Bespredel.org > Журналистские расследования > Что посеешь, то и возьмёшь!

Что посеешь, то и возьмёшь!

Глава СБ Россельхозбанка Андрей Барабанов

 

Воронин, Черкалин и Барабанов превратили РСХБ в фабрику обнала 

​​​​Уголовное дело борца с коррупцией Кирилла Черкалина, который «наборолся» на два КАМАЗа с деньгами, заставляет задуматься о реформе системы банковского надзора ФСБ.

Много ли мы припомним случаев, когда «банкир в штатском» обнаружил признаки разграбления банка, вовремя заколотил в рынду и спас деньги вкладчиков?
Нет!
А вот противоположных ситуаций — более чем достаточно.
Эти люди организуют и защищают то, с чем должны бороться.

Сомневаетесь?

Давайте разберем экстремальный случай, которым является Россельхозбанк.

Напомним, что в 2011 году полумертвого гиганта передали сыну руководителя ФСБ — Дмитрию Патрушеву.
Он получил Орден Почета за кредитование колхозников и премию «Банкир года» за превращение РСХБ в гальванизированный труп на бюджетном допинге.

О том, что размер кредитного портфеля Россельхозбанка критично превысил величину его капитала знают все, споры лишь о масштабах «пробоины».

В 2018 году эксперты «Новой газеты» оценили её в диапазоне от 700 миллиардов до 1 триллиона рублей.

За 8 лет правления Патрушева банк докапитализирован нашими налогами на 300 млрд. руб.

Вместо конструктивного обсуждения и устранения причин катастрофы — сведения о проблемных займах РСХБ были стыдливо засекречены Управлением «К» СЭБ ФСБ, которое отвечает за контрразведывательное сопровождение кредитно-финансовой сферы.

Почему?

Очень просто — этой структурой руководил бывший начальник Черкалина – Виктор Воронин.
Последнее время он работал у Владимира Когана, после недавней смерти которого спешно уехал лечиться в Израиль с билетом в один конец.

Ну а пока Черкалин молится в камере, а Воронин на комфортном расстоянии грустит по березкам Отечества, мы подведем итоги работы их протеже – Андрея Барабанова, прикомандированного сотрудника ФСБ при РСХБ.

Обнальная площадка Барабанова под прикрытием Черкалина

Центральный банк устроил частным банкам Варфоломеевскую ночь: гайки затянуты туго, поэтому выжившие банкиры повсеместно вводят заградительные ставки на снятие наличных.

На этом фоне РСХБ выглядит поразительным исключением и на радость обнальщиков долго сохранял нулевую ставку обнала.

Секрет прост — Управление «К» СЭБ ФСБ курирует ЦБ и Черкалину удавалось сохранить для РСХБ это конкурентное преимущество, которое превратило колхозный банк всея Руси в канализацию для слива бюджетных денег.

Основная роль Барабанова — вахтер на обнальной трубе, чтобы ей не злоупотребляли «внесистемные» обнальщики, от которых в черкалинских КАМАЗах прибавки нет, а шум и риски — есть.

Эта примитивная схема соответствует правилу бритвы Оккама и исчерпывающе объясняет как стабильно печальный итог работы РСХБ, так и склонность РСХБ к кредитованию криминалитета.

Кредитно-колхозная деятельность РСХБ – это, по большому счету, операция прикрытия его основной функции – обналичивания бюджетных субсидий.
С одной стороны завозят на броневике бюджетные деньги, с другой вывозят КАМАЗы с деньгами.

Идеальный бизнес с полезным побочным эффектом – часть денег оседает у колхозников.

Погуляйте по открытой базе Арбитражного суда и посмотрите на банкротные дела, в которых участвует РСХБ.

Вы увидите, что в большинстве случаев проблемы с кредитами являются прямым следствием нежелания пользоваться Google.

Барабановские офисные контрразведчики упорно игнорируют общедоступную информацию, говорящую о том, что РСХБ опять «кинут».

Поэтому сплошь и рядом кредиты выдаются людям, у которых разве что на визитке не написано «мошенник», а в Google то написано точно.

То есть, спецы СБ либо вообще не ведут проверку контрагентов, либо в доле от коррупционных схем по выдаче и обналичиванию невозвратных кредитов.

Практика общения с некоторыми прикомандированными сотрудниками позволяет предположить, что часть из них добросовестные возрастные болваны, оказавшиеся в банке за туманные боевые и кабинетные заслуги, поэтому далекие от богопротивного интернета.

Однако остальные хорошо понимают, что заниматься обналом с порядочной публикой – проблемно, поэтому и работают с криминалитетом и мошенниками.

Ведь КАМАЗы с деньгами не пахнут.

Барабанов на шее РСХБ
Рассмотрим эпичный эпизод с обанкротившимся заёмщиком РСХБ — ООО «Агрокомплекс Кущевский».
Учредителем является фигурант ряда уголовных дел Федор Стрельцов, деловой партнер членов Кущевской ОПГ.
Стрельцов был учредителем и руководителем агрохолдинга «Кубань Агро».

Директором в одном из девяти предприятий холдинга — ООО «СК «Север Кубани» был Андрей Цеповяз, а одним из совладельцев — Вячеслав Цеповяз.

В предприятиях холдинга «Кубань Агро» свои доли имели доли Сергей Цапок и Виталий Иванов.

Фамилии яркие, вся страна их знает как убийц, но дело не в этом.
Понятно, что если в Краснодарском крае не давать деньги крупным землевладельцам с криминальным бэкграундом, то может оказаться, что их и давать то некому.

Дело в другом — Цапки, Цеповязы и иже с ними — заёмщики так себе: РСХБ потеряло на кредитовании Кущевской ОПГ порядка 7 млрд. рублей.

И речь даже не про имиджевый урон от сотрудничества с нелюдями, нет.

Мысль о том, что не стоит дважды наступать на кущевские грабли — в голову барабановским подчинённым не пришла и вместо взыскания долгов подельнику Цеповяза и Цапка выдали новые невозвратные кредиты.

Итог длинной истории – Стрельцов бежал из России, оставив после себя уголовные дела и долги.

Широко открыт вопрос относительно Дагестанского филиала РСХБ, который два десятка лет возглавлял размашистый мошенник Гитиномагомед Гаджимагомедов, по кличке Велюр.

Ещё в 2010 году полпред Президента в СКФО Хлопонин заявил: «Хуже территории, чем Дагестан, по Россельхозбанку не существует. Эта структура непонятно чем занималась: наличку выдавала — и все, хотя он создавался для других целей».

То есть, даже на уровне официоза никаких секретов не было ещё в 2010 году, однако при всесильном Барабанове у Велюра остались полномочия по выдаче кредитов, а ставка за снятие наличных в РСХБ долгое время была равна 0%.

Заявление Хлопонина породило скандал, РСХБ заявило, что Гаджимагомедова не сдаст.

В 2019 году сюрприз, сюрприз — Велюр бежал в Арабские Эмираты, оставив после себя дыру в 30 миллиардов.

Оказалось, что Хлопонин был прав: топ-менеджер РСХБ тесно работал с Гимринской ОПГ, которая автобусами свозила с гор заёмщиков-номиналов, на которых мелкими траншами выдавались колоссальные суммы.

Деньги делились между террористами, Велюром и некими третьими лицами, которые должны были присматривать за тревожным филиалом РСХБ.

Вся эта дичь продолжалось годами — и закончилась лишь ввиду федеральной зачистки дагестанской вольницы.

Отдельного внимания заслуживают поездки Барабанова в Дагестан и Северную Осетию.

Барабанов занимался прекращением уголовных дел в отношении регпредставителей, которых подозревали в мошенничестве, обналичивании и вымогательстве.
Его поведение в отношении Велюра разительно отличается от отношения к уничтоженному Барабановым Свердловскому филиалу.

На пике очередного противостояния в 2016 году филиалу было перекрыто финансирование, что привело к срыву посевной в регионе.

Спрашивается – почему с 2011 года столь смелых действий не было предпринято в отношении Велюра?

И зачем нужно такое СБ, которое имея на руках печальную отчетность филиала и сигнальную информацию о сотрудничестве Велюра с террористами – ждёт 8 лет, пока Велюр не сбегает в Арабские Эмираты, оставив после себя лишь фазенду и коллекцию огнестрела?

Избиение банковских хомячков

Маразм банковского чекизма ярко проявился во внутренней жизни РСХБ, которая подобна непрерывному сеансу БДСМ.

Безумные регламенты, вахтеры на каждом шагу, атмосфера бессмысленной секретности, слежка и поток уголовных дел в отношении сотрудников банка.

Казалось бы – сделайте прозрачную систему мотивации и дайте сотрудникам легально заработать на качественных кредитах, тогда не нужно будет заниматься бесконечной и бесперспективной ловлей.

Но тут срабатывает профессиональная деформация: ведь для чекиста в приоритете ловля ведьм, а не выдача кредитов.

А ловить и сажать проще всего своих же сотрудников, чем мошенников.

Деятельность клерка тщательно документируется в силу специфики банковской деятельности, и следить за ним проще.

Все это позволяет СБ «закрыть» ситуацию с невозвратом кредита назначением виновных из офисных хомячков.

Благо, что большая часть сотрудников Барабанова – выходцы из инспекции по кадрам ФСБ.
Их подловатый маневр хорошо описал Александр Парамонов, бывший руководитель Свердловского филиала: «Мне стали поступать сигналы от клиентов, которые рассказывали о беседах в правоохранительных органах с участием представителей службы безопасности банка. Клиентам «объясняли» что меня якобы подозревают во взятках, и спрашивали — не сталкивались ли они с подобными фактами. После отрицательного ответа клиентам предлагали попробовать». 
Znak.com 02.12.2016 «Дмитрий Патрушев может попасть “под раздачу” своих “безопасников”»:
«Известный уральский банкир Александр Парамонов исчез из поля зрения общественности два года назад, после увольнения с поста главы филиала «Россельхозбанка»,….
Уход Парамонова сопровождался информацией о возбуждении управлением ФСБ уголовного дела по факту выдачи филиалом банка заведомо невозвратных кредитов.
Стали муссироваться предположения, нет ли каких-то закономерностей и в предыдущих увольнениях банкира, возглавлявшего в Екатеринбурге сначала филиал «Альфа-банка», потом филиал ВТБ.
Таинственности добавляла пикантная подробность о том, что до прихода в финансовую сферу Александр Парамонов более десяти лет проработал в свердловском управлении КГБ.
После длительного молчания банкир в интервью Znak.com изложил свою версию скандальных событий и рассказал о причинах, которые, по его мнению, привели к появлению в «Россельхозбанке» многомиллиардной дыры в балансе…  

Александр Владимирович, в середине ноября прошла информация об обысках у вас дома. Нам ее подтвердить не удалось, но часто правоохранительные органы умалчивают о подобных действиях. Хотелось бы спросить у вас – правда ли это и если да, то с чем связано?

— Вот откуда у вас эта информация про обыски? Уже два года вокруг моей фамилии, работы в «Россельхозбанке» и возбужденного уголовного дела много домыслов и необъективных сведений.

— Расскажите про это дело. Сообщалось, что оно возбуждено УФСБ по статье 201 УК РФ за выдачу заведомо невозвратного кредита на 250 млн рублей.

— Речь, вероятно, идет о бесфигурантном уголовном деле, возбужденном 25 декабря 2014 года «по фактам злоупотреблений неустановленных лиц». С тех пор я был всего три раза допрошен в качестве свидетеля. Никаких иных следственных действий в отношении меня не проводилось. В декабре 2015 года вышло постановление УФСБ о прекращении уголовного дела и об отказе в возбуждении дела непосредственно в отношении меня с формулировкой «за отсутствием в деянии состава преступления». Это решение было обжаловано банком, после чего дело передали в ГСУ ГУВД, которое окончательно его закрыло с точно такой же формулировкой в июле 2016 года. Я не проходил ни фигурантом, ни подозреваемым по этому делу. Что такое 201-я статья? Когда обвинение вытекает из свидетельских показаний. Чтобы подтвердить или опровергнуть обвинение, следствию надо было допросить большое количество людей. 

Александр Парамонов

 

— Поэтому оно расследовалось так долго? 

— Я думаю, что следствию все было ясно давно, уже через полгода после возбуждения дела или даже раньше. Но, к сожалению, маниакальное упорство службы безопасности «Россельхозбанка» не позволило этому делу прекратиться в корректные сроки. 

— Заявление было от службы безопасности банка? 

— Изначально оно было подписано начальником службы безопасности банка, заместителем председателя правления «Россельхозбанка» Андреем Барабановым. Насколько мне известно, Андрей Барабанов — действующий сотрудник инспекции по кадрам ФСБ, прикомандированный к банку. Я расцениваю это заявление как заведомо ложный донос. 

— Кому был выдан кредит на 250 млн рублей и был ли он возвращен банку?

Это был самый обычный кредит и самый обычный заемщик – торговый дом «Д.А», который еще до «Россельхозбанка» был заемщиком с положительной кредитной историей, получавшим кредиты в Сбербанке, банке «Зенит» и других. Компания работала на рынке более 10 лет, у нее была сеть магазинов обуви экономкласса. Обувь привозилась в основном из Китая, растаможивалась и продавалась. ФСБ потом проводило независимую судебную кредитно-финансовую экспертизу, в которой исследовалось экономическое состояние заемщика перед кредитованием и позднее — на момент пролонгации кредита. Было сделано заключение, что все действия сотрудников филиала соответствовали инструкциям и здравому смыслу, никаких нарушений не было. Получилось так, что рынок просел, возникли проблемы у оптовых поставщиков обуви, у которых и зависла часть кредитных денег. С этого все и началось. Потом, чтобы спасти ситуацию, руководство «Д.А.» начало выводить средства со счетов. У банка был залог, но, как оказалось впоследствии, товар был заложен еще одному банку, а потом и вовсе продан третьим лицам. Сейчас, насколько мне известно, это дело выделено ГУВД в отдельное производство. Кстати, заявление о его возбуждении было инициировано мной.

— Почему же тогда глава службы безопасности написал заявление о злоупотреблениях?

— Вы знаете, что у меня богатый опыт работы в банковской сфере. С 1994 года я руководил кредитными организациями, в том числе филиалами таких крупных известных банков, как «Альфа-банк», ВТБ. Но того, с чем я столкнулся в «Россельхозбанке», не было нигде. С 2011 года, вскоре после моего прихода из ВТБ (возглавлял Уральский филиал – ред.), в «Россельхозбанке» коренным образом поменялась служба безопасности. К руководству этим подразделением пришел человек без опыта работы в банковской сфере, уже упомянутый выше Андрей Барабанов. Это человек, по роду своей основной деятельности в ФСБ заточенный на вскрытие внутренних измен и нарушений. Он сформировал себе команду, в основном состоящую из бывших сотрудников служб собственной безопасности силовых структур. Основой работы этой команды в «Россельхозбанке» стала «охота на ведьм» в банке. Вся работа была сконцентрирована на выявление внутренних врагов, начались постоянные внутренние служебные расследования. Одно дело – проводить такие проверки конструктивно, а другое дело – выявлять нарушения, которых не было, пытаться нагнетать обстановку и создавать условия всеобщей подозрительности. Это не могло не затронуть и наш филиал, причем в еще более изощренной форме. Мне стали поступать сигналы от клиентов, которые рассказывали о беседах в правоохранительных органах с участием представителей службы безопасности банка. Клиентам «объясняли», что меня якобы подозревают во взятках, и спрашивали, не сталкивались ли они с подобными фактами. После отрицательного ответа клиентам предлагали попробовать.

— Спровоцировать вас на взятку?

— Видимо, да. Ну, у людей такой метод. Как они объясняли клиентам – пытались проверить. 

— Какова была ваша реакция на эти сообщения? 

— Я писал докладные на первое лицо банка (председателя правления Дмитрия Патрушева – ред.). Но в итоге эти бумаги направлялись в службу безопасности, сотрудники которой в разговоре со мной опровергали подобные встречи с клиентами, обвиняя их во лжи. Ели бы один человек мне это рассказал, то ладно. Но когда несколько… Дальше работать в таких условиях было просто невозможно. Тогда я и принял твердое решение уйти из «Россельхозбанка». В конце октября 2014 года меня с моими заместителями вызвали в Москву в Центральный офис на совещание, где Андрей Барабанов объявил нас чуть ли не врагами народа, связанными со всеми разведками мира. С этим я согласиться уже не мог и написал заявление об увольнении, которое 7 ноября было подписано. А 25 декабря УФСБ по заявлению Барабанова возбудило уголовное дело…».

Показателен эпизод с главой ярославского филиала Россельхозбанка Андреем Лебедевым, которому предъявлено обвинение о хищении 350 миллионов рублей.

В 2010-2011 годах Андрей Лебедев незаконно распорядился выдать кредиты двум организациям на сумму более 350 млн. рублей, причинив ущерб банку.

Защита смогла доказать, что при ведении дела были допущены нарушения уголовно-процессуального законодательства.

Дело отправили на доследование, а Андрея Лебедева отпустили прямо из зала суда.
В дальнейшем суд признал Лебедева виновным и приговорил к трем годам условно, однако он попал под амнистию к 70-летию Победы.
При этом, Лебедеву переквалифицировали обвинение с ч. 2 ст. 201 УК РФ на ч. 1 той же статьи.

Нанесенный РСХБ ущерб не компенсирован, неужто его просто так отпустили на свободу?

Хороша «рекурсивная» история смоленского филиала РСХБ, которая показывает неэффективность барабановской борьбы с собственными сотрудниками: глава филиала Тимур Кучер причинил ущерб банку в 370 млн. рублей — это сумма, подтверждённая в рамках уголовного дела.

Общий ущерб оценивается примерно в 1 млрд.

Расследование деятельности Тимура Кучера перетекло в уголовное дело его преемника Андрея Карнейчика, который получил 300 тысяч рублей за пролонгацию кредита.

Предшественник Кучера, Анатолий Данилов, был наказан условным сроком за хищение 500 млн. рублей.

По всей видимости, место главы смоленского филиала проклято и никого из мошенников СБ не остановила.

Более того, все уголовники — «однокресельники» выйдут на свободу людьми богатыми: ни в одном из случаев нанесённый ущерб не компенсирован.

В Тюменской области кадровая служба и СБ РСХБ показали высокий класс игры и подобрали уволенного из Сбербанка после внутренней проверки руководителя Новоуренгойского отделения Сергея Кравченко.

Вскоре он и тут получил взятку, был пойман и схлопотал уголовное дело.
Кейс закрыт, вопрос лишь к СБ и кадровой службе РСХБ – а зачем было принимать на работу вороватую хромую утку?
Чтобы поймать за руку?

Или, может, стоило сделать звонок коллегам из Сбербанка?

Таких эпизодов – множество, но никто не ставит вопрос о том, чтобы прекратить эту игру в кошки-мышки и заняться основной деятельностью банка.

Получается «мышкам» дают возможность утащить и принять на себя уголовную ответственность за содеянное.
Им создают условия, в которых заработать легально – невозможно, а вот украсть запросто.
Сколько потом вороватые банковские «мышки» отдают барабановским кошкам?
Судя по отчетности РСХБ – в этом и состоит основная деятельность РСХБ.

Мышки добро тащат, барабановские кошки их ловят, но отобранное обратно в амбар не несут.

Внешний фронт Барабанова

Логично предположить, что СБ банка должна выполнять три основных задачи – не позволять выдачу кредитов мошенникам, следить, чтобы не украли выданный кредит и взыскивать с недобросовестных заёмщиков.

Как с этим обстоит у Андрея Барабанова?

Анализ проблемных кредитов РСХБ на сумму 500 млрд. руб. показал, что в большинстве случаев взыскания долгов практически не происходит, и урегулирование заканчивается уголовным преследованием штатных козлов отпущения.

В то время как мошенники остаются безнаказанными, а судьба расхищенных кредитов РСХБ — неизвестной.

За примерами далеко ходить не нужно.
Возьмём эпизод с Агрохолдингом «Маяк» (Краснодарский край).

Фигурантам расследования инкриминируются 63 эпизода мошенничества с причинением ущерба РСХБ на общую сумму 13,5 млрд. рублей.

Бывший директор краевого филиала Николай Дьяченко и его пособники — первый заместитель Ирина Елисеева, учредитель «АПК «Маяк» Андрей Богданов и гендиректор Ирина Окопная — создали схему — «пирамиду»: вновь выданный кредит шел на погашение старой задолженности других предприятий, за счет чего филиал банка скрывал просроченную задолженность и отчитывался о высоких показателях роста кредитного портфеля.

В ходе следствия ОАО «Россельхозбанк» было признано потерпевшим, кредитным учреждением был заявлен гражданский иск к обвиняемым на сумму 2,2 млрд. рублей.

В дальнейшем, следователь усмотрел в действиях Окопной менее тяжкий уголовный состав — незаконное получение кредита (ч. 1 ст. 176 УК РФ) и прекратил уголовное дело по сроку давности.

Взыскание с виновных лиц нанесенного банку ущерба не произведено.

Эпизод с ЗАО «СВ-Поволжское»: объем признанных судом требований РСХБ к владельцу компании Алексею Гриншпуну составлял 2,5 млрд. рублей.

Возбуждены уголовные дела, вынесен приговор, но нанесенный банку ущерб не возмещен.

Гриншпун имеет ровный загар, хороший аппетит, яхту и стабильный загадочный доход, но СБ РСХБ это никак не смущает – долг списан.

Эпизод с ЗАО «Агросоль»: в 2011–2012 годах предприятие получило по четырем кредитным договорам 365 млн. руб.

Руководитель компании Олег Ковалев передал в банк липовую отчетность компании, получил и растратил кредит.
Уголовное дело также возбуждено в отношении руководителя пермского филиала РСХБ Якова Демина.
Изначально СУ СКР по Пермскому краю предъявило обвинение Ковалеву по ст. 159.1 УК РФ (мошенничество в сфере кредитования).

Но затем его действия переквалифицировали на незаконное получение кредита (ст. 176 УК РФ), после чего уголовное дело прекратили по амнистии.

Ущерб не возмещен.

Таких историй множество.

СМИ неоднократно попрекали ими РСХБ и лично Барабанова, но воз и ныне там.
В целом можно сказать, что либо СБ РСХБ не способна работать и взыскивать украденное, либо в доле с мошенниками.

Оба варианта – хуже.

Тогда зачем нужны все эти служивые люди, если максимум на что они способны – это погромы банковских хомячков?

Коррупционная вертикаль «антикоррупционеров»  

Трудно сказать, как развернется дальнейшая ситуация в подковерной битве кабинетных бульдогов.

И дело не в ближнем круге Черкалина, силами которых он наполнял КАМАЗы пачками из Дагестанского филиала РСХБ.
Разумно поставить вопрос о целесообразности существования системы прикомандированных сотрудников ФСБ или, как минимум, изменении принципов её работы.
Может пора оставить надзор Центробанку и заменить прикомандированных «культурологов в штатском» на андеррайтеров с Google?