Bespredel.org > Общество > Программа «Земский доктор» сработала на уголовное дело врача-терапевта

Программа «Земский доктор» сработала на уголовное дело врача-терапевта

За сверхурочные ответишь: в Калининградской области судят женщину-терапевта

Не успел региональный Минздрав отойти от громких ноябрьских событий прошлого года, связанных с трагической гибелью новорожденного младенца в Калининградском роддоме, (об этом сообщал «МК в Калининграде») как на горизонте заполыхали новые костры.

История Марины Черемисиной, врача-терапевта Багратионовской ЦРБ, обвиняемой в мошенничестве и незаконном присвоении миллиона рублей, стала для всех настоящей неожиданностью.

По версии следствия, женщина обманным путём заполучила крупную сумму денег, предоставляемую сельским врачам по программе «Земский доктор».

В правоохранительных органах уверены, что медик умышленно нарушила условия договора, работая не в сельской больнице, а в «тёплом» кабинете районного центра.

Из Омска за деньгой

Новость о том, что в Калининградской области врача обвиняют в мошенничестве из-за участия в программе «Земский доктор» разлетелась по федеральным СМИ как горячие пирожки.

В комментариях к статьям простые граждане не перестают защищать Марию.

Они недоумевают: почему добросовестное лечение людей названо преступным деянием.

Тем более что речь о сельской местности, где профессиональные врачи на вес золота.

И ведь туда, в эту местность, не каждый отважится поехать.

Марина родилась в селе Казанка Люблинского района Омской области, информирует Russia Today.

После школы окончила мединститут, затем устроилась на работу терапевтом в Люблинской центральной районной больнице.

По словам женщины, о переезде из Сибири семья задумывалась давно, престарелым родителям из-за частых болезней требовался более мягкий климат, в семье уже росло трое детей, да и с финансами было не всё гладко.

«Здесь нам и попалась на глаза информация о программе «Земский доктор», по которой можно было переехать в другой регион России, — рассказывает Марина. — Из всех предложенных вакансий больше всего приглянулась должность врача-терапевта в Калининградской области. В Долгоруковской участковой больнице предлагали вдвое большую зарплату по сравнению с той, что я получала в Люблинской больнице, и миллион рублей в качестве субсидии. Плюс мне не надо было 20 километров до работы добираться».

На встречу с работодателем врач-терапевт приехала в самую западную область России осенью 2013 года.

Со слов Марины, главврач Багратионовской ЦРБ Наиль Халиуллин принял её радушно, упомянул о нехватке кадров и объяснил, что работать придётся в центральной районной больнице, при этом исполняя и обязанности участкового терапевта в посёлке Долгоруково.

Черемисину перспектива работы на два фронта не напугала, наши врачи привыкли ко многому.

Однако Марину заинтересовал один момент: не будет ли её работа в райцентре противоречить условиям программы господдержки.

Ответ главврача был чётким: «Всё по закону».

Вот только спустя четыре года, закон вдруг изменился…

План обогащения — пахать

С переездом на новое место жительства семья не затягивала.

Уже через месяц Марина вместе с мужем и детьми прибыла в Калининградскую область.

Затем переехали и родители.

Миллион рублей, полученный по программе ушёл на покупку трёхкомнатной квартиры в Багратионовске.

Начались рабочие будни.

В течение нескольких лет помимо пациентов, относящихся к посёлку Долгоруково, терапевт обслуживала два городских участка с населением в 3 тысячи 200 человек.

Этого количества было достаточно, чтобы приравнять работу врача к сверхурочной, так как на одну ставку полагается всего 1700 человек.

Но Марина ничего не требовала — скромность.

И желание помогать всем, кто нуждается в помощи.

В 2017 года у супругов родилась дочь, и женщина ушла в декрет, оставив на время работу.

Но счастливую идиллию в один из дней нарушил визит следователя.

По словам Марины, он практически с порога заявил, что она подозревается в мошенничестве и является членом преступной группы из двух человек, возглавляемой её бывшим начальником и главврачом Багратионовской ЦРБ Наилем Халиуллиным.

Сейчас терапевт обвиняется в том, что незаконно присвоила себе миллион рублей, полученный по программе «Земский доктор», а также 790 тысяч рублей из фонда заработной платы Багратионовской больницы и местного фонда ОМС.

Потому, оказывается, что работала не в той больнице, в которую её направляли по программе.

Примечателен тот факт, что на выявление якобы мошеннических действий, совершенных простым сельским врачом, правоохранители потратили более трёх лет.

«Это случилось летом. На тот момент моему четвёртому ребенку исполнилось два месяца, — вспоминает Марина. — В тот день в нашей квартире был обыск. Проверяли компьютер, шкафы. Полагаю, искали документы, бланки, печати, доказывающие сговор, умысел. Ничего не нашли. А в суде дело начали рассматривать только с октября прошлого года».

Впрочем, несмотря на то, что никаких документов, подтверждающих сговор с бывшим начальником, полиция не обнаружила, следствие считает вину Черемисиной доказанной.

«По словам сотрудников правоохранительных органов, в деле есть показания свидетелей о том, что врач якобы изначально не собиралась работать в участковой больнице, но хотела получить миллион рублей. Схему обогащения, согласно этим данным, женщина обсуждала с главврачом в присутствии сотрудников отдела кадров поликлиники», — пишет RT.

Обвинения в незаконном обогащении кажутся Марине чуть ли не бредом.

Ведь она трудилась сверх нормы, она приходила домой поздно, она, а не кто-то другой обслуживала несколько участков.

И раньше срока вышла из декрета, чтобы только помочь родной больнице — тоже она.

«Это и есть мой гениальный план обогащения? Экономила по 15 рублей на проезд, потому что ближе ездить было. Переводил меня из больницы в больницу главврач, а не я сама», — рассказывает терапевт.

В поисках крайнего

Сейчас дело Черемисиной рассматривается в Багратионовском районном суде.

Её адвокат, Владимир Середин заявил журналистам, что уголовное дело в отношении его подзащитной возбуждено абсолютно незаконно, а если у государства и имеются к Черемисиной какие-либо претензии, то дело должно рассматриваться исключительно в гражданском порядке.

«Ей инкриминируют хищение, уголовное дело, но о каком хищении может быть речь, если она реально несколько лет работала и продолжает работать. Она же не просто приехала, взяла деньги и ничего не делала», — поясняет адвокат.

Также Середин делает акцент на то, что представители Минздрава, фонда ОМС и больницы (то есть стороны «пострадавшей») также удивлены тем, что делу был дан ход.

Никакие иски о взыскании денег они ещё не подавали.

А вот как комментирует сложившуюся ситуацию Михаил Марченко, начальник отдела правового и кадрового обеспечения территориального фонда ОМС Калининградской области:

«По закону № 326-ФЗ от 29 ноября 2010 года «Об обязательном медицинском страховании», если выявляется нецелевое расходование средств, то автоматически заводится дело о возврате фонду денег, а сам фонд признаётся потерпевшим, — пояснил RT Марченко. — По конкретному делу мы никого не обвиняем, заняли позицию, что если суд признает вину Черемисиной, то пусть нам деньги вернут, но сами мы не настаиваем. У нас, так скажем, никакая позиция», — поведал он СМИ.

Отметим, что в суде господин Марченко, также заявил, что фонд никаких нарушений не установил, отчисления Марине шли законно — «потерпевшим» фонд ОМС признало следствие.

Именно эти слова Марченко наводят на мысль о том, что доказательная база следствия имеет не одну дыру в деле.

С другой стороны, очень вялым выглядит и судебное делопроизводство по данному процессу.

Регистрация поступившего в суд дела датируется 8 октября 2018 года, первое предварительное слушание прошло 26 октября, затем слушания пять раз переносились.

Кроме того, два заседания и вовсе отложили — в первый раз по причине неявки стороны защиты, во второй из-за болезни судьи.

Не обошлось без долгих затяжек и в судебных заседаниях, которые стартовали в январе текущего года.

На сегодняшний день их прошло уже шесть, а на 27 февраля назначено седьмое, в котором Марине вновь предстоит доказывать свою невиновность.

Что касается второго фигуранта «преступной группы», главврача Халиуллина, то в 2015 году он уволился по собственному желанию и сейчас проживает за границей.

Марина несколько раз делала запрос в ФСБ — есть ли еще обвиняемые по её делу, на что получила ответ: «Нет».

«Однажды, еще задолго до всех этих запросов в ФСБ, я встретила Наиля Халиуллина в Багратионовске, — вспоминает Марина Черемисина. — Сообщила ему, что происходит. Но он принялся уверять, что это какое-то недоразумение. Ничего себе недоразумение — меня могут посадить на 12 лет! И только в 2018 году я вдруг узнала, что и в отношении него возбудили уголовное дело. Вот только за его грехи отвечать приходится мне», — сетует врач-терапевт, остающаяся один на один с несовершенной системой.