Bespredel.org > Журналистские расследования > Telegramная медиамашина

Telegramная медиамашина

Telegram-каналы превратились в полноценную медиамашину со своими правилами, условностями и ошибками.

Но можно ли доверять их статистике, их мнению и той картине мира, которую они транслируют?

Ruposters разбирается в уловках «анонимных» авторов, вспоминает скандалы и описывает вектор развития популярных Telegram-каналов.

В мае Ruposters уже публиковал текст о фейках в анонимных Telegram-каналах.

С тех пор мало что изменилось в контенте, но многое поменялось в подаче и целях.

Теперь это не оголтелая погоня за информационным поводом, бесконечные попытки выдавать желаемое за действительное, а чужой контент — за уникальный слив.

Сегодня Telegram-каналы представляют из себя информационные платформы, которые борются за аудиторию различными способами, в том числе и откровенно черными и даже иногда смехотворными.

Но обо всем по порядку.

Объяснимый рост

Первое, что необходимо понять и простить: политические Telegram-каналы остаются актуальными и будут таковыми в ближайшем медийном будущем.

Подтверждением тому служит их количество — более 800.

Появились даже вкладка подсчета самых популярных постов за прошедшие сутки на Mediametrics и ежемесячные рейтинги самых популярных каналов по просмотрам от «Медиалогии».

Что особенно неожиданно — в рейтингах на первых позициях в основном фигурируют именно анонимные авторы, в «Медиалогии» из 20 позиций топа известные личности заняли только восемь.

Топ Telegram-каналов по версии РБК

Главной причиной роста популярности российских Telegram-каналов о политике стала громкая пиар-акция, сравнимая разве что со скандалом вокруг фильма «Матильда».

В начале мая глава Роскомнадзора Александр Жаров потребовал от создателя мессенджера Павла Дурова передать в ведомство данные для регистрации приложения в реестре организаторов распространения информации.

На фоне информации о возможной блокировке популярность Telegram только увеличилась, за несколько дней мессенджер вошел в топы скачиваний в магазинах приложений.

За Telegram даже вступился недавно зарегистрировавшийся там глава Чеченской республики Рамзан Кадыров:

«Не хочется, чтобы Телеграмм блокировали, но и соблюдать российское законодательство необходимо. Я, как один из активных пользователей мессенджера, считаю, что стороны должны сесть за стол переговоров, а не игнорировать друг друга».

К счастью, мессенджер так и не заблокировали.

Более того, сотрудники Роскомнадзора сами внесли все открытые данные мессенджера в реестр.

Такой чести не удостоилось ни одно другое приложение, попавшее под закон о распространении информации.

Все это позволило Telegram к сентябрю выйти на третье место по числу упоминаний в социальных сетях и СМИ, а некоторым Telegram-каналам о политике — перевалить за отметку в 100 тысяч пользователей.

Вторая причина роста популярности — общая тенденция к упадку СМИ в России.

Засушенная повестка и отсутствие весомых информационных поводов в политическом пространстве вынуждают пользователей искать контент на новых площадках.

Упадок медиа дал второе дыхание дискредитировавшим себя с конца нулевых так называемым «сливным» порталам.

Как можно догадаться, в российской политике понятие «слива» и компромата не ново, однако даже не совсем осведомленный обыватель понимает, что сайты типа Compromat.ru не исходят из соображений совести.

Телеграм стал очень удобной формой в журналистских кругах для слива компромата.

И оказался очень хорошей площадкой для публикации дискредитирующих материалов.

Т.е. «своеобразная новая» искренность, когда ты в Телеграм сам тайно настучал, а потом публично «нашел» и публикуешь, сейчас очень хорошо идет,объясняет политолог Вячеслав Смирнов.

У Telegram-каналов гораздо больше свободы — здесь и эмоциональная подача, и так называемый «easy access» (до контента добраться теперь легче).

Контент, тем не менее, остается ровно таким же.

Telegram-каналы будто бы переоткрывают для себя и читателя российскую политику заново, потому что современная повестка не дает нужного «накала страстей».

В итоге на свет вылезают давно забытые истории из жизни политиков и бизнесменов, которые традиционные СМИ обмусолили уже довольно давно.

Накрутки и реклама

После того, как Telegram, что называется, хайпанул, в мессенджер пришли настоящие деньги.

По данным «Ведомостей», цена рекламного размещения в политическом сегменте Telegram может доходить до 450 тысяч рублей:

— Самые жирные темы по размещению сейчас – экономический сектор и банки, но рядовой депутат может разместить информацию о себе и за 30 000 руб.
— Поляна поделена: публикация в канале может стоить от 30 000 до 150 000 руб,сообщают чиновники газете на условиях анонимности.

Есть разные способы размещения рекламы.

Это может быть простейший рекламный пост с упоминанием канала и призывом подписаться.

Пост может быть нативным, то есть составленным под стилистику канала.

Что интересно, такие посты иногда оказываются дешевле обычных, хотя в традиционных СМИ все с точностью до наоборот.

Пример обычной рекламы, она может стоить от 15 до 40 тысяч рублей

Дело все в том, что отписаться от канала очень легко, как и подписаться на него.

Поэтому Telegram-каналы дорожат репутацией и стараются не давать в ленту откровенную рекламу, требуя от заказчика самому писать пост в стилистике канала, но беря за это меньше.

Так поступают немногие, так что все равно суммы за «нативку» чаще выше на 30%-40%.

Таким образом в ленте у людей оказываются подборки, в которых участники оплатили места.

Если до мая подобные подборки были бескорыстным явлением, невинным сарафанным радио, то сейчас, когда все кому не лень свои «топы» уже отсортировали, эту нишу захватила реклама.

Пример типичного «нативного» рекламного топа

Но не все работают добросовестно с заказчиком.

Чтобы набить себе цену или ради взаимного пиара (когда каналы с одинаковым количеством подписчиков бесплатно рекламируют друг друга), многие стали пользоваться услугами накрутки подписчиков и просмотров.

Более того, появляются довольно хитрые схемы.

Так, канал «Футляр от Виолончели», имеющий отношение к информационному порталу «Руспрес», всего за два месяца смог «прокачаться» с 300 подписчиков до 30 тысяч.

Чтобы никто не заподозрил их в том, что те 30 тысяч подписчиков накручены, авторы во время рекламного поста накручивают канал, с которым заключили соглашение.

Проверить, накручен ли канал, достаточно просто: необходимо посмотреть, какие подписчики там преобладают.

Если в русскоязычном канале большинство подписчиков с арабской вязью в имени, то с почти 100% вероятностью это бот.

Более развитый в этом плане иранский сегмент Telegram давно прошел эту стадию, ботов там можно наделать чуть ли не бесплатно.

Пример накрутки от «Футляра от виолончели»

На этом история с «Футляром», однако, не заканчивается.

На его примере можно проследить, что очень многие каналы организованы в кластеры и управляются одной «конторой».

Чаще всего это какое-то медиаагентство.

Так, для взаимного пиара к одному каналу обратился другой, под названием «Дабл Ять».

Но он не стал предлагать взаимный пиар с самим собой, а «порекомендовал» обратиться к «Футляру», — дескать, от «Футляра» приходит много подписчиков.

На основании такого «перекрестного» пиара можно заключить, что каналы работают в одной сетке или по какому-то более серьезному договору.

Кто по доброте душевной станет рекламировать конкурента, отбирающего живую аудиторию?

В сетке «Футляра» «Дабл Ять», естественно, не единственный канал.

Такие рекламные удочки забрасывают каналы из сетки «Футляра»

Такое нашествие ботов в свое время уже переживали сначала сайты, потом пользователи «Живого Журнала», потом Twitter, потом Instagram.

Сайты и блоги в своей игре в накрутки зашли так далеко, что у рекламодателя нет никакого резона верить цифрам и числу просмотров.

В результате стоимость одного клика в российском интернете сейчас ничтожно мала по сравнению с аналогами в мировой индустрии интернет-рекламы.

То же самое ждет и Telegram, когда взаимный пиар перестанет работать (он уже сейчас практически не приносит новых подписчиков).

И, учитывая скорость прохождения этих типичных стадий, пузырь может лопнуть гораздо раньше, чем кажется.

Феномен деанона

Лето 2017 года было ознаменовано игрой в деанонимизацию.

Различные каналы пытались по косвенным признакам понять, какие каналы находятся в связке с другими, кто автор самых авторитетных из них и так далее.

Много шума наделали версии об истинной личности автора самого известного Telegram-канала «Незыгарь».

Все началось с попытки анонимного Telegram-канала «К2» в конце июня назвать имя (или, как в случае с их расследованием, имена) его автора.

По версии «К2», сопоставившего публикации этих людей с их авторскими материалами на других ресурсах, за Telegram-каналом «Незыгарь» стоят как минимум пять людей — сплошь политологи и медиаменеджеры:

Татьяна Становая
Екатерина Шульман
Андрей Перцев
Константин Гаазе
Даниил Туровский
(возможно, кто то ещё)

Конечно же, основные медийные личности тут же выступили с опровержением, которое авторы деанонимизации предпочли лишь включить в свой текст как доказательство своей правоты:

Нет, это не так. Я не пишу никаких Telegram-каналов. У меня стоит на телефоне эта программа, поскольку многие государственные служащие предпочитают ею пользоваться, считая её более безопасной. Поэтому пришлось установить. Тешу себя мыслью, что если б я это писала, это было бы немножко повеселее читать,заявила Екатерина Шульман в эфире «Говорит Москва».

Высказывались предположения, в том числе и журналистами Максимом Кононенко и Олегом Кашиным, что за «Незыгарем» может стоять сотрудник компании «Ренова» Дмитрий Коваленко.

Деанон от Кононенко

Их предположение основывалось на интервалах постов.

С заметной периодичностью «Незыгарь» публиковал посты в ночное время, а в дневное — нет.

Журналисты нашли подтверждение этому благодаря меткам в Instagram.

Оказалось, что на какое-то время автор «Незыгаря» уехал в Доминиканскую республику на отдых, но продолжал вещать прямо оттуда.

Впрочем, сам «Незыгарь» предпочел не высказываться на тему деанонимизации, лишь исправно репостил информацию о себе, подогревая интерес к своей персоне и набирая все новых подписчиков.

В выигрыше оказались все: и «жертва» разоблачений, и сами деанонимизаторы.

Нескромный «Незыгарь» репостит споры о себе

История с «Незыгарем» породила волну раскрытий самых одиозных анонимных каналов.

Под раздачу попали: претендующий на звание главного политического Telegram-агрегатора канал «Караульный», якобы имеющие к силовым структурам каналы «338», «Акитилоп», «Опер слил» и другие.

К деанонимизации подключились в РБК — в эфире канала ведущий Дмитрий Блинников загадочным образом раскрыл имена авторов канала «338»:

«У первого фамилия один в один схожа с названием водки, которая была популярна в России в 90-х. У второго фамилия созвучна с актером, который играл губернатора Турчака в фильме «Любить по-русски», у третьего никнейм в популярной социальной сети — как название целой республики в России».

По данным портала «Гражданские силы», который провел свое расследование по следам ребуса, авторы канала «338» — бывшие активисты движения «НАШИ» Антон Смирнов и Андрей Жариков, а также журналист Андрей Филатов.

Опровержение от Филатова

«Гражданские силы» считают, что Telegram-канал «Опер слил», который кичится своей принадлежностью к силовикам, также ведет журналист Андрей Филатов, участник боевых действий на Донбассе.

Сам он это опровергает, указывая на то, что, когда канал уже был запущен, он на тот момент работал в РБК.

Андрей Филатов перед эфиром «Время покажет»

По информации все того же ресурса «Гражданские силы», авторы «Медиатехнолога», «Акитилопа» и «Темника» — бывшие активисты движения «НАШИ» Дмитрий Кирьян, Никита Томилин и политик Никита Исаев.

Конечно же, все эти телеграмы, а позже и предполагаемые авторы быстро опровергли свою связь друг с другом.

Попытки деанонимизировать телеграмеров – это своего рода провокация не только против свободы слова, но и недобросовестная конкуренция.

В медиа и политсообществах не первый месяц ходят слухи о неких подрядах из АП (Администрации президента — прим.), которые пытаются получить различные команды технологов и активистов.

Участники этих команд наперебой рекламируют в соответствующих кабинетах свои «сетки» telegram-каналов и рассчитывают выгодно пристроить их перед президентскими выборами,сообщает анонимный информатор Federalcity.

Нельзя отрицать, что попытка деанонимизации каналов, публикующих компромат и зарабатывающих на черном пиаре, — пример сведения личных счетов представителей одной сетки с представителями другой. Проверить это, конечно же, никак нельзя.

Шутка или аналитика?

Тем не менее за «силовиков», которые раздают интервью направо и налево, немного обидно.

Учитывая, сколько сил и времени они тратят на публикации в Telegram-каналах (порой количество постов одного источника переваливает за 80 в день, что сравнимо с суточной выработкой среднего СМИ), страшно представить, сколько времени у них остается на работу по специальности.

Страшно не за них, конечно, а за себя.

Расцвет глубинки

А вот для кого Telegram-каналы стали настоящим спасением, так это для региональных СМИ.

В начале октября РБК опубликовал концепцию продвижения региональных Telegram-каналов.

Якобы около сотни анонимных каналов политической направленности должно быть запущено до конца октября во множестве крупных городов России, по 3-5 на населенный пункт.

Канал «Бабушка Югра» взбудоражил уральских чиновников, потому что публиковал компромат на всех подряд

Финансироваться они будут из бюджетов регионов: 100 тысяч в месяц за один Telegram-канал.

Технически же вся реализация ляжет на журналистов региональных изданий, наполнение каналов войдет в их должностные обязанности.

Источники РБК подтверждают, что каналы проработают до весны 2018 года, то есть делаются они под выборы.

Для журналистов и чиновников Telegram-каналы стали отдушиной не только из-за денег, которые придут на реализацию программы из Москвы.

Telegram-каналы — это еще и глоток свежего информационного воздуха.

Журналистам наконец-то есть на кого сослаться, когда они пишут новость про наглухо закрытые для посторонних глаз администрации отдаленных городов и внутреннюю кухню.

Политика в регионах оживает благодаря каналам в мессенджере.

«Этот канал [Говорит Кавказ, 500 подписчиков] доказал свою осведомленность. Информация о назначении на наш регион Владимира Васильева появилась здесь раньше, чем у всех», — говорит чиновник из правительства Республики Дагестан РБК.

Будут ли доверять Telegram-каналам в регионах — большой вопрос.

Однако вместе с ними растут и традиционные региональные СМИ.

Динамично развиваются Фонтанка.ру, Тайга.инфо, Znak.com, Юга.ру, 63.ру и другие, многие из них входят в топ-20 российских СМИ по цитируемости.