Bespredel.org > Общество > Изоляция интернета в России — это как дергать тигра за усы!

Изоляция интернета в России — это как дергать тигра за усы!

В Москве на проспекте Сахарова 10 марта прошел митинг за свободу интернета, организованный Либертарианской партией.

По данным «Белого счетчика», акцию посетили 15,2 тысяч человек; по данным МВД, их было около шести с половиной тысяч.

Еще до начала акции полицейские задержали 15 человек, в том числе восемь активистов с охапками синих воздушных шариков — правоохранительные органы назвали шары «беспилотным летающим средством».

Всего были задержаны 28 участников митинга.

Акции против изоляции интернета прошли 10 марта и в других городах России.

Люди около рамок металлоискателей на проспекте Сахарова начали собираться около 13:00.

В 14 часов — время, на которое было запланировано начало митинга — в очереди на вход все еще стояли тысячи людей.

Полицейские неторопливо досматривали людей, митингующие просили их досматривать поскорее.

Справа от рамок находилась сине-белая палатка.

Через нее на площадь пропускали тех, кто пришел с плакатами — предварительно полицейские удостоверялись, что плакаты позволительные.

«Вы пришли поддержать интернет, значит, и плакаты должны быть про интернет, а не про руководство страны», — объяснил сотрудник полиции мужчине, который хотел пройти с плакатом «Путин нам врет».

Автор плаката забрал агитматериал и направился от палатки к выходу.

Восемь активистов с охапками синих воздушных шариков были отправлены в автозак, при этом шары, не влезшие в полицейский транспорт, устремились в небо.

Как написал в твиттере один из организаторов акции, член Либертарианской партии Михаил Светов, правоохранительные органы назвали шары «беспилотным летающим средством».

При этом люди с плакатами, формально не имевшими отношения к заявленной теме митинга, на площадь все-таки попадали.

Один из них, к примеру, призывал поддержать Анну Павликову и Марию Дубовик — обвиняемых по делу «Нового величия».

На другом плакате была изображена обезьяна, а надпись гласила: «Телефон — оружие пролетариата».

В центре площади стояли парень с девушкой с плакатом «Пропаганда суицида — не клипы Хаски, а законопроекты ЕР».

Из колонки, которую они держали, играла песня «Сказка» группы IC3PEAK — в конце 2018 года концерты этой группы во многих городах России были сорваны.

«Сначала я не верила, что нам реально могут отрубить интернет, — говорила корреспонденту „Медузы“ девушка с плакатом „Мы хотим свободы!“ — Поэтому даже не воспринимала это как проблему. Но я смотрю на то, до какого абсурда дошли чиновники в последнее время, и понимаю, что нужно бороться, иначе у нас тут возможно уже вообще все».

В половине третьего представители Либертарианской партии (именно ее руководители были организаторами митинга) сообщили со сцены, что начало мероприятия задерживается: очень многих участников до сих пор не пропустили через рамки.

К этому моменту вся площадь уже была заполнена людьми, а за рамками оставались еще несколько тысяч человек.

В 14:40 на импровизированную сцену вышел Владимир Осенин из Либертарианской партии.

«В интернете говорят правду, но власти хотят заткнуть всем рты. — говорил Осенин. — Мы пришли сказать: руки прочь от интернета!».

Люди поддержали его, трижды проскандировав за ним последнюю фразу.

Следом за Осениным выступал его коллега по партии Сергей Бойко.

Он пересказал со сцены разговор двух полицейских, который, по его словам, услышал, пока шел на митинг: полицейские беседовали о том, что им «вообще не нужен этот Вайбер и Телеграм».

— А вы можете прожить без Телеграм и Фейсбука? — спрашивал у собравшихся Бойко.

 Нет, — отвечали ему.

 Для вас ценно в мгновение ока перевести деньги в другой конец мира?

— Да!

Бойко вспомнил времена, когда «мы уже жили при железном занавесе»: интернета в помине не было, общались через газеты, листовки, телевизор; все было под контролем.

«Благодаря свободному интернету, появились мы — свободные люди, — с гордостью говорил Бойко. — Благодаря общению в интернете и информации, которая была там доступна, мы получили 2011-2012 год».

По мнению выступающего, с тех пор ситуация стала значительно хуже: «ВКонтакте» превратился в «машину для изготовления приговоров за мемы», появился пакет Яровой, а теперь власти готовятся оградить российский интернет Великой стеной и «штрафовать людей за оскорбления».

— Остановят ли нас штрафы? — спрашивал Бойко.

— Нет!

— Остановят ли нас аресты?

— Нет! Мы не боимся, — скандировали в ответ люди.

Сергея Бойко из Либертарианской партии на сцене сменил другой Сергей Бойко — из Новосибирска.

Он рассказал, что был директором филиала крупной телекоммуникационной фирмы, а в прошлом году «отсидел за твит».

«У вас в Москве хорошо: четыре часа и у тебя хороший сыр и хороший интернет, — говорил Бойко. — Но подумайте о людях из глубинки: сыра у них и не было, но если отберут интернет, останется что? Только боярышник!».

Следом выступал главный редактор интернет-издания «Медиазона» Сергей Смирнов.

Он объявил, что у власти сейчас находятся люди из 1970-х годов, воспитанные во времена холодной войны.

«Они искренне считают, что интернет придумали там, чтобы захватить мир, — говорил Смирнов. — Но у людей из прошлого нет шансов [справиться] с людьми из будущего».

В толпе в ответ начали скандировать «Путин вор! Россия будет свободной!»

Руководитель проекта «Роскомсвобода» Артем Козлюк сообщил, что сотрудники «Роскомсвободы» запустили «стратегическую оборону» и призывал всех присылать заявления в приемную Госдумы с требованием суверенизации рунета.

«Такие решения должны проходить через широкие общественные обсуждения. — заявил Козлюк. — Изоляции нет, хватит ломать рунет!».

Александр Савин из Пиратской партии сказал, что на этом митинге «собрались и левые, и правые».

«За нашей спиной находится памятник жертвам советских репрессий, — говорил активист. — Если мы не удержим свободу интернета, завтра мы сами станем ими [жертвами репрессий]. Мы не хотим жить в цифровой тюрьме».

Одним из самых эмоциональных стало выступление члена Либертарианской партии Михаила Светова.

Он обрушился на сенатора Андрея Клишаса — автора законопроекта об изоляции интернета — объявив его русофобом и преступником.

«Они не просто ломают интернет, они ломают нашу жизнь, — кричал, срывая голос, Светов. — Клишас ненавидит русских и Россию. Андрей Клишас русофоб!».

— Клишас — русофоб! — скандировала вслед за ним толпа.

Организаторы митинга сообщили, что приглашали еще «четырех известных блогеров», но те испугались и не пришли.

В качестве музыкального гостя на митинге выступила группа IC3PEAK — музыканты исполнили песню «Смерти больше нет».

В завершение на сцену снова поднялся Владимир Осенин.

«Я хочу, чтобы у вас после этого митинга не осталось чувства выполненного долга. — сказал он. — Мы еще ничего не добились. Нашей жизни угрожает реальная опасность. Учитесь ненавидеть. У России нет другого выхода, кроме нашей ненависти».

 Руки прочь от интернета! — скандировали люди, постепенно покидая площадь.

В 15:55 полицейские начали теснить оставшихся, выдавливая их в сторону метро.

THE INSIDER 07.03.2019 «Красная кнопка интернета: на пороге антиутопии общество переходит к «Цифровой обороне»»:

«В марте Госдума готовится принять поправки и провести второе чтение законопроекта об «обеспечении безопасного и устойчивого функционирования Интернета» в России.

«Россия создает красную кнопку отключения интернета! Изоляция Рунета всё ближе! Отечественные власти решили построить суверенную Сеть…»

Можно придумать ещё множество красивых словесных оборотов, чтобы описать суть законопроекта сенаторов Клишаса и Боковой, а также примкнувшего к ним депутата Лугового, но его посылы и нормы сконцентрировать до 5–7 слов не получится.

Слишком своеобразный получился текст, чтобы перевести его с бюрократического на русский язык.

Мало кто верит, что законопроекты пишут сами депутаты или даже их помощники.

Слушая их выступления в Госдуме или в СМИ, становится ясно, что их техническая компетенция такая низкая, что они сами не смогут запомнить и объяснить, что имеют в виду, пытаясь регулировать IT-сектор, онлайн-пространства и цифровые медиа.

В этом плане весьма показательно интервью «Фонтанке» соавтора проекта о суверенизации Рунета — Андрея Лугового, который, защищая свою законодательную мысль, на голубом глазу рассказывает нам про «девятизначные пароли» каждого российского сайта на американских и европейских серверах и какие неудобства приносит это российским пользователям.

Уровень налицо.

Их главная цель — определить врагов России в киберпространстве, подобно бабушкам у подъезда, охраняющим двор от мифических «проституток и наркоманов» в лице экстремистов, оппозиционеров и американцев.

С бабушек спрос небольшой — надо же им как-то социализироваться на своей скамейке.

А вот на федеральных законотворцах вроде бы серьезная ответственность.

Но всё превратилось в депутатский фарс с лоббированием интересов аффилированных с государством компаний, которые готовы строить бизнес «на крови» правоприменения.

Порой кажется, что тексты законов специально написаны так безграмотно, чтобы исключить возможность единого толкования и перевести их исполнение в ручной режим, даже не подразумевая достижения заявленных целей, но открывая возможность чиновникам отчитываться об их «эффективной борьбе» и запугивать граждан, а также для того, чтобы навязывать отраслевому бизнесу оборудование, закупаемое через дружественные организации.

Законопроект «о суверенизации Рунета» следует тренду, возникшему ещё в 2012 году с законом «о черных списках сайтов», продолжившемуся «пакетом Яровой» и прочими нормами контроля коммуникаций.

После внедрения широкой онлайн-цензуры и слежки за гражданами пора, мол, переходить к контролю инфраструктуры: точек обмена трафиком, трансграничных переходов, навязыванию операторам связи оборудования по фильтрации битов и байтов путем глубокого анализа пакетов (DPI).

Роскомнадзору даются полномочия уже не только по ограничению оборота информации, но и по маршрутизации интернет-трафика.

Как было сказано на совещании в профильном Комитете Госдумы, чиновники надзорного ведомства будут это делать «путём устных распоряжений».

Интернет-трафик будет теперь приходить к вам не оптимальным маршрутом, а по каналам, указанным чиновниками, замедляясь и качественно ухудшаясь.

Вместо заявленного «повышения надежности и устойчивости Сети» получится противоположное: деградация и удорожание.

Да, при обсуждении в верхах экономический фактор — самое важное.

Никто не слушает аргументов общественников и правозащитников о риске массовых нарушений конституционных прав граждан.

Право на свободу слова и доступ к информации?

Запрет цензуры?

Защита тайны связи?

Не смешите, это несерьезно.

Зато вопрос, откуда брать, как потратить деньги — довольно чувствителен.

Даже у Правительства возникли вопросы: в финансово-экономическом обосновании законопроекта не определены источники и порядок исполнения новых расходных обязательств.

Где брать деньги?

Клишасу приходится признать, что бюджетных денег потребуется порядка 20 млрд рублей.

Но и это, по мнению операторов и экспертов, не максимальная сумма.

К примеру, в отзыве рабочей группы «Связь и ИТ» Экспертного совета при Правительстве РФ говорится, что только единомоментные затраты на исследовательские и опытно-конструкторские работы, на реестр точек обмена трафика, расширение структур Роскомнадзора и проведение учений потребуют 25 млрд рублей.

А за год эта сумма возрастет до 134 млрд рублей, т. е. до 10% от общего объема отраслевого рынка связи.

Откуда взять эти деньги, авторы законопроекта не говорят, туманно ссылаясь на нацпроект «Цифровая экономика» и заложенные в него средства.

В итоге цифровая экономика вместо заявляемого стимулирования онлайн-бизнеса и современных коммуникаций обременяет сектор регулированием и контролем.

Операторы связи, основываясь на печальном опыте СОРМ (системы оперативно-розыскных мероприятий), опасаются, что государство переложит затраты по «суверенизации Рунета» на них.

В итоге интернет-провайдеры перенесут расходы на плечи пользователей, увеличив абонентскую плату.

Уйдут в прошлое безлимитные тарифы, обрежется скорость канала и так далее.

Гражданин расплатится за «суверенизацию Рунета» дважды — из налогов и за счет повышения тарифов цифровых услуг.

Еще один риск — монополизация рынка операторских услуг связи: средние и мелкие провайдеры просто не смогут встроиться в новую модель, и им придется продавать бизнес более крупным игрокам, которых опекает государство.

Трансграничные переходы интернет-трафика тоже, скорее всего, монополизируются государством.

Сейчас доступ к ним имеют не менее десяти, а по некоторым оценкам, до 20–30 операторов связи.

И это, конечно, облегчит изоляцию Рунета от Всемирной сети, если вдруг на то будет политическая воля.

Это произойдет не сразу, может быть, на это уйдет не один год.

Но сам сценарий закономерно вытекает из предлагаемых норм.

В России всегда есть надежда, что лихие замыслы разобьются о желание распилить и положить в карман.

Последняя надежда на коррупцию — это печально, но в такой действительности мы живём. 

Многих интересует, смогут ли теперь чиновники эффективно заблокировать Telegram, а если нужно — Facebook, Google, Twitter и далее по списку?

Однозначного ответа нет.

Высока вероятность, что ко второму чтению будут внесены поправки (на этом настаивают в том числе сами депутаты Госдумы, многие из которых голосовали против), которые смягчат и более чётко пропишут нормы законопроекта.

Но, на мой взгляд, эффективно заблокировать тот сервис, владелец которого готов технически противостоять госцензуре — невозможно.

Ну или чтобы его заблокировать, надо отрезать себя от Всемирной сети.

Вероятность таких государственных шатдаунов явно не равна нулю.

Надеюсь, чиновники всё-таки оценят риски и для себя и для всей страны: прощай цифровая экономика, удобные сервисы, инвестиционная привлекательность.

Но с другой стороны, что всё это значит по сравнению с импульсивным желанием от страха перемен нажать «красную кнопку».

Так что же со всем этим делать? 

На фоне медийной реакции и отраслевой критики, активизируется общество.

Разные инициативные группы пытаются в рамках возможного помешать негативному развитию событий.

Во-первых, появились сразу несколько народных петиций:

«Против изоляции российского интернета», «Остановить принятие законопроекта об изоляции российского интернета» и «Досрочно прекратить полномочия члена Совета Федерации Клишаса А.А.», под которыми поставили свою подпись уже несколько десятков тысяч человек.

Во-вторых, «РосКомСвободой» 1 марта была запущена общественная кампания «Цифровая оборона», в рамках которой мы предлагаем объединить усилия пользователей, общественных организаций, интернет- и медиакомпаний и начать массово выступать в защиту своих онлайн-прав.

В качестве первого шага — выступить против построения суверенного изолированного Рунета и каждому написать заявление в электронную приёмную Госдумы (примеры текстов обращений приведены).

Чем массовей это будет, тем выше вероятность, что это не останется незамеченным.

Да, это не панацея, но чтобы обозначить проблему, надо заявить о ней.

Молчание лишь стимулирует чиновников к новому наступлению на права и свободы.

Любая реакция от гослиц будет показательна, и следующие шаги общественной кампании можно будет выстраивать, опираясь на это.

В планах — массовые суды в регионах в отношении неправомерных действий госорганов при реализации законов по регулированию интернета.

Есть успешные примеры победы интернет-провайдера в споре с Роскомнадзором или разблокировки интернет-ресурса его владельцем через суд, и надо эту практику расширять.

В-третьих, на 10 марта в Москве запланирован митинг против изоляции российского интернета.

Он организован Либертарианской партией России и уже согласован со столичной мэрией. 

Не факт, что всё это предотвратит принятие нового закона и другие регрессивные шаги.

Но не строить гражданское общество, отстаивающее свои права, а грустно смотреть на всё со стороны, — это значит поощрять государство к всё большим ограничением в разных сферах.

Мне кажется, никто бы не хотел оказаться в мире антиутопии. Но мы уже стоим на его пороге.

Артём Козлюк — руководитель общественной организации «РосКомСвобода», сооснователь «Центра цифровых прав»»