Bespredel.org > Журналистские расследования > Как отмыть 21 миллиард долларов из бюджета за два года!

Как отмыть 21 миллиард долларов из бюджета за два года!

В 2014 году расследователи из OCCRP выяснили, что в 2013–2014 годах из России было выведено не менее 20 миллиардов долларов.

В схему, которую назвали «Ландроматом», было вовлечено около 500 человек, в том числе бизнесмены, чиновники, банкиры и лица со связями в ФСБ.

«Снаружке» удалось ознакомиться с показаниями одного из главных организаторов отмыва денег — банкира Александра Григорьева.

Григорьев владел банками «Донинвест», «Западный», «Русский земельный банк» и многими другими.

СМИ окрестили его «королем обнала».

Считается, что через банки Григорьева в общей сложности было «отмыто» и выведено за рубеж свыше $46 миллиардов.

В августе 2019 года был признан Ленинским райсудом Ростова-на-Дону виновными в хищении денег из банков «Донинвест» и «Западный» и приговорен к девяти годам колонии.

Александр Григорьев

Помимо Григорьева деятельность «Ландромата» с российской стороны организовывал загадочный «человек со связями» Александр Коркин, а с молдавской — самый влиятельный на тот момент олигарх Владимир Плахотнюк и Вячеслав Платон — бизнесмен, банкир, некогда один из богатейших граждан Молдавии.

Платон активно участвовал в политической жизни страны: СМИ называли его «рейдером номер 1 в СНГ», обвиняли в причастности к самым крупным каналам по отмыванию денег, действовавших в странах бывшего СССР.

После конфликта с главой «Демократической партии» Владом Плахотнюком, на него в Кишиневе была возбуждена серия уголовных дел об экономических преступлениях.

Платона задержали на Украине, экстрадировали в Молдавию, где его в 2017 году осудили на 18 лет.

МВД РФ объявила его в международный розыск по «делу Ландромата», а в августе 2019 года Тверской районный суд заочно арестовал банкира.

Вячеслав Платон

Работало все следующим образом:

— Фирмы-однодневки переводили со своих счетов в банках «Западный» и «Русский земельный банк» (подконтрольны Григорьеву) валюту на счета нерезидентов Молдавии (BC Moldindconbank S.A. и других) под предлогом продажи.

— Полученные средства в рублях списывались с корреспондентских счетов российских банков в BC Moldindconbank S.A. по подложным решениям молдавских судов в пользу иностранных физических и юридических лиц.

— Затем деньги переводились в латвийский Trasta Komercbanka, а уже оттуда уходили в Германию, в частности в Deutsche Bank и Commerzbank.

Расследование о «прачечной» ведется в целом ряде стран, в том числе в Молдавии, в Германии и в России.

Следственный департамент оценивает сумму, которая было отмыта, в 37 миллиардов рублей (по нынешнему курсу это около 578 миллионов долларов).

Фактически в России расследование об одном из самых крупных мировых каналов по отмыванию денег ведет Управление собственной безопасности ФСБ РФ.

Об этом «Снаружке» рассказали сразу несколько источников, имеющих отношение к уголовному делу.

По их словам, следователь Следственного департамента МВД РФ Константин Абраменков, в производстве которого и находятся материалы, фактически выполняет поручения представителей УСБ, а курирует всю работу непосредственно первый заместитель начальника Управления генерал-майор Александр Филатов.

Объяснение этому простое.

Либо свидетелями, либо обвиняемыми по «делу Ландромата» стала значительная часть самых крупных «теневых банкиров» середины 2000-х: Петр Чувилин, Александр Григорьев, Олег Власов, Олег Кузьмин, Александр Коркин и т.д.

Многие из них активно сотрудничают со следствием и в подробностях рассказывают о своих «трудовых» буднях, «крышах» и партнерах.

В показаниях уже были озвучены фамилии сенатора Александра Бабакова (бывший фактический владелец банка «ТемпБанк») и Дмитрия Рубинова (фактический владелец Банка «КБ Стратегия»).

По версии свидетеля Петра Чувилина, оба были участниками «Ландромата» (кстати, согласно расследованию Mediapart и Re:Baltica Бабаков и Рубинов могли иметь отношение к финансовым потокам, которые шли из Москвы на счета французской партии «Национальный фронт»).

Еще громче фамилии звучат в показаниях некогда одного из самых крупных «теневых банкиров», владельца банков: «Русский земельный банк», «Транспортный», «Западный» Александра Григорьева, которые оказались в распоряжении «Снаружки».

Из его рассказа мы узнаем:

— Одной из центральных фигур «Ландромата» являлся теневой делец Александр Коркин (также пользовался документами на имя и фамилию Александр Кузнецов).

Александр Коркин был известен, как «решальщик» с обширным связями в высших эшелонах власти в России, в Молдавии и на Украине.

Именно он, по версии Григорьева, сводил всех российских участников «Ландромата» с лидером Демократической партии Молдавии Владом Плахотнюком.

— Также Александр Коркин (наряду с Плахотнюком) лично знал тех, лиц, которые стоят за «отмытыми» суммами (это более $21 миллиарда).

Со слов свидетелей, гигантские суммы, выводившиеся из России, принадлежат структурам, которые получали их из государственного бюджета: один из владельцев «прачечной» Вячеслав Платон не раз признавался, что прошедшие через «Ландромат» $21 миллиард — это средства, похищенные из госказны.

— Александр Коркин был в дружеских отношениях со многими представителями спецслужб и правоохранительного блока.

Особенно он был близок с бывшим начальником Управления К ФСБ РФ Виктором Ворониным.

— Конфликт между молдавскими бенефициарами «Ландромата» произошел из-за того, что Плахотнюк заподозрил, будто Платон присваивает себе часть совместных прибыли от отмывочного канала.

Плахотнюк хотел заменить в схеме Платона на бизнесмена Илана Шора.

Против этого выступал Александр Григорьев.

— Участники «Ландромата» ранее тесно общались с неким премьер-министром Украины времен, когда президентом был Виктор Ющенко.

Причем, очень заметно, что фамилия не называется в материалах умышленно.

При Ющенко на Украине было два премьера: Виктор Янукович и Юлия Тимошенко.

И по озвученным фамилиям, и по суммам дело давно «переросло» уровень МВД РФ, но остается в этом ведомстве и может его и не покинуть.

Пока сотрудники УСБ с помощью данного расследования пополняют свои «запасы» компромата на политиков, банкиров, бывших и действующих сотрудников спецслужб, не только из России, но из Украины, Молдавии и ряда других стран.

Чаще всего, сбором подобных сведений для ФСБ все и ограничивается, под суд идут только «ненужные» персоны (В рамках российского дела под стражей находятся: Александр Григорьев, Елена Платон, Александр Коркин, Олег Кузьмин и ряд других лиц. Влад Плахотнюк объявлен Россией в международный розыск).

Информация на остальных подается в виде справок руководству ФСБ (а иногда и страны) и используется для оперативных игр.

Наши читатели имеют возможность ознакомиться с показаниями, из которых потом «родится» не одна оперативная справка:

«Примерно в конце 2011 года в «шоу-рум» мужской одежды в районе Счетной палаты г. Москвы мой знакомый Борис Шидловский познакомил меня с Коркиным Александром Геннадиевичем.

Шидловский Борис являлся владельцем данного магазина, продавал в нем известные марки одежды из Европы.

В этом магазине одевались известные люди России.

При одном из посещений данного магазина, у меня состоялся разговор с Борисом, при этом Коркин сидел рядом.

При обсуждении одного из уголовных дел, связанного с моими знакомыми, я рассказал Борису, что следователь ГСУ ГУ МВД России по г. Москве вызывает их на допрос.

Коркин, услышав наш разговор, вклинился в него, сообщив, что знает данного следователя и готов помочь, выяснить цель вызова.

После этого Коркин начал хвастаться, что знаком со всеми начальниками ГСУ и может помочь «решить» любые вопросы, связанные с расследованием уголовных дел.

На это я сообщил Коркину, что его помощь мне не нужна, поскольку проблемы меня не касаются.

После этого разговора Коркин ушел из магазина, а я спросил у Бориса, что это за человек.

Борис рассказал, что это один из его клиентов, который позиционирует себя, как очень крупный «решальщик», то есть человек, обладающий большими государственных связями и правоохранительных органах, который может различных конфликтных ситуаций.

При этом, Борис сказал, что Коркин «мутный» человек, и что он не может про него рассказать ничего конкретного.

О том, что у Коркина именно эта фамилия я узнал позднее от Платона, при первой встрече он представлялся Кузнецовым Александром.

В 2012 году мной была приобретена доля в ОАО «РЗБ», в котором была большая «дыра» в капитале, то есть у банка не хватало собственных средств для осуществления текущей операционной деятельности.

Про данные проблемы я рассказал Шидловскому Борису, спросив у него, знает ли он кого-то из крупного бизнеса, кто готов разместить свои средства в моем банке.

На мой вопрос Борис предложил мне пообщаться с Кузнецовым (Коркиным) Александром.

Борис рассказал Коркину о моей проблеме, после чего Коркин приехал в «РЗБ» вместе с ранее не знакомым мне Платоном Вячеславом.

На данной встрече Коркин представил мне Платона как своего партнера, у которого имеются компании, готовые открыть расчетные счета в «РЗБ», разместить на них денежные средства и осуществлять платежи, оставляя в банке неснижаемый остаток средств размере примерно 30 %.

При нашем общении было заметно, что Коркин относится к Платону как к партнеру, находящемуся в какой-то зависимости от него.

При этом, на проходной в банке Коркин предъявлял документы на имя Кузнецова Александра.

Платон Вячеслав подтвердил, что занимается бизнесом в России, приобретает и продает какую-то продукцию, у него имеются компании, которые он хотел бы обслуживать в «РЗБ», то есть открыть в данном банке расчетные счета своим фирмам и осуществлять по ним все финансовые операции.

После того, как мы договорились о сотрудничестве, Платон начал приносить мне документы по различным компаниям для открытия им расчетных счетов в «РЗБ» и их обслуживания в моем банке.

На второй раз я сказал Платону, чтобы он не носил документы мне, а передавал их сразу в оперзал банка.

Через некоторое время, Платон предложил «РЗБ» дополнительный заработок, то есть продавать «ВС Мoldindconbank S.A.» (Республика Молдова) валюту за счет денежных средств, поступавших на счета компаний Платона.

При этом, как выяснилось, Платон уже успел познакомиться с Юсуповым Ринатом, который работал в «РЗБ» в казначействе, и они обсудили с ним выгодность данных сделок для нашего банка.

Ринат подтвердил мне, что продажа валюты «ВС Мoldindconbank S.A.» [будет происходить] по выгодному для «РЗБ» курсу.

Коркин рассказывал мне, что является совладельцем молдавских банков с Платоном, каких именно не уточнял.

Также он рассказывал мне, что долгое время прожил в США, где именно не уточнял, владел там каким-то бизнесом, официально задекларировал доход в размере сотен миллионов долларов США.

Кроме этого, Коркин рассказывал, что у него имеются обширные связи в государственных органах США, в том числе в Госдепартаменте США, при этом он не рассказывал, чем конкретно занимался в Америке, просто ссылаясь на то, что у него там большие связи.

Владимир Плахотнюк

После того, как Платон начал заводить в «РЗБ» свои компании для осуществления финансовых операций с молдавскими банками, Коркин рассказал мне, что Платон не самый главный человек в этом бизнесе.

По eго словам, главным владельцем этого бизнеса с молдавскими банками являлся Плахотнюк Владимир Георгиевич — самый влиятельный человек Молдовы, с которым у него имелись близкие дружеские и финансовые отношения.

Коркин рассказал, что Плахотнюк очень осторожный человек, и встречается с ним только за границей, чаще всего в Швейцарии.

На мой вопрос, какие отношения могут связывать фактического владельца Молдовы с Коркиным, последний ответил, что Плахотнюка интересуют его связи в Гос. Департаменте США.

Плахотнюк через Коркина пытался наладить отношения с властями США, в том числе и для продвижения своих интересов в Молдове.

Кроме этого, Коркин рассказывал мне, что у него имеются большие связи с первыми лицами Украины, что он познакомил Плахотнюка с данными политиками.

Из рассказов Коркина, он совместно с Плахотнюком проводили досуг с премьер-министром Украины, когда президентом этой страны был Виктор Ющенко.

Со слов Коркина, он посещал футбольный матч с данным премьер-министром Украины, с которым они сидели в одном ложе, при этом Платон обслуживал их, принося чай и другие напитки.

Информацию о многочисленных связях Коркина в России, Молдовы и США и его больших доходах в этих странах, в том числе от «молдавской схемы» мне подтверждал Платон.

Коркин помогал Плахотнюку и Платону находить клиентов, которые желали перевести свои денежные средства из России за рубеж, через молдавские банки, в том числе «ВС Мoldindconbank S.A.».

При этом, Плахотнюк, Коркин и Платон организовывали данные операции в Молдове и за рубежом, проводя финансовые операции через подконтрольные им иностранные компании.

Кроме этого, при нашем общении Коркин постоянно называл фамилии высокопоставленных руководителей правоохранительных органов, с которыми он дружит, общается и может обсуждать различные вопросы.

Для примера, он сообщал мне номер телефона бывшего начальника Управления «К» СЭБ ФСБ России Воронина В.Г., с которым Коркин, якобы парился в бане и обсуждал деятельность моих банков.

Номер данного должностного лица Коркин сообщил мне для того, чтобы я мог к нему (Воронину) обратиться по его рекомендации.

Про порядок валютных сделок я рассказывал при предыдущем допросе.

В 2013 году от Платона и Коркина мне стало известно о конфликте Плахотнюка с Платоном по поводу раздела долей в молдавских банках, а также получения процентов от валютных операций с российскими банками.

Коркин рассказал, что Плахотнюк не доверяет Платону и хотел познакомиться со мной для того, чтобы обсудить вопрос продолжения работы с моим «РЗБ» без участия Платона.

В конце 2013 года Коркин организовал мое знакомство Плахотнюком в торговом центре «Времена Года», расположенном на Кутузовском проспекте г. Москвы.

Пока мы ждали Плахотнюка, Коркин рассказал, что Плахотнюк прилетал на его свадьбу с певицей «Мишель», а также приглашал Коркина на свои дни рождения.

При встрече Плахотнюк обнял и по-дружески поцеловал Коркина по их общению я понял, что они являются близкими друзьями.

Коркин представил мне Плахотнюка, как одного из совладельцев «ВС Мoldindconbank S.А.» и других крупных молдавских банков.

При этой встрече произошло только мое личное знакомство с Плахотнюком, он спешил по своим делам, поэтому о совместных делах мы не разговаривали.

Мы обменялись телефонами, Плахотнюк пригласил меня в Молдову, сказав, что будет очень рад принять меня у себя в гостях.

Моя вторая встреча с Плахотнюком произошла в 2014 году в его офисе в Республике Молдова, в г. Кишинев, адреса я не запомнил, поскольку бывал всего 2 раза.

Инициатива необходимости встречи с Плахотнюком исходила от него.

Мы созвонились с ним, и он пригласил меня к себе в гости.

Плахотнюк хотел выяснить, какие денежные средства выплачиваются Платону от так называемой «молдавской схемы».

По мнению Плахотнюка, Платон присваивал принадлежащие им обоим денежные средства, вырученные от реализации «молдавской схемы».

Плахотнюк возмущался тем, что Платон его обманывает, присваивая часть общей выручки от «молдавской схемы».

В аэропорту Кишинева меня встретил водитель Плахотнюка и отвез в гостиницу, расположенную в частном секторе в двух- или трех-этажном доме.

Я отдохнул с дороги, позавтракал, и через некоторое время мне позвонил Плахотнюк, сказал, что освободился и готов встретиться со мной.

Его водитель забрал меня из гостиницы и отвез в бизнес-центр, где располагался штаб Плахотнюка в центре г. Кишинева.

При входе в здание меня встретила внушительная охрана Плахотнюка, попросила выдать все телефоны и иные электронные устройства.

Водитель проводил меня до офиса Плахотнюка Плахотнюк рассказал мне, что Платон подчинялся ему, начал его обманывать, в связи с чем, Плахотнюк планировал убрать Платона из «молдавской схемы».

При этом Плахотнюк обещал предоставить новые молдавские банки, и организовать валютные операции между моим Банком «Западный» и этими кредитными организациями.

Вместо Платона в новой схеме финансовых операций должен был выступить одним из организаторов Шор Илан Миронович, который также являлся молдавским банкиром и бизнесменом.

О Платоне Плахотнюк высказывался очень грубо и резко, говорил, что он обманул его на большие деньги, что, если Платон вернется в Молдову, Плахотнюк найдет способ с ним «разобраться».

Я пообещал подумать над предложением Плахотнюка, однако, сообщил что скорее всего, откажусь от него.

При этом, я пообещал, что поспрашиваю у знакомых банкиров, кто хочет работать по «молдавской схеме» с Плахотнюком.

После этих слов, Плахотнюк начал нервничать, было видно, что он расстроился, услышав такой ответ, пригласил в кабинет мужчину по имени Игорь, попросил его отвезти меня в ресторан покушать.

При расставании Плахотнюк попросил меня еще раз подумать над его предложением.

Игорь предложил не ехать в ресторан, а пригласил меня к себе в гости на домашний обед, на что я согласился.

В ходе нашего общения Игорь рассказал, что раньше работал на бывшего председателя Парламента Молдовы Владимира Филата, однако в стране изменился политический расклад сил и он перешел на работу к Плахотнюку.

По рассказам Игоря он был хорошо знаком с Коркиным, Платоном и если я соглашусь работать напрямую с Плахотнюком он (Игорь) будет координировать «молдавскую схему» вместо сестры Платона Елены.

Игорь выглядел следующим образом: высокий, примерно 187 см. роста, худощавый, короткая стрижка, при нем постоянно находился ноутбук.

Он регулярно выходил с кем-то на связь и согласовывал какие-то финансовые операции.

С Платоном Вячеславом мы общались довольно часто, он практически постоянно проживал в г. Москве, его жена являлась гражданкой Российской Федерации.

Платон неоднократно сообщал мне, что денежные средства, которые выводились из России, принадлежат структурам, которые фактически получают их из средств государственного бюджета.

С представителями данных государственных структур взаимодействовал и договаривался о выводе денег за границу Плахотнюк и Коркин.

Платон рассказывал, что получает примерно 1% от сумм транзита денежных средств через молдавские банки.

Платон рассказал, что у него действительно имелся конфликт с Плахотнюком.

По словам Платона, данный конфликт был связан с тем, что Плахотнюк начал требовать слишком много денег от прибыли, которую они получали от «молдавской схемы».

Платон уверял меня, что он честен перед Плахотнюком и передает ему все, что ему причитается.

Я рассказал Платону, что Плахотнюк высказывал идею об отстранении Платона от их бизнеса по «молдавской схеме», что может инициировать через свои связи в Молдавии его арест, а также заберет его (Платона) бизнес, то есть доли в коммерческих компаниях и банках.

Платон воспринял мою информацию возмущенно, сказал, что не обманывал Плахотнюка, что он ничего не сможет с ним (Платоном) сделать.

Примерно в 2013 году Платон познакомил меня с Олегом Кузьминым, который являлся фактическим владельцем банка «Европейский Экспресс».

У Кузьмина был какой-то вопрос по одному из клиентов (компании) моего банка «РЗБ», который также обсуживался в «Европейском Экспрессе».

После нашего знакомства у нас не было финансовых отношений с Кузьминым Олегом.

На одной из встреч Коркин Александр сказал, что Плахотнюк разозлился на меня из-за моего отказа занять место Платона.

После этого, по инициативе Плахотнюка в средствах массовой информации начали появляться компрометирующие меня статьи.

В этих статьях указывалось, что организатором и идейным вдохновителем «молдавской схемы» являлся я.

Меня возмущала такая информация, поскольку данную схему организовывал Плахотнюк и Платон.

О том, что статьи выходили по инициативе Плахотнюка, я и Коркин поняли из того, что данные средства массовой информации принадлежали Плахотнюку и он их спонсировал.

Я пытался связаться с Плахотнюком, звонил ему, однако он не отвечал на мои звонки.

Я просил Коркина связаться с Плахотнюком.

Коркин позвонит ему при мне, при этом Плахотнюк, ответил на звонок сразу же и по громкой, связи сказал, что не имеет никакого отношения к статьям в прессе, Плахотнюк пообещал найти способ и повлиять на издательство «ОСССР», публикующее такие статьи.

Я предложил Коркину отвезти на встречу с Плахотнюком Олега Кузьмина, чтобы они могли наладить «молдавскую схему».