Bespredel.org > Журналистские расследования > Задерживать полковника ФСБ Черкалина на Лубянку приехал спецназ!

Задерживать полковника ФСБ Черкалина на Лубянку приехал спецназ!

Кирилл Черкалин являлся представителем так называемого «сечинского спецназа» 
ФСБ отрапортовала о задержании собственного сотрудника Кирилла Черкалина.

Он возглавлял один из отделов в управлении «К» Федеральной службы безопасности, которым руководит генерал Иван Ткачев.

Вместе с Черкалиным были задержаны экс-сотрудники спецслужбы Андрей Васильев и Дмитрий Фролов.

Последний известен тем, что покрывал обнальщиков и был уволен из-за расследования журналистов.

Вилла и утрата доверия

Одной из главных новостей 25 апреля стало задержание главы «банковского» отдела управления «К» ФСБ России Кирилла Черкалина и двух бывших сотрудников этой структуры.

«ФСБ России совместно с СК РФ по подозрению в мошенничестве в особо крупном размере задержаны бывшие сотрудники того же подразделения Фролов Дмитрий Алексеевич и Васильев Андрей Валерьевич, ранее уволенные с военной службы по компрометирующим обстоятельствам», — говорится в заявлении пресс-службы ФСБ.

Под компрометирующими обстоятельствами имеются в виду события шестилетней давности.

В 2013 году «Новая Газета» опубликовала расследование, где говорится о зарубежной недвижимости полковника Фролова — заместителя начальника управления «К» ФСБ Виктора Воронина.

В городе Стреза итальянской провинции Вербания журналисты нашли дом и 11 прилегающих построек, которые были записаны на Ольгу и Алексея Фроловых.

Это жена и отец полковника.

Буквально за несколько месяцев до публикации расследования Фролов был уволен из ФСБ в связи с утратой доверия.

В 2013-м многие сомневались, что подобный проступок (наличие незадекларированной виллы) мог послужить реальной причиной увольнения полковника.

Lenta.ru 27.04.2019 «Настоящие полковники»:

«… Громкие аресты среди офицеров ФСБ начались на минувшей неделе.

Сперва сотрудники управления собственной безопасности (УСБ) ведомства задержали старшего следователя по особо важным делам майора Сергея Белоусова и его бывшего подчиненного — капитана Алексея Колбова.

Им вменяется вымогательство взятки в один миллион долларов в биткоинах у семьи бывшего гендиректора издательства «Известия» управления делами президента России (УДП) Эраста Галумова, уголовное дело в отношении которого они расследовали.

Следователи попали в оперативную разработку после заявления сына Галумова Александра, который сообщил в УСБ ФСБ о требованиях вымогателей.

В феврале 2018 года бывшего гендиректора «Известий» задержали — и сразу же на его родных вышел неизвестный по имени Миша.

Он стал требовать деньги, угрожая большими неприятностями.

Одновременно с этим следователи заставляли Галумова признаться в мошенничестве, грозя в противном случае посадить и его детей.

Спустя месяц в СИЗО «Лефортово» гендиректор «Известий» признался в хищении 43 миллионов рублей при утилизации печатного станка, хранившегося в издательстве. Следственную группу по этому делу возглавлял Белоусов вплоть до своего задержания в апреле.

Как рассказал «Ленте.ру» адвокат Владимир Семенцов, на протяжении восьми месяцев УСБ ФСБ работало над установлением личности Миши.

Он принял меры конспирации: вел переговоры и переписку только в WhatsApp и Telegram, используя специальную программу, которая через 30 секунд после прочтения стирает сообщения и зачищает следы на сервере, а взятку требовал в биткоинах.

Осенью 2018 года Александр Галумов перевел три миллиона рублей вымогателю.

Деньги поступили на электронный кошелек, а затем были переведены в криптовалюту.

Такой вид взяток пользуется огромной популярностью у чиновников и силовиков.

Подобные сделки могут отслеживаться, но ни фактически, ни юридически их нельзя привязать к человеку.

То есть формальных доказательств для следствия и суда априори получить невозможно.

Более того, криптовалюта сразу оказывается за пределами России и конфисковать ее практически невозможно.

Оба фигуранта дела трудились в 7-м отделе следственного управления (СУ) ФСБ, который занимается преступлениями в сфере высоких технологий.

Все сотрудники этого отдела в количестве 15 человек входили в следственную группу по уголовному делу Эраста Галумова.

«Нам заткнули рты»

После задержания Белоусова и Колбова в СУ ФСБ разразился скандал: на материалах уголовного дела Галумова есть подписи всех заместителей начальника, а это означает, что формально все без исключения руководители и все без исключения следователи должны быть как минимум отстранены от работы и пройти внеочередную проверку на благонадежность.

После интервью «Ленте.ру» следователь военно-следственного управления СКР взял с защитника, а также с сына Галумова Александра подписку о неразглашении тайны следствия.

«Нам заткнули рты, ничего говорить больше не можем», — объяснил Семенцов.

Уважаемый человек

Не прошло и двух недель после громких арестов Белоусова и Колбова, как еще один сотрудник ФСБ России оказался в статусе задержанного.

Причем на этот раз — сотрудник высокопоставленный: полковник Кирилл Черкалин, начальник одного из отделов спецслужбы, которого заподозрили в получении взяток в особо крупном размере.

Одновременно сотрудники УСБ ФСБ задержали двоих бывших сотрудников того же управления «К», где служит Черкалин, — полковников в запасе Андрея Васильева и Дмитрия Фролова.

Их обвинили в мошенничестве в особо крупном размере.

По отзывам многих коллег, Черкалин был не только потомственным, но и весьма перспективным чекистом: он пользовался доверием внутри ФСБ и имел поддержку у представителей других служб.

«Хотя бы просто потому, что был милым, улыбчивым и всегда внимательно выслушивал, часто давая советы и оказывая помощь», — говорит один из финансистов, регулярно общавшийся с ним по долгу службы.

Более того, Черкалин стоял в списке на повышение.

Да и карьера его складывалась удачно — два звания он получил досрочно, за пять лет из капитанов превратившись в полковника.

А то, что Черкалин явно жил не по средствам, долгое время никого не смущало.

Хотя он это и не скрывал.

Нужные решения

По данным «Ленты.ру», Черкалин причастен к деятельности преступных группировок, работавших в финансово-кредитной сфере, и к получению взяток — он, будучи начальником «банковского» отдела, прекращал доследственные проверки.

Кроме того, Черкалин принимал решения по собранным оперативниками материалам.

Вместе с тем один из источников «Ленты.ру» уточняет, что часто Черкалин действовал в контакте со следователями ФСБ.

Поэтому его дело и дело следователей Белоусова и Колбова хоть и являются отдельными, но вскоре могут быть объединены.

Отдел Черкалина очень тесно взаимодействовал со следователями Следственной части ФСБ, в том числе с Колбовым (в период его службы) и с Белоусовым.

Кроме того, есть еще один важный аспект: аналитические обзоры по банковской деятельности от имени ФСБ готовил именно отдел Черкалина.

«То есть он имел возможность влиять на формирование государственной политики в области борьбы с экономическими и киберпреступлениями, — отмечает один из источников «Ленты.ру». — Некоторые несостоявшиеся решения, о необходимости которых активно говорили специалисты, могли оказаться «под сукном» именно из-за бездействия Черкалина. И наоборот — несколько невнятных и ненужных решений, которые произвели на профессионалов странное впечатление, могли появиться именно с его подачи»...».

В банковской сфере ходили слухи то том, что увольнение Фролова совпало с переделом влияния на контроль в банковской сфере.

PASMI побеседовал с двумя людьми, которые пересекались с Дмитрием Фроловым во время его службы в ФСБ.

Один из них — бывший сотрудник «банковской группы» МВД, которая боролась с обнальным рынком в России,  Дмитрий Целяков, а второй — бывший владелец банка «Интелфинанс», через который было обналичено более 11 млрд рублей из российского бюджета, Михаил Завертяев.

Крыша обнальщиков

Дмитрий Целяков рассказал PASMI, что познакомился с Фроловым , когда тот занимал должность заместителя начальника управления «К» ФСБ.

«Я с ним столкнулся в декабре 2006 года: тогда мы разрабатывали одно из преступных сообществ „черных“ банкиров», — вспоминает Целяков.

В ПС входили Евгений Двоскин, Иван Мязин и Алексей Куликов.

Тогда милиционеры разрабатывали «Кредитимпэксбанк» и выяснили, что Куликов, Мязин и Двоскин использовали этот банк для обналичивания денег.

«Банк крышевало Управление „К“ ФСБ. Когда мы начали разрабатывать банк, на меня вышли знакомые из силовых структур и попросили подъехать в Росфинмониторинг. Когда я приехал — там был Фролов. Лично с ним я до этого не сталкивался, но поскольку вел прослушки телефонных разговоров, то знал о его связях с Куликовым», — рассказывает экс-сотрудник МВД.

По его словам Фролов прикрывал нелегальные операции по обналичиванию денег, которые Куликов проводил через «Кредитимпэксбанк».

На встрече Дмитрий Фролов попросил не трогать банк.

Он хотел, чтобы сотрудники МВД прекратили проверку, сняли прослушку и не проводили следственные действия.

Но сделать это было невозможно — мероприятия проходили в рамках уже возбужденного уголовного дела по обнальщику Джумберу Элбакидзе.

«Я ему сказал, что ничем помочь не могу, так как идет следствие, и я в таких делах не участвую. Фролов оставил мне свой мобильный, на случай, если я передумаю или возникнут вопросы. А дальше я с ним не сталкивался», — утверждает Целяков в разговоре с PASMI.

Выкуп сгоревших активов

О связях Фролова с обнальным рынком рассказал PASMI и бывший руководитель «Интелфинансбанка» Михаил Завертяев.

По его словам, история началась с того, что в декабре 2007 года в его кабинет зашел скандально известный бизнесмен Евгений Двоскин и его двое охранников.

Двоскин начал бить Завертяева рукояткой пистолета по голове.

Банкир в тяжелом состоянии был доставлен в больницу, где провел больше месяца.

За это время через его банк было обналичено более 11 млрд рублей.

После выхода из больницы Завертяев попытался отследить, чьи деньги отмыли через его банк.

«Впоследствии на меня вышел некто Розов Андрей Борисович. Активный участник „двоскинского“ специфичного рынка обнала и транзита. Ему принадлежал банк „Ренессанс“. Этот Розов очень переживал по поводу моих усилий добиться возврата выведенных денежных средств, которые по поддельным подписям были, в том числе, отправлены за рубеж», — рассказал Михаил Завертяев.

Розов просил прекратить поднимать шум, сославшись на то, что за схемой стоят «очень серьезные люди».

«Чтобы подтвердить свое влияние, Розов устроил мне встречу с замдиректора ФСБ Сергеем Смирновым в августе в ресторане „Палас“. Вместе с ним были два сотрудника ФСБ», — вспоминает Завертяев.

На встрече банкиру предложили выкупить его акции банка «Интелфинанс», чтобы тот не добивался возврата обналиченных средств.

Хотя на тот момент у «Интелфинанса» уже была отозвана лицензия.

Смирнов предложил Завертяеву решить технические вопросы со своими коллегами, которые были на встрече.

Одним из них оказался Дмитрий Фролов.

«Они были готовы выкупить принадлежащие мне 82,5% акций „Интелфинанса“, чтобы я не добился возврата денег: по закону, акционеры имели право в рамках претензионной работы вернуть похищенные со счетов банка 11,7 млрд. И они этого очень боялись, так как тогда бы выяснилось, кто стоит за отмывом денег», — пояснил Завертяев.

Судьба управления «К»

Спустя три года после увольнения Фролова с утратой доверия из ФСБ ушел и его начальник — глава управления «К» генерал Виктор Воронин.

Его место занял выходец из УСБ ФСБ генерал Иван Ткачев, который входил в так называемый «сечинский спецназ» генерала Олега Феоктистова.

Виктор Воронин, как и Дмитрий Фролов, ушел из ФСБ на фоне скандала.

Отставка в 2016 году была связана с уголовным делом его подчиненного — начальника 7-го отдела управления «К» Вадима Уварова.

Уваров проходил свидетелем в деле о даче крупной взятки сотруднику таможни.

Вслед за Ворониным ушел и его начальник — глава Службы экономической безопасности (СЭБ ФСБ) Юрий Яковлев.

Его место занял Сергей Королев, который, как и Ткачев, был выходцем из УСБ ФСБ.

Примечательно, что именно Королев инициировал возбуждение уголовного дела, по которому свидетелем проходил подчиненный Воронина.

Вслед за Яковлевым ушли в отставку и руководители управлений «П» и «Т» ФСБ (отвечают за контрразведывательный контроль за предприятиями промышленности и транспорта), которые входят в структуру СЭБ ФСБ.

Само управление «К» занимается контрразведкой и обеспечением кредитно-финансовой сферы.