Bespredel.org > Журналистские расследования > Подальше из России!

Подальше из России!

Два года назад в Петербурге разгорелся громкий скандал.

Весной 2017 года по подозрению в педофилии арестовали руководство школы №565 и Центра содействия семейному воспитанию Кировского района.

Почему директора школы отпустили из-под стражи, как запугивали бывших детдомовцев и по каким причинам многие потерпевшие отказались сотрудничать со следствием?

Мы связались с одним из потерпевших по делу, бывшим детдомовцем, 28-летним Яковым Яблочником.

Его история легла в основу уголовного дела.

СвободнаяПресса 26.04.2019 «Заслуженные педагоги годами насиловали сирот»:

«Сразу пятеро сотрудников Центра содействия семейному воспитанию № 8 арестованы в Петербурге.

Среди них — директор этого сиротского учреждения и его заместитель.

Вечером минувшего вторника суд Кировского района города принял решение об их аресте с формулировкой «насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении лица, заведомо не достигшего 14-летнего возраста»…

…По версии следствия, названы имена, как подозреваемых в педофилии, так и одного из тех, кто пострадал от них.

Собственно, именно пострадавший, ныне 26-летний Яков Яблочник, и решился публично рассказать обо всем случившимся сначала с ним, а затем и с некоторыми другими воспитанниками «семейного центра».

К слову, довольно тихого и благополучного, как казалось со стороны, заведения на улице Ивана Черных в Кировском районе города, у станции метро «Нарвская».

Практически центр города!

Делит он помещения в большом здании с 565-й школой для детей с проблемами развития.

Несколько лет назад здание капитально отремонтировали.

В просторном дворе появилась шикарная (иные общеобразовательные школы и мечтать не смеют!) спортивная площадка.

Яков Яблочник — сирота.

Ему на выходные и праздники ехать было некуда и не к кому, в отличие от учащихся 565-й.

Слыл он среди ровесников, как сам сейчас признается, тихоней, был замкнут.

Возможно, это и стало первопричиной того, что оказался жертвой насилия.

Пока не понятно — первой ли в этом детдоме.

Но, похоже, что не единственной.

Ещё несколько лет назад он решился изложить всё случившееся с ним в соцсетях.

Тогда же обратился за помощью к детскому омбудсмену.

Как говорит, от него попросту отмахнулись, мол, что ж ты раньше-то молчал, теперь и не докажешь!

И только после того, как на его автобиографию, выложенную в интернете, обратил внимание известный питерский режиссер Михаил Патласов, снимающий фильмы и ставящий спектакли под общим трендом «НеПрикасаемые» (совместно с благотворительной организацией «Ночлежка», в них участвуют реальные бездомные, правонарушители т.д.), отчаянный крик Яблочника был, наконец, услышан.

— В первый раз ЭТО случилось, когда мне было 13 лет, — в туалете, — говорит Яков. — Меня подловил там воспитатель, и пригрозил карами, если не соглашусь. Потом происходило каждую неделю.

«СП»: Какими карами он грозил вам?

— Отправить в психбольницу. Ребят из Центра часто туда отправляли, кого на несколько дней, а кого и больше чем на месяц. За любую провинность, даже самую незначительную детскую шалость.

«СП»: Почему вы раньше не рассказывали о том, что происходило в казенном учреждении?

— Сначала боялся. Из психдиспансера ребята приходили заторможенные, там им делали, кажется, какие-то уколы, после которых они очень долго приходили в себя, жаловались на сильные головные боли… А потом было просто стыдно. Да и кому рассказывать? Это же целая мафия была.

«СП»: — Говорят, тот воспитатель сам воспитанник детдома?

— Да, это так. Я думаю, может, с ним в детстве поступали так же, и он решил, что «так и нужно»?

О воспитателе Кирилле Покалюке известно, что это он стал вдохновителем и куратором социальной гостиницы «Мечта», где, после окончания школы, селились некоторые сироты.

С этой «Мечтой», надо отдать ему должное, «куратор» дошел до Смольного.

Инициативу мужчины там одобрили, не особо вдаваясь, как теперь понятно, в нюансы её работы.

А «закрепил» Покалюк свою «дружбу» с городской администрацией фотографией на странице в интернете: он рядом с губернатором Георгием Полтавченко.

«Значимых» фото у него немало.

Есть в обнимку с Ксенией Собчак и её мамой, тогда уже сенатором Людмилой Нарусовой.

Ну, можно ли подумать, чтобы у такого известного во властных кругах человека были черная душа и злой умысел по отношению к детворе?

Ещё один подозреваемый в педофилии, арестованный во вторник судом, Станислав Виноградов.

Значится он сейчас методистом 565-й школы, где прежде работал директором, стал заслуженным учителем РФ, отмечен был памятным знаком «За гуманизацию школы».

Его так сказать младший (по возрасту и статусу) коллега Михаил Елин в 2008 году удостоился знака «За вклад в развитие «Нарвского округа».

Регалий нет разве что у Павла Приказчикова.

Молодой рослый мужчина, после выпуска несколько лет назад из Центра № 8, остался там работать.

Признается: просто потому что некуда было иди, негде жить, не с кем общаться.

Практически никого в городе он не знал (а как же пресловутая социализация сирот, о которой так любят говорить наши чиновники?!).

Поселился в «Мечте».

Женился.

И — продолжал покрывать безобразия, которые творили с несовершеннолетними ребятами Покалюк и К°.

«Меня заставляли молчать, угрожали, говорили, что члены моей семьи не дойдут до дома», — объясняет он сейчас.

Приказчиков — единственный из арестованных, кто признал свою вину и пошел на сделку со следствием.

Многие им озвученные факты педофилии легли в основу расследования, начатого силовиками.

Начатого, как выяснилось, ещё несколько недель назад.

За сотрудниками Центра и гостиницы «Мечта» было установлено наблюдение.

Их телефоны прослушивались.

Использованы были и другие методы проверки фактов, полученных от Яблочника и Приказчикова.

В частности, проводились беседы с бывшими и нынешними воспитанниками детдома.

Опрошено более 50 человек.

Только после того, как большинство фактов подтвердились, было принято решение о задержании предполагаемых виновников всего случившегося.

Были проведены обыски.

Подробности дела пока не разглашаются. Кроме одной: если изначально предполагалось, что пострадал от педофилии один Яблочник, то сейчас речь идет как минимум о четырех ребятах.

— В настоящее время в рамках заведенного уголовного дела по ч. 3 ст. 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера) следователями совместно с сотрудниками полиции проводится ряд обысков в Центре семейного воспитания № 8 и социальной гостинице «Мечта», — рассказал Сергей Капитонов, старший помощник управления Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу. — Кроме того, проверяется информация о том, что насильственные действия были совершены в отношении нескольких воспитанников. Кировским районным судом Петербурга, по ходатайству Следственного комитета, во вторник арестованы пять подозреваемых. Среди них — заместитель директора, два выпускника, родственник сотрудника указанного детского дома, а также директор школы при детском доме».

Детдомовец, сдавший педагогов-педофилов, лишился зрения и уехал из России

— Прошла информация, что директора школы Наталью Федорову освободили, потому что истек срок давности по статье «халатность», которую вменяли женщине. Хотя она не отрицала тот факт, что знала о насилии воспитанников.

Да, все так, — начал разговор Яков Яблочник. — Наталья Федорова призналась, что с 2003 по 2017 год не раз выслушивала жалобы воспитанников об изнасилованиях. Но на суде оправдалась, что не верила детям, поскольку те состояли на учёте в психоневрологическом диспансере и могли фантазировать на сексуальные темы. Вину она признала. Но ее дело прекращено за истечением срока давности. Хотя мне странно, что по таким статьям существуют сроки давности.

— Она может вернуться на работу в школу?

В школу она не вернётся, так как все-таки была судима. Но факт ее освобождения говорит о том, что никому неинтересно защищать детей с диагнозами. Вы видели коллективное интервью коллег арестованных? Все они выступили в поддержку обвиняемых. Никто не поддержал потерпевших. На таких детей, как мы, всем наплевать.

— Ваш детский дом расформировали?

Насколько мне известно, детский дом не расформирован, он продолжает работать.

— Следствие закончилось?

В январе 2019 года дело было передано в суд.

— Вы присутствовали на заседаниях?

Конечно. Первое закрытое заседание оказалось тяжёлым, длилось 9 часов. В зале присутствовали пять обвиняемых и их адвокаты. Я держался из последних сил, давление шло приличное. Сторона обвиняемых завалила меня мерзкими и каверзными вопросам.

— Что за вопросы?

Когда я жил в детдоме, то вел дневники. С 2002 по 2008 год я записывал все, что происходило со мной. В том числе сохранились записи о насилии. На суде адвокаты обвиняемых выпытывали у меня, сколько всего было дневников, какого они были цвета, сколько дневников осталось, сколько утеряно, где сейчас эти дневники, кто их видел и так далее. Меня пытались запутать. Дальше адвокаты обвиняемых ссылались на мои искаженные интервью в СМИ, телесюжеты, искали, к чему придраться. Но разве это все имело отношение к делу?

— Никто из обвиняемых не признал вину?

Никто. Один обвиняемый и вовсе заявил на суде, что знаком со мной с 2011 года, а не с 2004, когда все происходило.

— Может, кто-то из сотрудников детского дома заступился за вас?

На допросе лишь воспитательница детского дома Екатерина Ротачёва не отрицала, что отводила меня на порносъёмки. Она же заявила, что я показывал фотографии со съёмок педагогическому коллективу школы и детского дома.

— Больше не нашлось свидетелей, которые выступили на вашей стороне?

С того момента прошло 15 лет. Кого-то найти оказалось очень сложно. Да и в таких преступлениях не может быть свидетелей. Сейчас снимается документальный фильм про эти ужасы. В нем примет участие моя тетя, которая расскажет, что лично видела мои дневники, читала содержимое, когда забирала меня домой на выходные дни из детдома. Я не стал рассказывать про нее судье. Она уже немолодая, ездить на суды в другой город ей тяжело. Фильм выйдет осенью. Надеюсь, судья его посмотрит и примет правильное решение при внесении вердикта.

— Думаете, судья не сомневается в ваших показаниях?

— Я прошёл целый комплекс экспертиз: урологических, психолого-психиатрических, специалисты из Москвы проверяли меня на полиграфе. Правда на моей стороне.

— Во время следствия на вас оказывали давление родственники, коллеги обвиняемых?

— Во время следствия давление оказывали на всех потерпевших. В мой адрес неоднократно поступали угрозы, как на телефон так и в соцсетях. В мае 2017-го со мной связался бывший воспитатель, просил отозвать обвинения. В связи с бесконечными угрозами, травлей и слежками за мной, я был вынужден покинуть Россию.

— Выходит, вы больше не станете присутствовать на судах?

— 9 февраля состоялось последнее судебное заседание с моим участием. Затем я предоставил суду билеты на самолёт, визу, пояснил что покидаю страну, в суд больше не приду. Меня освободили от присутствия на заседаниях.

— Куда вы уехали?

— 14 февраля 2019 года я покинул Россию. Уехал в Индию. Два месяца жил на Гоа. Сейчас перебрался в Дели.

— Вернетесь в Россию?

— Не планирую. 2018 год стал для меня эмоционально сложным. Бесконечные допросы и травля сказались на моем здоровье. Я практически потерял зрение. У меня случился нервный срыв. Начало судебного процесса, на котором сторона обвиняемых пыталась меня уничтожить, подтолкнуло меня к эмиграции.

— Чем вы занимаетесь в Индии?

Я полностью поменял жизнь. Вышел из всех соцсетей, избавился от телефона, оставил только электронную почту, чтобы читать письма друзей. Занимаюсь йогой, дыхательной гимнастикой, бросил курить, хожу в дацан, много читаю. Все угрозы позади. Я рад, что уехал из Питера — города, который причинил мне столько боли.

Как живут остальные потерпевшие?

— Потерпевший Олег (имена потерпевших изменены. — Авт.) находится под программой о защите свидетелей. Двое других перешли на сторону обвиняемых. Такое решение они приняли под давлением педагогов школы. Один парень вынужден был обратиться к помощи психологов. А вот еще одного пострадавшего, Ваню, сразу после допроса, в мае 2017 года, когда задержали всех подозреваемых, отправили сначала в психушку, потом в психоневрологический интернат закрытого типа. Он давал показания на бывшего заместителя директора детдома Михаил Елина, который имел большой вес в администрации Кировского района, у него сохранились высокие покровители, которым по силам замять дело в отношении него. В итоге, потерпевшего Ваню закрыли в интернате, чтобы на суде его показания сочли ничтожными. Как правило, человеку с диагнозом нет доверия.

— Потерпевших изначально был гораздо больше?

— Во время предварительного следствия, потерпевших насчитали около тридцати человек. Со всеми ребятами беседовали следователи. Но не все согласились сотрудничать. Люди испугались быть осуждённым за свои личные откровения, так как у многих есть семье, дети.

— После шумихи, к вам обращались дети из других детдомов, рассказывали свои истории?

— Со мной связались много детей из приёмных семей, а также из интернатов. Поделились личными историями падения и насилия над ними. Тогда я обратился к знакомому политологу, который эмигрировал в Израиль. Он предложил мне создать в России фонд по борьбе с педофилией. Надеюсь, все получится. Еще я хочу найти двух девочек, которых в юном возрасте отдали в другие семьи. Они уехали в Италию и Испанию. Мне не безразлична их судьба. Не исключено, что, помимо насилия и вовлечения малолетних в порноиндустрию, сотрудники нашего детдома могли заниматься продажей детей в другие страны. Хочется удостоверится в том, что я ошибаюсь.

— Какой максимальный срок грозит обвиняемым?

— Максимальные сроки для таких преступлений — до 20 лет лишения свободы. Все потерпевшие требуют самого жёсткого наказания для обидчиков. Из всей этой истории, можно сделать вывод: детский дом закрытого типа — кормушка для педофилов. Такие учреждения нужно ставить на общественный контроль и обязательно вводить в школьную программу урок «Права ребёнка», чтобы воспитанник при наступлении опасности знал, куда обращаться.