидно, что
г-н Гордеев продолжает поддерживать близкие отношения с г-ном Васиным и
действует в качестве контролирующей и более влиятельной стороны в их
отношениях. Я более подробно остановлюсь на этом аспекте ниже.

3. В настоящих свидетельских показаниях я также даю показания относительно:

(a) ненадлежащего управления г-ном Васиным деятельностью Общества с
ограниченной ответственностью «Эр-Эс-Ай» (что означает «R-Style
Investments») («RSI»), одной из самых прибыльных компаний Группы Эр-
Стайл до 2010 года. Я поясню, как, на мой взгляд, это повлекло конфликт с г-
ном Бамгбалой, а также необходимость поиска сторонних инвесторов, что в
итоге привело к приобретению г-ном Гордеевым и г-ном Клячиным (вместе –
«Инвестор») доли в Группе Эр-Стайл;

(b) короткого периода моей работы на одной из руководящих должностей в
Группе Эр-Стайл осенью 2011 года в период обсуждения сделки с
Инвестором, и полномочий, которые г-н Гордеев получил уже на тот момент,
в отношении руководства Группы Эр-Стайл; и

(c) мое понимание текущего положения и роли г-на Гордеева в Группе Эр-
Стайл.

4. В настоящих свидетельских показаниях я затрагиваю вопросы, которые мне
известны лично или на основе информации, предоставленной моими знакомыми,
которые продолжали работать в Группе Эр-Стайл после моего ухода из неё. Я бы
предпочел не раскрывать имена этих людей, если только Трибунал не вынесет
приказ об этом. Я обсудил с каждым из моих соответствующих знакомых
возможность ссылаться на них и раскрыть их имена в настоящих разбирательствах.
Все они прямо просили не делать этого даже несмотря на то, что к настоящему
времени они уже покинули Группу Эр-Стайл. Все они опасаются за свою
безопасность. Перед их уходом из Группы Эр-Стайл каждый из них получил угрозы
физической расправы от людей, связанных с г-ном Гордеевым, в том случае, если
они дадут показания в каких-либо разбирательствах между бенефициарами Группы
Эр-Стайл и, в частности, если они дадут показания против интересов г-на Гордеева
и г-на Клячина. В любом случае, большая часть сведений, о которых идет речь в
настоящих свидетельских показаниях, известна мне лично (в том числе, то, что
касается моих встреч с г-ном Гордеевым).

5. Я даю настоящие показания на русском языке, который является моим родным
языком. Я не читаю и не говорю на английском языке, и мне потребуется помощь
переводчика, в случае если меня вызовут на перекрестный допрос в рамках
настоящего разбирательства.

6. В той степени, в какой содержащаяся в настоящих показаниях информация
основана на моих собственных знаниях, она является истинной, а в той степени, в
какой она основана на информации, полученной от третьих лиц, она истинна в меру
моих знаний и убеждений.

7. Мне предоставляется на обозрение комплект документов, обозначенный как «ИБС».
Ссылки на номера закладок в настоящих свидетельских показаниях являются
ссылками на соответствующие пронумерованные закладки приложения ИБС.

Начало моей деятельности в Группе Эр-Стайл

8. Я окончил Всероссийский Заочный Финансово-Экономический Институт (в
настоящее время присоединен к Финансовому Университету при Правительстве
РФ) в 1996 году и имею высшее экономическое образование (в области
менеджмента). Я также получил степень мастера делового администрирования в
Московской международной высшей школе бизнеса «МИРБИС» в 2009 году. Как я
описываю ниже, я обладаю существенным опытом в области антикризисного
управления. Моё резюме приложено к настоящим свидетельским показаниями
(Приложение ИБС1).

9. Я начал работу в Группе Эр-Стайл в качестве специалиста по ремонту оргтехники и
персональных компьютеров в 1992 году и продолжал работать в Группе в течение
приблизительно 7 лет в 90-е годы. В то время это было Российско-сингапурское
совместное предприятие «Эр-Стайл». Как я объясню далее в своих свидетельских
показаниях, в 2012 году данная компания была переименована в ЗАО
«Интеграционные системы» («ИС»). Г-н Рудников был контролирующим акционером
Группы Эр-Стайл.

10. В то время это была небольшая компания, в которой работали порядка 21
сотрудника. Все они работали в одном помещении. Компания специализировалась
на продаже и ремонте персональных компьютеров. Г-н Рудников являлся
директором этой компании.

11. Я не был знаком с г-ном Рудниковым до того, пока не присоединился к компании.
Тем не менее, спустя четыре месяца работы в компании г-н Рудников заметил, что
я справляюсь со своими обязанностями достаточно эффективно. В частности, г-н
Рудников обратил внимание, что я хорошо работаю в команде и нахожу с людьми
общий язык. Его также впечатлило то, как я работаю с клиентами, которые
приносили свои компьютеры в ремонт. У меня были хорошие способности в областипродаж,

и мне удавалось продавать дополнительные аксессуары к компьютерам,
например принтеры. С учетом всего этого, г-н Рудников решил предложить мне
должность в команде менеджеров по продажам.

12. Моя карьера в Группе Эр-Стайл начала стремительно развиваться. В течение двух
лет я вырос с должности менеджера по продажам до коммерческого директора.

13. В 1994 году одной из должностей, которую я занимал в Группе Эр-Стайл, была
должность коммерческого директора компании RSI. Г-н Васин занимал должность
Генерального директора RSI. Поскольку г-н Васин предпочитал управлять бизнесом
самостоятельно или с помощью людей, которых он сам привел в Группу Эр-Стайл,
было принято решение, что я сконцентрирую свои усилия на других компаниях
Группы Эр-Стайл. По этой причине, я покинул RSI всего через два месяца после
того, как занял указанную должность. Далее в своих свидетельских показаниях я
поясню, что я обнаружил в деятельности RSI после того, как я снова присоединился
к этой компании в 2009 году.

14. В период с 1994 года по 1998 год я занимал должность сначала Заместителя
Генерального директора, а затем Директора отдела системной интеграции в ИС (на
тот момент, компания называлась ЗАО «Компания Эр-Стайл»). Когда я занимал
должность Заместителя Генерального директора, в моем подчинении находилось
около 1200 сотрудников, в том числе, работающих в 6 филиалах компании по
России.

15. Как я поясню ниже, в настоящее время ИС владеет товарными знаками, которые
были переданы компании R-Style Holdings Limited в рамках сделки с Инвестором в
2012 г. Позже, в 2014 году, российские суды признали недействительной сделку по
отчуждению прав на эти товарные знаки. Далее я также дам пояснения
относительно того, как я недавно снова присоединился к ИС в должности
Генерального директора, которую я занимал в период с марта 2014 года по
февраль 2015 года, и моего участия в российских судебных разбирательствах.

16. В 1998 году я решил покинуть Группу Эр-Стайл и начать собственный бизнес. Я
учредил туристическую компанию, которую позже продал. В период с 1998 года по
2007 год я был независимым антикризисным менеджером в ряде компаний, которые
испытывали финансовые трудности. Я хорошо справлялся с этой задачей и
заработал достаточно, чтобы заниматься своим бизнесом и быть полностью
финансово независимым от третьих лиц.

Mои личные взаимоотношения с г-ном Рудниковым

17. В качестве предыстории, я объясню природу наших взаимоотношений с г-ном
Рудниковым.

18. Наша дружба началась в 1993 году, когда мне потребовалась срочная помощь. Мой
брат попал в автомобильную катастрофу в городе Электросталь, который
находится в 60 км от Москвы. В критическом состоянии его госпитализировали в
местную больницу. В то время состояние медицинских учреждений, находящихся за
пределами Москвы, оставляло желать лучшего. Врачи сказали, что они мало что
могут сделать, чтобы спасти моего брата. Поскольку я знал очень мало людей в
Москве, мне некого было попросить о помощи, кроме г-на Рудникова.

19. Когда я позвонил г-ну Рудникову, он готовился к вылету в Лондон. Г-н Рудников
незамедлительно отменил свою поездку и приехал посмотреть, чем он может мне
помочь. Я был поражен тем, как он меня поддерживал. Он не только организовал
выезд врачей одной из лучших больниц Москвы в Электросталь, чтобы они могли
сделать операцию брату (что стоило ему около 15 тысяч долларов США — очень
значительная сумма по тем временам в России), но и делал все, чтобы поддержать
меня в течение трёх дней, пока брат находился в коме. К несчастью, моего брата не
стало.

20. Этот опыт задал основу нашим с г-ном Рудниковым отношениям и показал мне,
какой он человек. Я могу сказать, что с того времени мы стали близкими друзьями и
очень доверяем друг другу. В частности, я являюсь крестным отцом одной из трех
дочерей г-на Рудникова. Вот почему, на мой взгляд, г-н Рудников понимал, что
может положиться на меня в то время, когда искал кого-то, кто бы мог вернуться в
Группу Эр-Стайл в 2009 году.

Растрата г-ном Васиным активов компании RSI

21. После моего ухода из Группы Эр-Стайл в 1998 году, мы с г-ном Рудниковым
продолжали поддерживать связь. В 2009 году он попросил меня занять должность
заместителя Генерального директора RSI. Г-н Васин руководил деятельностью
данной компании. Г-н Рудников объяснил, что г-н Васин внезапно решил уволить
предыдущего заместителя Генерального директора RSI – Всеволода Крылова,
который проработал в компании около 10 лет. Г-н Крылов был хорошим
специалистом, и считалось, что он успешно справлялся со своими обязанностями.
Позже г-н Рудников объяснил, что одной из причин, почему он захотел, чтобы я
пришел на смену г-ну Крылову, было то, чтобы я проверил, что происходит в RSI.

22. Я принял предложение г-на Рудникова, и 7 сентября 2009 года присоединился к
RSI. Формально моя должность называлась «Заместитель Генерального
директора», но я также был «Председателем Совета Директоров». Это было
необходимо для того, чтобы придать мне больший вес в рамках переговоров с
третьими лицами.

23. В то время RSI была самой прибыльной компанией Группы Эр-Стайл. Она
специализировалась на продаже компьютеров, запасных частей и иных
компьютерных аксессуаров. Компания была дистрибьютором, поставляющим
технику лидирующих производителей, таких как Hewlett Packard и IBM. Компания
RSI лидировала по объемам продаж среди всех компаний Группы Эр-Стайл. В
период с 2002 года по 2004 год компания RSI занимала первое место по объемам
продаж техники Hewlett Packard в Восточной Европе.

24. Я понимал, что господа Васин, Рудников, и Отрашевский были бенефициарными
собственниками RSI («Акционеры RSI»), и что г-н Рудников был мажоритарным
бенефициаром. Г-н Рудников предложил мою кандидатуру на должность, которая
оставалась вакантной после ухода г-на Крылова, и г-н Васин согласился (неохотно,
насколько мне известно).

25. Как я уже говорил, в то время г-н Васин осуществлял руководство ежедневными
текущими делами компании. Когда я стал заместителем Генерального директора
компании RSI, г-н Васин отвечал на мои запросы о предоставлении информации с
опозданием и препятствовал им. Никто из руководства компании не желал
предоставлять мне документы, а г-н Васин не давал им указания это делать.

26. Несмотря на это, я пытался разобраться, что происходит в компании RSI. После
того как я ознакомился с документами, которые мне удалось получить у
сотрудников среднего звена, я обнаружил, что порядка 26 миллионов долларов
США были выведены из компании в течение полутора лет до моего прихода. Так, в
частности:

(a) 10 миллионов долларов США из этой суммы были обозначены в
управленческом балансе как «деньги в пути» (это означает, что денежные
средства были выплачены компанией, но не были получены контрагентом;
либо денежные средства были получены контрагентом, но компания не
получила за них соответствующее встречное предоставление). Между тем,
эта сумма оставалась обозначенной как «деньги в пути» в течение полутора
лет. Это казалось странным, особенно в ситуации, когда деньги были якобы
использованы для приобретения иностранной валюты в целях последующей
закупки техники у иностранных производителей. Необходимо пояснить, что
обычно такая операция занимает не более 5 рабочих дней. В любом случае,
учитывая размер суммы и ее странный характер, это не могло произойти без
согласия г-на Васина.

(b) Я также провел ревизию имущества компании. Из складских документов
компании стало очевидно, что товары на сумму более 15 миллионов
долларов США по факту отсутствовали, хотя по бумагам компания все еще
ими владела. При более тщательном анализе я понял, что товар
реализовывался без отражения в документах.

27. Когда я закончил проверять документы, я также заметил еще ряд других
нарушений. Однако в первую очередь я был озадачен тем, как 26 миллионов
долларов США были выведены из компании под управлением г-на Васина так, что
другие Акционеры RSI этого не заметили. Ведь г-н Васин предоставлял г-ну
Рудникову отчеты аудиторов о финансовой деятельности компании. Позднее я
обнаружил, что финансовая «дыра» в бюджете компания была закрыта кредитом,
полученным в российском банке «Транскредитбанк» на сумму 22 миллиона
долларов США. Также выяснилось, что г-н Крылов покинул компанию всего за
несколько месяцев до наступления установленной даты исполнения обязательств
перед банком.

28. Когда я рассказал г-ну Васину о том, что мне удалось обнаружить, его первой
реакцией был вопрос о том, знает ли об этом г-н Рудников. Это был странный
вопрос. Он попросил меня ничего не говорить другим Акционерам RSI, пока он не
разберется с этим сам.

29. Я воспринял эту просьбу г-на Васина настороженно, но не хотел делать
преждевременных выводов. Хотя сейчас мне очевидно, что вывод активов из RSI
произошел при непосредственном участии г-на Васина, это было совсем
неочевидно на тот момент. Мои подозрения падали в первую очередь на г-на
Крылова, который ушел из RSI незадолго до моего прихода в компанию, и на иных
руководящих сотрудников. Я был не готов незамедлительно обвинить г-на Васина
перед другими Акционерами RSI в растрате активов компании. В конце концов, г-н
Васин сам был одним из Акционеров RSI, не говоря уже о том, что он был
двоюродным братом г-на Рудникова и провел в бизнесе Эр-Стайл почти двадцать
лет (в отличие от меня, наемного работника, который вернулся в бизнес Эр-Стайл
после более чем десятилетнего перерыва).

30. Я решил пойти навстречу г-ну Васину и дал ему время разработать план
сохранения компании перед тем, как докладывать о ситуации другим Акционерам
RSI. В конце концов, наступил срок исполнения обязательств RSI по займам, и г-н
Васин не нашел решения этой проблемы (если он вообще его искал). Более того,
сам он не стал ничего сообщать другим Акционерам RSI. Мне ничего не оставалось,
кроме как сообщить о финансовой ситуации с RSI другим Акционерам RSI.

31. В первую очередь я поговорил с г-ном Рудниковым. Он мне не поверил и не мог
понять, как это могло произойти, учитывая, что г-н Васин предоставлял г-ну
Рудникову ежегодные аудированные отчеты о финансовой деятельности компании,
и там не было никаких указаний относительно того, что компания RSI испытывает
финансовые трудности. Впоследствии при более тщательной проверке стало ясно,
что аудиторские финансовые отчеты были сфальсифицированы, у г-на Васина
были знакомые в аудиторской компании, которые подтвердили эти финансовые
отчеты.

32. Изначально г-н Рудников отказывался мне верить, требуя, чтобы я все еще раз
перепроверил. Я сообщил ему, что никакой перепроверки не требовалось.
Насколько мне известно, после этого г-н Рудников лично поговорил с г-ном
Васиным. Я не присутствовал при данном разговоре. Позже г-н Рудников вызвал
меня на встречу с ним и г-ном Васиным, чтобы я подтвердил ранее сказанное ему
относительно финансовых проблем компании RSI. В ходе нашей встречи г-н Васин
выглядел крайне подавленным и никак не опроверг мои слова по поводу вывода
активов из компании.

33. Как только г-н Рудников понял, что я не ошибаюсь, он созвал официальное
собрание акционеров. На собрании был поднят вопрос о том, что делать с долгом
перед банком, который к тому моменту уже подлежал оплате. В конечном итоге
было принято решение о переводе долга на компанию ООО «Эр-Стайл» и закрытии
компании RSI.

34. Мне поручили продать оставшиеся активы компании RSI и уволить 200 сотрудников
компании, чем я и занимался до апреля 2010 года. Компания прекратила
существование в апреле 2011 года.

35. По причине того, что компания ООО «Эр-Стайл» приняла на себя обязательства RSI
о выплате оставшейся непогашенной части кредита «Транскредитбанку», её
финансовое состояние (и фактически всей Группы Эр-Стайл) существенно
ухудшилось. В конечном счете, я понимаю, что это стало одной из причин
необходимости привлечения инвестора в Группу Эр-Стайл в 2012 году.

Моя работа в Группе Эр-Стайл под руководством г-на Гордеева

36. В ноябре 2011 года я вновь начал работать в Группе Эр-Стайл, присоединившись к
компании ООО «Эр-Стайл». Осенью 2011 года г-ну Гордееву срочно потребовался
коммерческий директор в Группу Эр-Стайл, который бы выполнял его
распоряжения. Он попросил г-на Васина найти человека на эту должность как
можно скорее. Следует учитывать, что сделка с Инвестором еще не была закрыта.
Несмотря на это, как я указываю ниже, г-н Гордеев уже принимал внутренние
управленческие решения в Группе Эр-Стайл (чаще всего через г-на Васина).

37. Когда я первый раз встретил г-на Гордеева в офисе Группы Эр-Стайл (на тот
момент он располагался по адресу ул. Пришвина, дом 8), он занимал рабочее
место г-на Бамгбалы (который к тому моменту уже не появлялся в офисе Группы).
Г-н Гордеев провел собеседование со мной и посчитал меня подходящей
кандидатурой. Я понимаю, что меня порекомендовал г-н Распопов, мой близкий
друг, занимавший долгое время должность заместителя Генерального директора
Группы Эр-Стайл. Г-н Распопов забыл упомянуть в разговоре с г-ном Гордеевым,
что я тесно связан с г-ном Рудниковым. Во избежание сомнений, необходимо
пояснить, что г-н Рудников никоим образом не содействовал моему назначению на
эту должность. Это было решение самого г-на Гордеева.

38. Формально моя должность называлась «Директор Департамента №10». Это было
несколько странное наименование для должности, особенно если учесть, что
Департамент №10 на тот момент только формировался и состоял из одного
человека (меня). Насколько я знаю, г-н Гордеев пытался сформировать
подразделение, которое бы подчинялось лично ему, и реализовывало бы его
методику работы с клиентами (речь о которой пойдет ниже). Г-н Гордеев не хотел,
чтобы из наименования департамента было ясно, чем именно он занимается,
отсюда и (весьма расплывчатое) название. Фактически моя роль сводилась к тому,
чтобы формировать клиентскую базу Группы Эр-Стайл и выполнять указания г-на
Гордеева в этой связи.

39. Изначально я не понимал роль г-на Гордеева в деятельности Группы Эр-Стайл и
уточнил у г-на Рудникова этот вопрос. Г-н Рудников сообщил мне, что, скорее всего,
г-н Гордеев является будущим акционером Группы Эр-Стайл. Я также поговорил с
Генеральным директором Группы Эр-Стайл, г-ном Васиным, который мне прямо
сказал, что я должен выполнять инструкции г-на Гордеева. Поэтому во время моей
работы в Группе Эр-Стайл в тот период я обо всем напрямую докладывал г-ну
Гордееву (который в то время формально не занимал какую-либо должность в
Группе Эр-Стайл), а не г-ну Васину. У меня не возникало сомнений по этому поводу,
во-первых, потому что г-н Гордеев лично одобрил мое назначение, а во-вторых,
инструкции г-на Васина по поводу того, что я должен следовать указаниям г-на
Гордеева, были недвусмысленными.

40. Насколько я могу судить, г-н Гордеев ставил перед собой задачу расширить
клиентскую базу Группы Эр-Стайл. На тот момент значительная часть портфеля
заказов приходилась на одного клиента – Пенсионный Фонд России, с которым у
Группы Эр-Стайл была долгая история взаимоотношений. В этой связи г-н Гордеев
попросил меня собрать информацию о потенциальных клиентах Группы Эр-Стайл.
В частности, его интересовала личная информация, касающаяся людей,
принимающих решения, а именно их образ жизни, привычки, увлечения и т.д,
вплоть до кличек их домашних питомцев.

41. Я уточнил у г-на Гордеева, для какой цели ему необходима вся эта информация.
Его ответ меня потряс. Г-н Гордеев ответил, что он — корпоративный рейдер, и что у
него были особые способы привлечения новых клиентов. Эти «способы» включают в
себя как убеждение, так и шантаж в отношении потенциальных клиентов, используя
информацию, которую я должен был обнаружить. Я также помню, что г-н Гордеев
сказал мне, что ему необходим «коммерческий директор нового типа» (что
означает, как я понял, кого-то, кто будет готов помогать ему в его рейдерской
деятельности).

42. За короткий период времени, что я проработал в Группе Эр-Стайл под
руководством г-н Гордеева (порядка трех месяцев) я так и не приступил к
исполнению своих обязанностей. Отчасти это было вызвано с тем, что первое
время мне банально не могли выделить и настроить рабочее место. Что более
важно, у меня ушло достаточно продолжительное время, чтобы понять требования
г-на Гордеева к моей работе. Я постоянно просил г-на Гордеева написать для меня
конкретные инструкции, однако он с огромной осторожностью подходил к
отправлению каких-либо документов в письменной форме. Исходя из наших
обсуждений с г-ном Гордеевым, у меня сложилось впечатление, что на тот момент
(ноябрь 2011 года) он еще не привел каких-либо новых клиентов в Группу Эр-Стайл.
В противном случае было бы разумно предположить, что он сообщил бы о таких
новых клиентах мне и поручил бы мне с ними взаимодействовать (в том числе,
чтобы проверить мои профессиональные способности).

43. В скором времени г-н Гордеев узнал, что мы с г-ном Рудниковым являемся
близкими друзьями. Вероятно, для него было неприемлемо, чтобы кто-то,
состоящий в близких отношениях с г-ном Рудниковым, был осведомлен о способах
ведения им бизнеса. В результате г-н Гордеев приказал заместителю Генерального
директора, г-ну Распопову, уволить меня. То, как он это сделал, было необычным.
Он попросил г-на Распопова зайти к нему в кабинет, затем г-н Гордеев написал на
листке бумаги, что меня нужно уволить, и молча показал это г-ну Распопову. Как я
упоминал выше, г-н Гордеев старался не оставлять никаких следов.

44. После встречи с г-ном Распоповым, на которой он мне объяснил ситуацию (в том
числе и необычный способ, каким его попросили меня уволить), я пошел к г-ну
Васину, на тот момент Генеральному директору Группы Эр-Стайл, чтобы обсудить
произошедшее. Г-н Васин сказал, что ему ничего неизвестно о моем увольнении.
Затем я пытался поговорить с г-ном Гордеевым, но охрана не пустила меня в его
офис. После этого я попытался снова поговорить с г-ном Васиным, но мне сказали,
что он не желает говорить со мной. Я подозреваю, что это связано с тем, что г-н
Гордеев связался с г-ном Васиным и объяснил свое решение уволить меня.
Поскольку оставаться в данном положении не представлялось возможным, я
уволился по собственному желанию в феврале 2012 года, менее чем через три
месяца после начала работы в Группе Эр-Стайл.

45. Через несколько месяцев, я увиделся с г-ном Рудниковым, когда он пришел ко мне
домой на ужин. Он поинтересовался, как обстоят дела в Группе Эр-Стайл. Я
объяснил, что произошло, и это очень удивило г-на Рудникова, который не
подозревал о том, что меня уволили. Очевидно, что прежде, чем отдавать г-ну
Распопову приказ меня уволить, г-н Гордеев не посчитал нужным обсудить это ни с
г-ном Рудниковым, ни с г-ном Васиным. Я заверил г-на Рудникова, что не хочу,
чтобы он помогал мне вернуть эту работу.

46. В то время мне стало очевидно, что г-н Гордеев, который на тот момент еще не
являлся бенефициаром Группы Эр-Стайл, уже тогда обладал существенными
полномочиями в принятии внутренних решений. За то непродолжительное время,
что я провел в Группе Эр-Стайл на рубеже 2011 и 2012 годов, как г-н Распопов, так
и я обсуждали все вопросы исключительно с г-ном Гордеевым.

47. Поскольку г-н Рудников в тот период времени часто отсутствовал в офисе, г-н
Гордеев мог занять такое положение только при содействии г-на Васина. По сути,
несмотря на то, что в то время г-н Васин занимал должность Генерального
директора, его роль в принятии решений была почти номинальной. Как я поясню
ниже, после подписания сделки с Инвестором, г-н Гордеев стал ключевой фигурой в
принятии внутренних решений Группы Эр-Стайл.

События в Группе Эр-Стайл после моего увольнения

48. После того как меня фактически вынудили покинуть Группу Эр-Стайл в начале 2012
года, я больше прямо не участвовал в деятельности компании. Все, что я пишу в
этом разделе, основано на моих разговорах с сотрудниками Группы Эр-Стайл. Как я
указывал в параграфе 4 выше, я бы предпочел не называть их имен, если только
Трибунал не вынесет приказ об этом.

49. После того как я покинул Группу Эр-Стайл, я понимаю, что г-н Гордеев начал
увольнять ключевых сотрудников, работающих в Группе Эр-Стайл и назначать
новых, вероятнее всего, лояльных к нему и г-ну Васину. Действительно, все, кого я
знал со времен своей работы в Группе Эр-Стайл с 90-х годов, были уволены и
заменены новыми сотрудниками. Это касается даже на тех, кто был лоялен к г-ну
Васину.

50. То, как отремонтирован новый офис Группы Эр-Стайл, отражает степень
полномочий г-на Гордеева в компании. Г-н Гордеев и г-н Васин потратили
существенные средства, чтобы создать роскошную «vip-зону» только для них двоих,
которая отделена от всего офиса. У каждого из них есть свой кабинет. По
неизвестным мне причинам, г-н Гордеев потребовал, чтобы у него в кабинете были
установлены пуленепробиваемые стекла. Его требование было выполнено, в то
время как в кабинете г-на Васина таких стекол не установлено. Используя средства
Группы Эр-Стайл, г-н Гордеев приобрел антикварный стол стоимостью в 70 тысяч
евро. Стол г-на Васина стоит на 20 тысяч евро «дешевле».

51. Г-н Рудников полагает, что на ремонт нового офиса было потрачено около 3
миллионов долларов США. На самом деле, я понимаю, что ремонт мог обойтись
примерно в 6 миллионов евро.

52. Переехав в другой офис, г-н Гордеев и г-н Васин имели возможность ограничить
возможность г-на Рудникова на получение информации и документов, касающихся
деятельности Группы Эр-Стайл. Я понимаю, что сотрудникам Группы строго
запрещено общаться со всеми, кто может быть связан с г-ном Рудниковым, включая
и тех сотрудников, которые сейчас работают в офисе на ул. Пришвина, дом 8. Я
также понимаю, что при увольнении сотрудников из Группы Эр-Стайл, с каждым из
них разговаривает новая служба безопасности. В ходе таких бесед сотрудников в
достаточно жесткой форме предупреждают о том, что они не должны разговаривать
с г-ном Рудниковым или людьми из его окружения.

53. На основании вышесказанного, я считаю, что именно г-н Гордеев, а не г-н Васин,
контролирует Группу Эр-Стайл. Насколько мне известно, г-н Васин зависит от г-на
Гордеева и самостоятельно не принимает никаких существенных решений.

54. Как мне сообщили юристы «Хоган Лавеллз», г-н Гордеев утверждает, что г-н Васин
не пускает его в офис, расположенный на Рочдельской улице. Я не знаю, проводит
ли г-н Гордеев столько же времени в офисе как раньше – как я уже объяснил, те
люди, которые предоставляли информацию относительно того, что происходит в
Группе Эр-Стайл, в настоящее время уже уволены. Основываясь на моем опыте, в
том числе исходя из содержания встреч с г-ном Васиным и г-ном Гордеевым в мае и
июне этого года, упомянутые ниже, трудно представить, чтобы г-н Васин
попробовал отказал г-ну Гордееву в доступе, хотя бы из-за страха мести со стороны
г-на Гордеева, учитывая серьезные связи в российских правоохранительных
органах, которыми обладает г-н Гордеев и г-н Клячин.

Мое назначение в качестве Генерального директора ИС

55. После того, как меня вынудили покинуть Группу Эр-Стайл в начале 2012 года, я
начал заниматься собственными проектами.

56. Я продолжал свою деятельность в качестве управленческого консультанта и
помогал нескольким моим бизнес-партнерам улучшить финансовое состояние их
компаний. В этом качестве я оказывал помощь и г-ну Рудникову в связи с его
предприятиями (как теми, что связаны с Группой Эр-Стайл, так и с иными). Одним
из таких проектов, связанных с Группой Эр-Стайл, была компания ИС.

57. Как я упомянул в параграфе 15 выше, ИС – компания, которая в 2012 году передала
компании R-Style Holdings Limited права на ряд товарных знаков
(зарегистрированных в соответствующих российских реестрах товарных знаков под
номерами 114033, 114389, 133105, 277287 и 157599) («Товарные знаки»).

58. В феврале 2014 года, г-н Рудников попросил меня сменить г-на Васина на
должности Генерального директора ИС. К тому моменту, конфликт г-на Рудникова с
господами Васиным, Гордеевым и Клячиным обострился. Г-н Рудников как
мажоритарный акционер ИС хотел сместить г-на Васина с позиции Генерального
директора ИС.

59. Насколько мне известно, что сместить г-на Васина было нелегко, поскольку он не
желал исполнять решение мажоритарного акционера о его отстранении. В конце
концов, г-н Рудников сумел назначить меня на должность Генерального директора
ИС в марте 2014 года. Я прекратил занимать должность Генерального директора
ИС в феврале 2015 года. Как я понимаю от г-на Рудникова, в настоящее время
Генеральным директором ИС является его брат, Владимир Рудников.

60. Моя задача как Генерального директора ИС заключалась в том, чтобы получить
документы компании и проанализировать её финансовые показатели. Это
оказалось непросто, учитывая, что г-н Васин забрал все корпоративные и
финансовые документы ИС в новый офис, расположенный на улице Рочдельской.

61. Я требовал, чтобы г-н Васин предоставил документы ИС. В ответ на это г-н Васин
заявил, что он оспаривает мое назначение на должность Генерального директора
ИС в суде, и поэтому документы не вернет. Я обращался в правоохранительные
органы с тем, чтобы защитить права компании, но это не дало никаких результатов.
По сути, это означает, что я, будучи Генеральным директором ИС, мало что мог
сделать, чтобы разобраться в делах компании. Например, я даже не имел
возможности проверить баланс банковских счетов компании, которых было около
20. В целом, в период моей работы в компании мои возможности по управлению ею
были очень ограничены.

62. Тем не менее, я был в состоянии предпринять ряд мер в отношении Товарных
знаков. В начале 2014 года я узнал об оспаривании г-ном Рудниковым и г-ном
Отрашевским сделки по передаче прав на Товарные знаки от ИС в пользу R-Style
Holdings Limited. Суть их требований заключалась в том, что Товарные знаки
должны быть возвращены ИС из-за ряда нарушений российского корпоративного и
коммерческого законодательства. Насколько я понимаю, г-н Рудников предъявил
иск в отношении Товарных знаков в ответ на притеснения со стороны г-на Гордеева,
г-на Клячина и г-на Васина, связанные с бизнесом Эр-Стайл. Я не знаю, в чем была
мотивация г-на Отрашевского, когда он предъявил свой иск.

63. Я выдал доверенность юристам г-на Рудникова, на основании которой они могли
представлять ИС в российских разбирательствах. Я не давал им каких-либо
конкретных инструкций, относительно того, какую позицию они должны занимать. Я
исходил из того, что иск направлен на возвращение в ИС Товарных знаков, которые
были отчуждены по номинальной цене. По этой причине я считал, что иски г-на
Рудникова и г-на Отрашевского были предъявлены в интересах компании,
Генеральным директором которой я являлся, и потому посчитал, что в интересах
компании следует поддержать такие требования. Хотя я не был в курсе всех
нюансов данных разбирательств, насколько мне известно, требования г-на
Отрашевского и г-на Рудникова были удовлетворены. Это привело к возврату
Товарных знаков в ИС.

64. Во время моей работы в ИС, компания никогда не запрещала Группе Эр-Стайл
использовать Товарные знаки (хотя по закону она была вправе это сделать).
Насколько мне известно, Группа Эр-Стайл продолжала и (продолжает в настоящее
время) использовать Товарные знаки и вести свою деятельность под брендом RStyle
несмотря на возврат Товарных знаков обратно в ИС.

65. Г-н Рудников также попросил меня подготовить два письма в адрес Группы Эр-
Стайл с предложением продать Товарные знаки компании R-Style Holdings Limited.
Первое письмо было отправлено 17 ноября 2014 года, второе – 25 ноября 2014 года
(«Письма ИС») (Приложение ИБС2). ИС предложила Эр-Стайл продать Товарные
знаки за 21 миллион долларов США.

Встречи с г-ном Гордеевым

66. Я понимаю, что г-н Рудников даст подробные пояснения относительно уголовного
расследования, ведущегося против него.

67. Я поддерживал (и продолжаю поддерживаю) связь с г-ном Рудниковым, в том числе
во время уголовного расследования, хотя в связи с тем, что г-н Рудников был под
домашним арестом, мы могли встречаться с ним только лично у него дома. Я видел,
что он находится в очень тяжелом положении, которое (как выяснилось в ходе
встреч, описанных ниже) во многом было связано с действиями Инвестора. В
частности, из-за ограничений, связанных с домашним арестом, он не мог вести
переговоры с противоположной стороной. Я искренне хотел помочь г-ну Рудникову,
учитывая мои с ним близкие отношения.

68. При этом я также поддерживал контакт с г-ном Васиным, с которым я сумел
сохранить теплые отношения (хотя они и ухудшились после истории с RSI и моего
увольнения из Группы Эр-Стайл, что я описываю выше). У меня был телефон г-на
Васина. В частности, 31 декабря 2014 года я пожелал г-ну Васина счастливого
нового года. Г-н Васин ответил наилучшими пожеланиями (Приложение ИБС3).

69. В начале 2015 года мы с г-ном Рудниковым договорились, что я попробую провести
переговоры с г-ном Васиным по поводу спора в отношении Группы Эр-Стайл. Для
этого 24 марта 2015 года я направил г-ну Васину смс-сообщение следующего
содержания (Приложение ИБС4):
«Василий[,] я уполномочен выступить переговорщиком в вашем споре. Если ты
заинтересован во встрече, то обозначь её время и место, я подъеду.»

70. В тот же день г-н Васин ответил (Приложение ИБС4):
«Приветствую. Я конечно рад твоей смс, но сегодня я получил от Славы
[Вячеслава Рудникова] письмо, в котором он не выражал намерения
разговаривать. Да и твоей фамилии в его письмах в качестве переговорщика не
звучало. Пусть он подтвердит[,] какими полномочиями ты обладаешь.»

71. Такое требование г-на Васина вызвало паузу в переговорном процессе. Как я
понимаю, в конечном итоге мои полномочия были подтверждены, и 28 мая 2015
года я вновь написал г-ну Васину с предложением встретиться (Приложение
ИБС5).

72. Г-н Васин согласился вести переговоры со мной и 29 мая 2015 года предложил
встретиться в ресторане «Гаврош» в Москве (Приложение ИБС6). Как видно из
переписки, я немного опоздал на встречу, о чем известил г-на Васина. Он ответил,
что он в ресторане и ожидает меня (Приложение ИБС6).

73. Когда я приехал на встречу, на столе уже была накрыта еда. Я предположил, что
мы обсудим все вопросы непосредственно в ресторане. Когда я приехал, г-н Васин
внезапно попросил покинуть ресторан и поехать в другое место. На тот момент
времени я исходил из того, что переговоры я буду вести непосредственно с г-ном
Васиным, а не с кем-либо еще. Как выяснилось позже, я ошибался.

74. Г-н Васин отвез меня в гостиницу «Белград». Из российской прессы я понимаю, что в
2014 году г-н Клячин приобрел эту гостиницу (Приложение ИБС7). Мы поднялись
на 16 этаж, где нас (в достаточно неприятной форме) обыскала охрана, которая
затем проводила нас в один из номеров. Я удивился, что г-на Васина досмотрели
первым и более тщательно, чем меня. Во время досмотра его зачем-то попросили
снять правый ботинок. Возникло ощущение, что для охранников г-н Васин не был
«своим».

75. Затем нас проводили в номер, где, к моему удивлению, нас ожидал г-н Гордеев. Он
сидел за небольшим журнальным столиком. Это был большой двухкомнатный
номер гостиницы. Я сразу же прошел во вторую комнату (спальню), чтобы
проверить, что там никого не было. Убедившись, что кроме г-на Гордеева, г-на
Васина и меня в номере больше никого не было, я вернулся в комнату, где меня
ожидал г-н Гордеев, и сел на диван. По правую руку отдельно от меня сидел г-н
Гордеев, слева от меня сидел г-н Васин.

76. Я хотел показать г-ну Васину и г-ну Гордееву, что чувствую себя раскрепощенно,
несмотря на то, что я находился на их «территории». Я пошутил, что обыскали нас
так, как будто мы должны были встретиться с г-ном Клячиным. Не думаю, что г-ну
Гордееву понравилась моя шутка. Почти сразу, как я зашел, г-н Гордеев сообщил,
что включил т.н. «глушилку» – прибор, блокирующий работу любых аудио
записывающих устройств, чтобы встречу нельзя было записать.

77. Я сказал, что ожидал, что буду вести переговоры с г-ном Васиным. Кроме того, я
спросил г-на Гордеева, будет ли г-н Бамгбала присутствовать на встрече. Г-н
Гордеев ответил, что он уполномочен вести переговоры от своего имени, от имени
г-на Клячина, г-на Васина и г-на Бамгбалы. Г-н Васин ни в коей мере не возразил
против такого заявления, и было очевидно, что он был согласен с тем, чтобы г-н
Гордеев говорил и от его имени тоже. Г-н Гордеев говорил о них всех как об «одной
команде», а также заявил, что они (цитирую) «друзей в беде не бросают», на что
съязвил, что «друзей так не обыскивают перед встречей с ними». Хотя я
подозревал, что г-н Бамгбала, г-н Васин и г-н Гордеев действуют в сговоре против г-
на Рудникова, я не ожидал, что г-н Гордеев будет вести переговоры от их имени.

78. После этого г-н Гордеев спросил, что привело меня сюда. Я сказал, что хочу
выяснить, что они хотят получить от г-на Рудникова. В ответ на это г-н Гордеев
поинтересовался, в чем состоит мой интерес участия в этих переговорах. Я
понимал, что г-н Гордеев не поверит, если я скажу, что хочу помочь г-ну Рудникову
бескорыстно. Мне пришлось быстро что-то придумать. Чтобы подчеркнуть свою
независимость в данных переговорах, я заявил, что в случае урегулирования
конфликта я хотел бы получить от г-на Васина и г-на Бамгбалы денежную сумму в
размере 1 миллиона долларов США (с каждого), поскольку они ответственны за
конфликт (включая привлечение инвестора, хотя я не сказал это прямо). Я
прекрасно осознавал, насколько неприемлемым это предложение будет как для г-на
Васина, так и для г-на Бамгбалы, но надеялся, что такое объяснение удовлетворит
любопытство г-на Гордеева.

79. Г-н Гордеев заявил, что два миллиона являются завышенной суммой, но, к моему
удивлению, не стал отрицать саму возможность такой компенсации. Г-ну Васину
моё предложение конечно же не понравилось, хотя он и не решился открыто об
этом заявить в присутствии г-на Гордеева.

80. Больше всего г-ну Гордееву было интересно понять, хочу ли я, чтобы г-н Рудников
знал о моем «вознаграждении». Он задавал этот вопрос неоднократно. По всей
видимости, он хотел понять, насколько я лоялен к г-ну Рудникову, и насколько я
буду лично заинтересован в том, чтобы убедить его принять предложение
Инвестора. Я дважды ответил на этот вопрос уклончиво, но г-н Гордеев задавал его
снова и снова. В конечном итоге я сказал, что не хотел бы, чтобы г-н Рудников знал
о такой договоренности. Я рассчитывал, что г-н Гордеев будет более охотно вести
переговоры, если будет думать, что сможет достичь со мной «стороннее»
соглашение. Это сработало. Г-н Гордеев очень сильно оживился, услышав мой
ответ.

81. Необходимо пояснить, что мое предложение о получении компенсации с г-на
Васина и г-на Бамгбалы – это экспромт, возникший в ходе переговоров. На самом
деле, я не преследовал каких-либо личных финансовых целей в переговорах с
Инвестором. Единственная цель, которую я преследовал, состояла в том, чтобы
помочь своему близкому другу выпутаться из тяжелой ситуации. Естественно, г-ну
Рудникову известно о моём «вознаграждении», которое я никогда не ожидал
получить.

82. В ходе нашей первой встречи г-н Гордеев заявил, что они хотят, чтобы г-н Рудников
передал его долю в Группе Эр-Стайл без какой-либо компенсации.

83. Затем г-н Гордеев задал вопрос, который поставил меня в тупик. Он спросил, «во
сколько г-н Рудников оценивает уголовное дело в отношении него?». Я удивился
такому вопросу, поскольку не мог представить себе, как можно дать стоимостную
оценку уголовному делу. Я сказал, что не намерен обсуждать уголовное
разбирательство в таком контексте. Было очевидно, что г-н Гордеев рассматривает
уголовное дело как своеобразный рычаг давления на г-на Рудникова, который
может быть предметом переговоров. Из вопроса г-на Гордеева я также понял, что
он считает, что может воздействовать на результат уголовного разбирательства в
отношении г-на Рудникова.

84. На встрече, которая проходила в гостинице «Белград», г-н Васин не сказал ни слова.
Он сидел слева от меня и выглядел встревоженным. Я не знаю, было ли это
вызвано тем, что его поставили в неловкое положение во время обыска, или тем,
каким образом г-н Гордеев обсуждал уголовное дело в отношении г-на Рудникова.

85. Что более важно, г-н Гордеев дал понять, что при г-не Васине он не намерен
обсуждать какие-либо условия мирного урегулирования спора. Поэтому ни о чем
конкретном на первой встрече (которая продлилась около 20 минут) мы не
договорились.

86. Ближе к концу встречи я отметил, что переговоры должны пройти быстро и занять
не более двух недель, иначе будет мало шансов прийти к соглашению. Г-н Гордеев
согласился с этим и сказал, что нам нужно будет увидеться снова, и спросил меня,
буду ли у меня возможность встретиться с ним в выходные (сама встреча
проходила в пятницу).

87. По окончании встречи, когда г-н Васин оставил нас с г-ном Гордеевым наедине, я
решил показать г-ну Гордееву, что владею информацией о том, что сейчас
происходит внутри Группы Эр-Стайл. В частности, я сообщил г-ну Гордееву, что
осведомлен об увольнении коммерческого директора Группы Эр-Стайл г-на
Кишкурно (которому, как я понимаю, выплатили компенсацию в размере 1 миллиона
долларов США после всего лишь десяти месяцев работы), а также об увольнении
финансового директора г-на Столярова. Г-на Гордеева это явно застало врасплох, и
он немедленно прекратил разговор – его интересовало только, как я узнал об этом.

88. Всего мы встретились с г-ном Гордеевым четыре раза (включая нашу первую
встречу в гостинице «Белград» 29 мая 2015 года). У меня был номер г-н Гордеева,
который он дал мне сам, чтобы я мог связаться с ним. Мы договаривались о
времени и месте встреч в ходе звонков и путем обмена личными
сообщениями. Г-н Гордеев и здесь не изменял своей привычке оставлять как можно
меньше следов: он практически никогда не писал в своих смс-сообщениях ничего
конкретного, лишь отвечал короткими фразами (вроде «ок») (Приложение ИБС8). Я
не удивлюсь, если номер г-на Гордеева, который я использовал и на который
отправлял сообщения, на самом деле оформлен на другое лицо. Это было бы
очень даже в духе того, как действует г-н Гордеев. В любом случае, у меня не было
ни малейших сомнений, что г-н Гордеев использует именно этот телефонный номер
(поскольку я поддерживал связь с ним и договаривался обо всех встречах именно
по этому номеру).

89. После первой встречи с г-ном Васиным и г-ном Гордеевым я не был до конца
уверен, что они уполномочены представлять интересы г-на Бамгбалы, с которым я
также поддерживал связь. Поэтому я направил г-ну Бамгбале сообщение в
мессенджере, который он мне посоветовал установить (Приложение ИБС11). Я
спросил его, знает ли он, что я встречался с г-ном Васиным. Г-н Бамгбала ответил,
что он в курсе этого (Приложение ИБС12). В ответ я написал г-ну Бамгбале, что
ожидал его увидеть на встрече, но вместо него мне пришлось вести переговоры с г-
ном Гордеевым. Я выразил сожаление по поводу того, что он и г-н Васин больше не
занимают какой-либо самостоятельной позиции и полностью доверились г-ну
Гордееву (Приложение ИБС12). Г-н Бамгбала ничего на это не ответил. В течение
следующей нашей встречи с г-ном Гордеевым, он сказал, что знает о нашем
разговоре с г-ном Бамгбалой. Г-н Гордеев четко заявил, что ведет переговоры от
имени г-на Васина и г-на Бамгбалы, и что я должен общаться только с ним.

90. Вторая встреча с г-ном Гордеевым проходила 1 июня 2015 года в том же самом
ресторане «Гаврош», указанном выше. Когда я подъехал, я направил г-ну Гордееву
смс-сообщение с вопросом, стоит ли мне заходить в ресторан (памятуя о том, что г-
н Васин не хотел в нем общаться) (Приложение ИБС8). На встрече присутствовали
только я и г-н Гордеев. Учитывая комментарии г-на Гордеева в ходе предыдущей
встречи, меня нисколько не удивило, что он вел переговоры в отсутствие г-на
Васина. Было очевидно, что г-н Гордеев использовал ресторан «Гаврош» в качестве
своего офиса: к нему постоянно подходили люди и задавали вопросы, касающиеся
его бизнес-проектов.

91. Во время этой встречи я заявил, что г-н Рудников готов продать свою долю в Группе
Эр-Стайл за 51 миллион долларов США, и что г-н Рудников обеспечит передачу
прав на Товарные Знаки от ИС в пользу Группы Эр-Стайл. Г-на Гордеева не
устроило такое предложение, поскольку он явно надеялся получить долю г-на
Рудникова в Группе Эр-Стайл без какой-либо компенсации. По-видимому, г-н
Гордеев «держал в уме» уголовное дело, которое, как он намекнул на предыдущей
встрече, он мог контролировать.

92. Более того, г-н Гордеев потребовал, чтобы г-н Рудников передал свою долю
участия в бизнесе, связанном с недвижимостью. В качестве «компромисса», он был
готов рассмотреть возможность того, чтобы оставить г-ну Рудникову одно здание,
расположенное на улице Пришвина.

93. Мне было необходимо обсудить предложение г-на Гордеева с г-ном Рудниковым,
поэтому в ходе этой встречи нам также не удалось достичь каких-либо
договоренностей.

94. 2 июня 2015 года я написал г-ну Гордееву, что сообщу ему ответ г-на Рудникова «в
среду», т.е. 3 июня. Г-н Гордеев подтвердил, что ожидает мой ответ (Приложение
ИБС8).

95. К назначенному сроку я не смог получить инструкций от г-на Рудникова, и поэтому
встречу пришлось отложить.

96. 5 июня 2015 года по своей инициативе я отправил г-ну Гордееву сообщение с
предложением встретиться (Приложение ИБС9).

97. Третья встреча проходила 5 июня 2015 года в том же ресторане «Гаврош» и длилась
около 40 минут. Это была наиболее продуктивная встреча (в той степени, насколько
эти переговоры в принципе могли быть продуктивными). Наш разговор был
сравнительно долгий и откровенный.

98. Во время этой встречи я рассказал г-ну Гордееву историю, связанную с
ликвидацией компании RSI. Г-н Гордеев сообщил, что слышит об этом впервые,
несмотря на то, что действует от имени г-на Васина, который, как, оказалось, решил
не рассказывать г-ну Гордееву об этом эпизоде. Г-н Гордеев был очень удивлен, и я
заметил, что он готов пойти на некоторые уступки. Я также понимаю, что г-н
Гордеева волновали только его личные интересы в этих переговорах. Это основано
на том, что вынося различные предложения по урегулированию конфликта, он не
считал нужным предварительно обсудить эти вопросы ни с г-ном Васиным, ни с г-
ном Бамгбалой.

99. На этой встрече г-н Гордеев сделал «предложение» (в той мере, в которой это
можно считать предложением) о том, что г-н Рудников мог бы оставить себе
несколько других объектов недвижимости (помимо того единственного здания,
которое г-н Гордеев готов был уступить ранее). Однако г-н Гордеев по-прежнему
настаивал на том, что они не готовы платить какую-либо существенную сумму за
долю г-на Рудникова в Группе Эр-Стайл.

100. Г-н Гордеев объяснил, почему Инвестор не был готов заплатить за долю г-на
Рудникова в Группе Эр-Стайл её рыночную стоимость. Г-н Гордеев объяснил это
тем, что «им» (по всей видимости, г-ну Клячину и ему) уже пришлось потратить
очень значительные суммы на борьбу с г-ном Рудниковым.

101. Я объяснил г-ну Гордееву, что я абсолютно уверен, что г-н Рудников будет не готов
отдать свою долю в Группе Эр-Стайл без справедливой компенсации. Со своей
стороны, я предложил, чтобы Инвестор приобрел долю г-на Рудникова в Группе Эр-
Стайл за 28 миллионов долларов США и вдобавок к этому компенсировал убытки,
причиненные г-ном Васиным в связи с выводом активов из RSI.

102. Как мне сообщил г-н Рудников, прямые убытки, причиненные ему лично в связи с
растратой г-ном Васиным имущества RSI, составили более 13 миллионов долларов
США.

103. Я считаю, что доля г-на Рудникова в Группе Эр-Стайл может стоить значительно
выше, чем 28 миллионов долларов США. Однако чтобы продвинуть переговоры
дальше я уменьшил сумму компенсации за Группу Эр-Стайл, но, одновременно
увечил её на сумму требований за RSI (хотя я осознавал, что г-н Васин будет не
готов выплатить эту сумму самостоятельно). В итоге получалось сумма в размере
41 миллиона долларов США.

104. В ответ на предложение г-на Гордеева, которое было упомянуто в параграфе 83
выше, я спросил относительно судьбы уголовного дела в отношении г-на
Рудникова. Г-н Гордеев сообщил мне, что г-н Рудников будет признан виновным по
уголовному делу, однако (по всей видимости, в качестве «компромисса») получит
условный срок (вместо отбывания наказания в местах лишения свободы). Это
заявление не оставило сомнений в том, что г-н Гордеев и г-н Клячин оказывают
неправомерное влияние на ведение и результат уголовного разбирательства в
отношении г-на Рудникова и пытаются использовать такое влияние, шантажируя
тем самым г-на Рудникова, чтобы вынудить его передать свою долю в Группе Эр-
Стайл Инвестору без какой-либо компенсации.

105. Не стоит говорить, что предложение «условного срока» было абсолютно
неприемлемым для г-на Рудникова, поскольку он невиновен, и поэтому вообще не
должен нести какого-либо наказания. Г-н Гордеев объяснил такое предложение
следующим образом: по его словам, чтобы закрыть уголовное дело ему придется
потратить значительные средства, на что он не был готов. Ему казалось, что г-н
Рудников примет такое предложение, но это, конечно же, было не так.

106. Таким образом, по результатам третьей встречи предложение г-на Гордеева
выглядело следующим образом:

(a) Г-н Рудников не получает никаких средств за свои акции в Группе Эр-Стайл;

(b) Г-н Рудников передает большинство своих недвижимых активов (с учетом
тех «уступок», на которые пошел г-н Гордеев в ходе встречи), а также

(c) Г-н Рудников будет признан виновным, но получит условный срок по
уголовному делу в отношении него.

107. Я объяснил г-ну Гордееву, что г-н Рудников совершенно точно не примет такое
предложение (особенно в части, касающейся судьбы уголовного дела против него, в
рамках которого г-н Рудников отстаивает свою позицию, чтобы очистить свое имя и
доказать свою невиновность). Несмотря на это, я пообещал донести предложение г-
на Гордеева до сведения г-на Рудникова. В свою очередь, г-н Гордеев заявил, что
ему необходимо обсудить с «Сашей» (г-ном Клячиным) возможность прекращения
уголовного дела в отношении г-на Рудникова так, чтобы он при этом не был признан
виновным, а также размер компенсации г-ну Рудникову за его долю в Группе Эр-
Стайл. Поэтому мы договорились о следующей встрече, которая состоялась 8 июня
2015 года (Приложение ИБС9).

108. Я сообщил о результатах встречи г-ну Рудникову. Как и следовало ожидать, г-н
Рудников не согласился на предложение Инвестора. Он хотел получить
справедливую компенсацию за его акции в Эр-Стайл, а также чтобы Инвестор
перестал оказывать неправомерное влияние на уголовное разбирательство,
поскольку он считал, что без такого влияния, уголовное дело разрушится по
причине отсутствия доказательств в поддержку предъявленных ему обвинений.

109. Четвертая (последняя) встреча с г-ном Гордеевым проходила в гостинице
«Метрополь», которая, как известно, принадлежит г-ну Клячину. Встреча продлилась
всего около 5 минут. Г-н Гордеев выглядел достаточно раздраженным и сразу же
спросил меня, готов ли г-н Рудников принять их предложение.

110. Я сообщил, что г-н Рудников не согласен с их предложением и спросил, может ли он
что-то сказать относительно уголовного дела в отношении г-на Рудникова и
стоимости Группы Эр-Стайл. Г-н Гордеев ответил отрицательно и сообщил, что в
таком случае переговоры окончены. Я спросил, имеет ли смысл нам попробовать
связаться друг с другом через несколько дней. На это Г-н Гордеев ответил, что не
видит в этом смысла и просил больше ему не звонить.