Bespredel.org > Журналистские расследования > Вместо СК и ФСБ, ФБР?

Вместо СК и ФСБ, ФБР?

Эксклюзивное интервью сбежавшего из России адвоката Евгения Рыжова — о подробностях вымогательства взятки Александром Дрымановым, о требованиях под угрозой жизни отказаться от показаний на протеже Александра Бастрыкина, а также о бездействии ведомств Юрия Чайки и Александра Бортникова, которое вынудило его обратиться за защитой к американским спецслужбам.

Скандалы вокруг бывшего главного следователя Москвы продолжаются даже после его ареста.

Пока следствие разбирается в получении Александром Дрымановым взяток от криминальных авторитетов, генерал, по всей видимости, решил не допустить попадания в материалы уголовного дела других незаконных эпизодов своей биографии.

Об угрозах в свой адрес сообщил адвокат Евгений Рыжов, который три года назад бежал в США, опасаясь уголовного преследования после конфликта с Дрымановым.

«Часть взятки Дрыманову я должен был передать в Майами»

— На этой неделе появилась информация, что ваше дело передано американским спецслужбам, которых заинтересовала тема сращивания российского СК с криминальными структурами и использования уголовных дел в угоду приближенным бизнесменам. Насколько достоверны эти сведения?

— Да, это правда, хотя я никому не говорил об этом, кроме своих адвокатов.

Вы — первые из журналистов, кому я рассказываю о своем разговоре с ФБР.

Вообще, я думаю, что события вокруг моей персоны специально «слили» в СМИ, потому что сейчас начинает раскручиваться тема токсичных финансовых ресурсов, которые вывозятся из России за границу коррумпированными чиновниками и бизнесменами.

На примере моего случая, что от меня требовали для Сан Саныча?

Согласно требованиям, часть взятки из 3 млн долларов я должен был передать в США: в Москве посреднику вручался первый транш в 1 млн долларов, а далее в Майами 1 млн, и остаток в Москве.

Причем за деньгами в штаты должен был прилететь сам Дрыманов или кто-то из его ближайшего окружения: я им — деньги, они мне — постановление о закрытии уголовного преследования.

Мое дело специально было выделено в отдельное производство, что получилось в итоге, вы знаете.

Посредника Кочкина задержали при передаче первого миллиона, но Дрыманов его отпустил, а дело по вымогательству до сих пор не расследуется, возбуждено, но лежит мертвым грузом в СК.

Сейчас этим делом занялись американские силы правопорядка.

Вымогательство взятки — серьёзнейшее преступление в США, наказание до 15 лет, и американцы не хотят, чтобы на их территории совершали преступления.

«ФБР будет изучать связи Следственного комитета с так называемой российской бизнес-элитой»

— Евгений, почему после получения угроз по делу с российским отставным генералом вы обратились к американским спецслужбам?

— Сообщения с угрозами мне начали приходить сразу после задержания Дрыманова, и в, первую очередь, я связался с российским ФСБ, но мне ответили, что у спецслужбы нет полномочий забрать дело из СКР без санкции Генпрокуратуры, а ведомство Юрия Чайки ее пока не дает.

То есть, я оказался в некоем правовом коллапсе: проблема с российским арестованным следователем есть, а решать ее в России некому.

Обратиться в ФБР мне рекомендовали мои адвокаты.

В США такой порядок: сначала надо написать заявление в местное отделение полиции, что я и сделал в конце июля, насколько я помню, — 25 числа.

А затем дело передается наверх, если есть на то основания.

На меня ФБР вышло 9 августа.

Честно, был удивлен такой скоростью реакции.

Американские спецслужбы работают очень методично.

— Что спрашивали американские спецслужбы: было ли понятно по вопросам, насколько они в курсе уголовных дел в российском СК?

— ФБР задавало очень конкретные вопросы по собственной инициативе.

Спрашивали про Дрыманова, про Исаева, Куранова и Жукова.

По сути, перечислили фамилии всех, кто замешан в моём преследовании.

Видно, что американские спецслужбы давно отслеживают эту историю, с того самого момента как меня задерживали в 2017 году, хотя ещё ранее Интерпол отказался от моего розыска.

Факт этого коррупционного задержания сработал, как триггер, и теперь ФБР будет досконально изучать связи Следственного комитета с этой, так называемой российской бизнес-элитой.

«Не знаю, будут ли меня травить „Новичком“»

— Насколько серьезными вы считаете поступившие угрозы, что именно от Вас требовали?

— Мне писали, что не стоит рассказывать о взятке Александру Александровичу, и что где бы я ни прятался, меня все равно достанут.

Не знаю, конечно, будут ли меня травить «Новичком», но в Америке есть криминалитет, связанный с Россией, силовые группировки, старая советская мафия, и это общеизвестный факт.

— Евгений, а сможет ли уголовное преследование Дрыманова повлиять на исход вашего дела? Верите ли вы в возможность реального тюремного срока для экс-главы московского Следкома?

— Я не могу дать такой прогноз, это прерогатива суда.

Мне известно, что есть и другие эпизоды противоправной деятельности Дрыманова, но им не дают хода, так как у Дрыманова очень сильное лобби в лице главы СКР Александра Бастрыкина.

Ведь плохо или хорошо, но Сан Саныч долгое время выполнял и государственные задачи.

Поэтому вопрос из деятельности генерала, лежащей в уголовной плоскости, переходит в политическую плоскость, где уже есть интересы государства.

Что получается — ошиблись, когда доверили ему государственные участки работы?

Но с другой стороны есть уголовная деятельность и как быть в таком случае, всё простить?

Ведь если бы он не был замешан в вымогательстве взятки у меня, то делом чести СК было бы расследовать это дело в кратчайшие сроки и доказать свою непричастность.

Но нет, в итоге основного фигуранта — Кочкина — отпускают, меня даже не признают потерпевшим, дело не расследуется.

Как после этого относиться к Дрыманову?

О какой чести офицера может идти речь?

Что это, непрофессионализм или преступная халатность?

«Сейчас — уникальный случай, когда американские и российские спецслужбы могут разобраться с гранд-коррупцией»

— А как вы относитесь к попыткам Бориса Титова пересмотреть дела бежавших из России предпринимателей? Вы же входите в список российского бизнес-омбудсмена.

— Я вижу, что Титов занимается хорошим делом, но его полномочия ограничены: что он может, когда в делах замешаны высшие чины силовиков с огромным ресурсом?

Здесь только должна быть железная воля президента, который может навести порядок и вернуть отношения между бизнесменами и силовиками в правовое русло.

Вот я, например, я не против России, это моя Родина, я хочу туда вернуться: там моя работа, дом, окружение, друзья.

Я вынужденно уехал, я никогда не собирался эмигрировать, не вкладывал деньги в зарубежную недвижимость, а инвестировал в российскую экономику.

Занимался своей работой — защищал людей, правопорядок и закон, но меня заставили покинуть страну, и теперь я вынуждено трачу деньги за границей, грубо говоря, кормлю американскую экономику.

Кому от этого хорошо?

Это не моё желание, это воля Дрыманова, который сначала захотел имущество моих доверителей, а потом денег от меня лично.

Сейчас есть шанс, всё исправить, Генпрокуратура просто должна передать дело о взятке в ФСБ и на этой почве появится база для коммуникации между ФСБ и ФБР.

Что в итоге позволит не только мне вернуться в Россию, но и вернуть деньги, которые хранятся за рубежом и нажиты нечестным путём в России бизнесменами, связанными с генералом.

Вот сейчас именно такой уникальный случай, когда американские и российские спецслужбы могут разобраться с гранд-коррупцией.

— Вы верите в это?

— Сложно сказать, но очень хотелось бы.

Примечание:

Евгений Рыжов входит в «лондонский список» бизнес-омбудсмена Бориса Титова.

Его опрашивали по поручению президента Владимира Путина, и, по сведениям СМИ, эти показания стали одной из причин отставки главы ГСУ СКР Дрыманова.

В 2015 году Рыжова обвинили в мошенничестве с недвижимостью, после того как он почти два года защищал фигурантов громкого уголовного дела о попытке рейдерского захвата дорогостоящего особняка в центре Москвы.

По версии адвоката, его преследование организовал лично генерал Дрыманов, заинтересованный в том, чтобы бизнесмен Артем Куранов, зять председателя Россельхозбанка Юрия Трушина, заполучил дом на Гоголевском бульваре.

В захвате также участвовали Олег Жуков (младший партнер Куранова) и Олег Исаев (председатель совета директоров МРСК Центра и Поволжья).

Несмотря на то что Куранов проиграл все гражданские суды, российский СК считает, что недвижимость принадлежит ему.

В 2016-м Александр Дрыманов якобы предложил закрыть уголовное дело на Рыжова в обмен на 3 млн долларов.

Посредником главы столичного Следкома выступил московский адвокат Владимир Кочкин, которого взяли с поличным при получении 1 млн долларов, но затем позволили выйти на свободу и скрыться за границей.