Bespredel.org > Общество > Тюрьма или жизнь собственного ребенка?!

Тюрьма или жизнь собственного ребенка?!

Сегодня задержали маму Миши Боголюбова.

Маму пациента детского хосписа.

Все по тому же поводу — Мише нужен незарегистрированный в России препарат от судорог.

Фризиум.

Лекарство назначили врачи, препарат указан в выписке.

Но купить фризиум в России невозможно — он не зарегистрирован.

Мама нашла фризиум в интернете, его должны были прислать посылкой.

Сегодня мама пришла на почту по адресу Москва, улица Салтыковская, 27.

Расписалась в квитанции и получила посылку.

В этот момент сзади к ней подошли два сотрудника полиции и сказали, что посылка арестована как контрабанда, мама задержана для выяснения обстоятельств.

Экспертиза показала, что в посылке психотропные вещества.

Будет возбуждено уголовное дело.

Мама пыталась что-то объяснить.

Говорила «У нас в выписках все прописано… Если бы я знала, что это незаконно, разве я стала бы… Мне нужно ехать домой, Мише плохо, его нужно постоянно санировать…».

Дальше 7 часов маму держали на почте в окружении сотрудников мвд, таможни и тп.

Проводили опросы и допросы.

Брали показания письменные и устные.

Проводили «осмотр места происшествия».

На маму морально давили и прессовали.

«Мы сейчас вас задержим», «уголовное дело может быть возбуждено по факту, а может быть против Вас» и тп.

Сотрудники полиции сказали, что сейчас поедут к ним домой проводить обыск и искать «вещество» у Миши дома.

В 11 с чем-то вечера начальник местного ГУВД приехал домой к бабушке Миши и стал проводить опрос бедной бабушки, которая вообще не понимала, что происходит.

У Миши болезнь Баттена, это неизлечимое генетическое заболевание.

Мишу кормят через трубку в животе, гастростому.

Миша не может говорить и ходить.

У Миши судороги, от которых он постоянно мучается.

От той же самой болезни умерла его сестра.

Ева умерла в 9 лет, в новогодние праздники, от мучительных судорог.

Ее выписали из больницы домой 21 декабря.

Агония длилась 2 недели.

3 января в 10.45 утра Ева умерла.

От судорог.

Когда Мише поставили тот же самый диагноз, и у него начались такие же судороги… неврологи порекомендовали новый современный препарат – фризиум.

Конечно мама уцепилась за этот шанс.

Пока сегодня шёл допрос на почте, с Мишей на даче сидела его старшая сестра.

У Миши началось желудочное кровотечение.

Его стало тошнить кровью.

Мама просила полицейских отпустить ее домой.

Полицейские ответили, что в посылке большая доза психотропного препарата, и это уголовное дело.

Я звонила Нюте (Федермессер).

Нюта Федермессер

 

Нюта звонила в правительство.

Благодаря Нютиным звонкам в 11 вечера маму наконец-то отпустили.

Сколько еще человек не знают номера Нюты?

Про сколько тысяч неизлечимо больных детей не позвонят в ручном режиме в администрацию президента?

Я уже писала об этой проблеме письмо в Минздрав.

Ходила на встречу со Скворцовой.

Было дано много обещаний.

Но ничего не изменилось.

Противосудорожные препараты в России так и не стали доступны.

Десятки тысяч родителей до сих пор вынуждены становиться преступниками, нарушать закон, рисковать оказаться в тюрьме, чтобы помочь своим детям снять судороги.

Диазепам в микроклизмах, сабрил, фризиум…

Огромное количество детей в России зависимы от этих неинъекционных форм препаратов.

Минздрав до сих пор не занимается обеспечением детей этими лекарствами.

Родители вынуждены покупать препараты от судорог в интернете, за большие деньги, рискуя оказаться в тюрьме.

Им здесь и сейчас нужно облегчить страдания своих детей.

Маму Миши отпустили домой.

Мы не знаем, что будет с ее уголовным делом дальше.

Но мы знаем, что на завтрашний день у Миши нет фризиума.

Посылка с препаратом арестована.

Если завтра у Миши начнутся судороги, мы не знаем, чем ему помочь.

Все зарегистрированные в России препараты пробовали — не помогают.

Я не знаю что делать.

Хочу просто задать вопросы.

Сколько ещё мам умирающих детей надо посадить в тюрьму, прежде чем Минздрав наладит обеспечение детей незарегистрованными в России препаратами от судорог?

Сколько ещё детей должны умереть мучительно?

Что делать маме Миши завтра — когда у Миши снова начнутся судороги?

Что делать маме Миши — когда к ней снова придёт полиция?

И остальным мамам неизлечимо больных детей, которым завтра идти на почту за своими посылками с точно такими же лекарствами?