Bespredel.org > Журналистские расследования > Зачем охраннику премьера Медведева Михаилу Михееву дворец с колоннадами?!

Зачем охраннику премьера Медведева Михаилу Михееву дворец с колоннадами?!

Генерал ФСО Михаил Михеев — человек не публичный.

О нем сообщалось только то, что он — начальник охраны Дмитрия Медведева.

И что занимает должность заместителя начальника Службы безопасности президента РФ, которая входит в ФСО, хотя и обладает значительной самостоятельностью.

Если бывшие сотрудники ФСО из числа охранников Владимира Путина по воле шефа успели стать заметными политическими фигурами — то генерал Михеев всегда оставался в тени.

Его имя редко попадало в прессу.

Еще о Михееве известно, что он неравнодушен к хоккею и «страстный болельщик», как о нем отзывались люди, видевшие его на матчах.

«Новая газета» отыскала Михеева на Рублево-Успенском шоссе в деревне Раздоры, которая знаменита госдачей, где жили Михаил Горбачев, а затем Борис Ельцин.

В непосредственной близости — территории, принадлежащие ФСО, и земли высокопоставленных чиновников.

Место пользуется популярностью у крупных бизнесменов.

А с некоторых пор — и у генералов спецслужб.

Да, Михеев фигура непубличная, но значимая.

«Донести информацию до Медведева можно было, в частности, через начальника его охраны — Михаила Михеева, — сообщали «Ведомости» в 2012 году. — У Медведева с Михеевым сложились доверительные отношения. И мягкость Медведева привела к тому, что к Михееву с просьбами стали приходить разные бизнесмены».

По мнению собеседника «Ведомостей», у Медведева ко времени его президентства не сложилось команды как таковой, он сам был частью окружения первого лица.

В итоге роль команды Медведева играли люди, с которыми он относительно долго знаком.

В департаменте пресс-службы и информации правительства на запрос «Новой» ответили, что не комментируют работу сотрудников ФСО и службы безопасности президента.

Особняк с крыльями

Два источника рассказали «Новой газете», что генерал Михеев мог обосноваться в Раздорах.

Деревня получила такое название пятьсот лет назад из-за распрей между крестьянами по поводу рубки леса.

Теперь крестьян там нет, поселение считается одной из деревень миллионеров и одним из самых престижных мест Подмосковья.

Мы посмотрели документы Росреестра, но фамилии генерала там не обнаружили.

Но на краю деревни, которая соседствует с обширными землями ФСО, в двух шагах от Москвы-реки, нашли уютный обособленный поселок на пять-шесть домов, с обширными земельными участками, обозначенный как территория «Лесное».

А в нем — землю (один гектар), оформленную на Наталью Михееву.

Выписка из Росреестра о том, что земля оформлена на Наталью Михееву

На огороженном участке — особняк в классическом стиле с двумя крыльями, крытыми галереями и колоннами, площадью почти полторы тысячи квадратных метров.

Чтобы понять его ориентировочную стоимость, достаточно посмотреть на местные предложения риелторов.

Похожий по площади дом в Раздорах с гораздо меньшим участком продают за 1,27 миллиарда рублей.

Место престижное и примечательное.

По соседству — земли губернатора Тверской области Игоря Рудени и незастроенный участок Руслана Халидова — сына бывшего совладельца мебельных центров «Гранд» и «Три кита» Магомеда Халидова.

А всего в трехстах метрах, через поле и мелкую речку Чаченку, — один гектар первого вице-премьера Антона Силуанова.

Чтобы проверить, имеет ли генерал отношение к этому хозяйству, мы решили принести ему письмо прямо к воротам поселения и посмотреть, примут корреспонденцию или нет.

«Михеев, вообще, он там находится <…> Сейчас, секундочку, он как раз на месте… Не он, там машины подъехали», — отозвался охранник на въезде в поселок.

После чего связался с участком:

«Алло, ребята, тут для г-на Михеева доставка корреспонденции, придите на ворота, разберитесь, пожалуйста, с этим вопросом».

Через несколько минут к воротам подошел человек.

Мы передали ему конверт с крупной надписью:

«Заместителю начальника Службы безопасности президента РФ Михаилу Владимировичу Михееву».

«Да, к нам попали», — подтвердил человек.

И расписался в получении письма.

Письмо Центра по изучению коррупции и оргпреступности (OCCRP), которое мы привезли к воротам элитного поселка
Расписка в получении письма

Такое же письмо для Михеева мы отправили в ФСО.

Генерал пока не ответил на наши вопросы о том, кем ему приходится Наталья Михеева, в какую сумму обошлась покупка участка и мог ли он или члены его семьи позволить себе просторный особняк на Рублевке?

Как получена земля

По документам Наталья Михеева получила гектар в Раздорах не сразу, а в результате сделок с участием двух примечательных компаний.

В сентябре 2011 года она купила 78 соток земли на Рублевке у «Агрокомплекса Горки-2», который щедро наделил участками руководство ФСО, о чем раньше сообщала «Новая газета».

«Агрокомплекс» принадлежит предпринимателям Тимофею Клиновскому, Давиду Якобашвили и Гавриилу Юшваеву, который в последнее время упоминался в прессе в связи с перестрелкой в Москва-Сити, случившейся год назад.

Юшваев — совладелец небоскреба «Око» — прибыл тогда на день рождения авторитетного бизнесмена Дмитрия Павлова.

На мероприятии, по сообщениям РБК, присутствовали криминальные авторитеты.

В итоге, после словесной перепалки по поводу припаркованного у входа автомобиля Юшваева, телохранители устроили перестрелку с сотрудниками ФГУП «Охрана» Росгвардии.

Пострадали шесть человек, один из них умер в больнице.

Для Михеевой операция с землей не завершилась сделкой с «Агрокомплексом».

В апреле 2014 года она обменяла полученный участок на другой — тот самый, размером в один гектар, в двухстах метрах от первого.

Обмен состоялся с компанией «Барвиха Ленд», которая принадлежала структурам группы «Мастер» Феликса Бажанова.

Практически всей землей поселка владела эта группа и «Агрокомплекс».

Бажанов — предприниматель с интересной судьбой.

В 2010 году РИА «Новости» сообщало об обысках, которые прошли в «Мастер-Капитале» Бажанова и еще одном банке, в связи с делом о выводе и отмывании 55 млрд рублей.

В самих банках эту информацию опровергали.

Разбирательство тогда ничем громким не завершилось.

А в июне прошлого года «Мастер-Капитал» был признан банкротом.

«Временная администрация <…> выявила операции, имеющие признаки хищения имущества банка либо сокрытия осуществленных ранее операций по выводу активов посредством кредитования заемщиков, аффилированных с собственниками банка, имеющих сомнительную платежеспособность и не осуществляющих реальную хозяйственную деятельность, с причинением ущерба на сумму более 2 млрд рублей», — говорилось в сообщении Центробанка.

В этом году государственный Внешэкономбанк подал заявление о банкротстве Бажанова.

Он задолжал ВЭБу более 6 млрд рублей.

Та самая усадьба 1400 квадратных метров в деревне Раздоры. Фото: OCCRP

Генерал и фонды ФСО

Если верить сайтам фонда поддержки ветеранов ФСО «Феникс-9» и фонда социальной поддержки сотрудников правоохранительных структур и службы безопасности президента «Президент», замначальника Службы безопасности президента РФ Михеев входит в их попечительские советы.

Вместе с ним в совете фонда «Президент» заседают бывший управделами главы государства Павел Бородин и предприниматель Обид Ясинов с сыном.

Фонд расположен по адресу компаний Ясиновых.

Ясинов-старший — председатель совета директоров строительной компании «Мосстроймеханизация-5» (МСМ-5) был задержан в Москве в мае прошлого года.

В Следственном департаменте МВД было возбуждено уголовное дело по поводу невыполнения договорных обязательств, в результате чего Росгвардия не получила 400 квартир для сотрудников.

С фондом «Президент» были связаны коммерческие структуры — частное охранное предприятие «СБП Президент» и одноименная юридическая консалтинговая компания, ликвидированная год назад.

Сотрудники ФСО на военном параде в Москве

В ФСО пока не ответили на вопрос, как они относятся к участию своих сотрудников в попечительских советах фондов.

Но другие спецслужбы с этим боролись.

ФСБ, к примеру, давно получила от собственного руководства установку избавляться от фондов и прочих некоммерческих структур.

В итоге из сотни «фондов поддержки» по всей стране, которые использовали в своем названии аббревиатуру ФСБ, осталось всего пять и только один в Москве (по данным СПАРК).

Действующих, а тем более руководящих сотрудников ФСБ в них не видно.

По мнению сотрудника Управления собственной безопасности ФСБ, который занимался проблемой фондов, большинство некоммерческих структур поддержки Федеральной службы безопасности, даже если имели самые благие намерения, действовали в своих интересах, пытались использовать ресурсы службы и становились своего рода площадками для связей сотрудников спецслужбы с бизнесом.

Поощрение

«Агрокомплекс Горки-2». Фото: администрация Одинцовского района Московской области

Наталья Михеева приобрела землю непосредственно у «Агрокомплекса Горки-2» в 2011 году, а затем поменяла ее на гектар неподалеку.

В какую сумму ей обошелся этот надел, не раскрывается.

Нам не удалось найти бизнесы с крупными оборотами, зарегистрированные на ее имя.

Сотрудник ФСО в разговоре о землях агрокомплекса, которые достались руководству спецслужбы в начале и середине 2000-х, объяснил, что участки на Рублевке давались нуждающимся офицерам или по случаю каких-то важных событий и праздников.

По его мнению, «никто не платил или платил какие-то смешные, символические суммы».

Но, по словам коллеги Михеева, нельзя считать это взяткой со стороны бизнесменов.

И вот почему: как минимум восемь бывших и действующих руководящих сотрудников ФСО, иногда вместе с родственниками, получили элитную землю в непосредственной близости от резиденции президента в Ново-Огарево.

Не заметить это явление сложно.

Но никакой реакции со стороны главы государства не последовало.

Собеседник «Новой» поделился мнением, что сотрудники спецслужб зачастую не воспринимают дары от предпринимателей как взятку или подкуп, и эти дары вовсе не означают, что бизнесмены в обмен получат какую-нибудь помощь.

Силовики могут просто рассматривать это как поощрение за их верную службу государству и видят в том социальную справедливость.

Дмитрий Медведев и сотрудник ФСО, 2006 год

В ответ на жалобы по поводу поборов с бизнеса они нередко ссылаются на слова президента, который рассуждая о российской приватизации, заявил: «Разные варианты предлагаются <…> закрытия проблемы 90-х годов — нечестной, прямо скажем, приватизации, всяких там аукционов. Это должен быть либо разовый взнос, либо еще что-то такое».

Президент-то, конечно, имел в виду, что бизнес должен урегулировать этот вопрос с обществом, и намекал на необходимость «социальной ответственности».

Но, видимо, силовики понимают эту ответственность по-своему.