Bespredel.org > Журналистские расследования > «Вам здесь не жить». ФОТО

«Вам здесь не жить». ФОТО

Адвокат Максим Сотников обратился с открытым письмом к высшим правоохранительным органам России с просьбой обратить внимание на бездействие сотрудников местных правоохранительных ведомств, что является, по сути, пособничеством преступникам.

Я, адвокат Сотников Максим Иванович, прошу должным образом отреагировать высшие органы прокуратуры и следствия на настоящее открытое письмо.

В г. Павловский Посад Московской области проживает семья Ситновых: Мать Манера, дочь Анна, сын Дмитрий (в настоящее время отбывает наказание за преступление, которого не совершал по ч.3 ст.30 ч.1 ст.105 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Правовую защиту указанной семьи я начинаю именно с этой статьи, поскольку риск того, что на трагедию этой семьи не обратят внимания и ничем не помогут, очень велик и процессуальные документы канут в море иных обращений, а необязательность и необъективность сотрудников соответствующих органов только будет этому способствовать.

В 2005 году Ситнова Манера Мухаметмансуровна приобрела 5/6 часть участка, находящегося по адресу г. Павловский Посад Московской области, ул.Чехова, д.41/16 с целью дальнейшего строительства жилого дома и проживания с членами своей семьи – дочерью Ситновой Анны Олеговны и сыном Ситновым Дмитрием Олеговичем, и с 2007 года Ситновы начали проживать по указанному адресу.

При этом 1/6 часть земельного участка оставалась в собственности Бирюковой Веры Николаевны, которая была в дружеских отношениях, а впоследствии стала гражданской женой некого Ярыкина Геннадия Николаевича.

Начиная с 2008 года, сестра Бирюковой В.Н. Чувакова Н.Н. (девичья фамилия Шарашкина) начала в грубой форме требовать, чтобы Ситнова Манера выкупила 1/6 часть земельного участка по цене квартиры в г. Павловский Посад Московской области, сопровождая свои требования угрозами: «Я приведу парней и мы тебя уроем…», если не будет выкуплена 1/6 часть земельного участка.

Кроме того, брат Чуваковой Н.Н. — Шарашкин Михаил Николаевич (проживает недалеко от доверителей) — также в подтверждение намерений своей семьи указывал, что «бой будет неравным». Данные угрозы может подтвердить дочка Ситновой М.М. Ситнова А.О.

Все указанные угрозы семья Ситновых всерьез не воспринимала, поскольку полагала, что угрожавшие люди пьющие, что соответствует действительности, и такие требования реальными насильственными действиями сопровождаться не должны.

Однако продолжение последовало, в следующем:

Эпизод 1 (уголовное дело №65315, никто к ответственности не привлечен)

14 мая 2009 года Ситнова М.М. со своим сыном Ситновым Д.О. были в Казани, куда ездили на квартиру к дедушке Фазулину Махатмансуру Шамшемухаметовичу. Дома оставалась дочь Ситнова Анна Олеговна, а также работник Сафин Эльмир Ибрагимович.

Около 21-22 вечера, Ситнова А.О. позвонила Ситновой М.М. на мобильный телефон и через слезы, испуганным голосом сказала, что Шарашкина Надежда привела семь мужиков и устроила нападение на дом, а также то, что ее избили, порвали одежду. Также она сообщила, что узнала только соседку Шарашкину. Среди остальных был только пожилой лысый мужчина и остальные – более молодые люди.

29 мая 2013 года Ситнова А.О. увидела Ярыкина Г.Н. на близком расстоянии, вспомнила, что среди нападавших мужчин, был как раз тот пожилой мужчина, которого она видела 14 мая 2009 года. Также она узнала голос Ярыкина (именно при разговоре в грубой манере), когда он на нее стал ругаться 29 мая 2013 года.

Сама Ситнова А.О. следующим образом описывает события 14 мая 2009 года:

«14 мая 2009 года мамы с братом дома не было. Я была в доме. На улице услышала сильные крики и стук в ворота. Я вышла на улицу посмотреть что происходит. В этот момент я увидела, как нападавшие выломали засов на калитке и ворвались во двор и, сопровождая свои действия нецензурной бранью, начали меня избивать. Среди указанных лиц, как я узнала потом, был Ярыкин Геннадий Николаевич, однако до настоящего времени это нигде в следственных материалах не отражалось, и местные правоохранительные органы полностью бездействовали. Вместе с Ярыкиным было 6-7 человек. Среди них я знала Надежду Шарашкину, которая к нам приходила ранее и угрожала расправой и грозилась привезти мужиков, что, собственно, она и реализовала. В момент избиения она стояла сложив руки и наблюдала за происходящим. Сам Ярыкин изначально держал меня сзади, а другой молодой человек бил меня в живот ногой изо всех сил. Другие молодые люди орали, галдели, кидались камнями, кричали, что сожгут дом и что жить вы здесь все равно не будете, а также то, что если хотите, продавайте нам свой дом за дешево по цене земли без дома.

Потом мне под руку попалась железная лопата с железным древком, я вырвалась от них и отмахнулась лопатой, Эльмир, наш работник, выхватил у меня лопату, после чего я убежала в дом, откуда вышла с питбулем на цепи с целью испугать их, чтобы они ушли. Я держала собаку на цепи так, чтобы она никого не укусила, поскольку питбуль пытался укусить пришедших, защищал хозяйку.

Все ворвавшиеся из-за собаки выбежали за калитку, испугавшись, и уже со стороны проезжей части начали угрожать тем, что «мы еще вернемся, ждите вечером», один самый молодой кричал, что «мы вас всех убьем» и орал, что всех надо убить срочно. В этот момент я держала калитку, чтобы они не вошли обратно, они ломились и продолжали стучать. Моя собака, почувствовав агрессию со стороны ворвавшихся лиц, от испуга укусила меня за бедро, после чего сразу отпустила после того как поняла, что укусила хозяйку.

Все нападавшие вскоре ушли от дома, выкрикивая угрозу, что скоро вернутся. При этом на то, что они ушли, повлияло то, что мой домработник Эльмир побежал за помощью к соседям. Эльмир, соответственно, является очевидцем всех этих событий, однако приезжать и говорить что-либо боится, поскольку в момент избиения ему сказали, что приедут к нему в село и перережут всю его семью».

14 мая 2009 года полицию вызвала соседка Макарова Татьяна, с Ситновой А.О. взяли объяснения, однако уголовное дело по указанному факту возбуждено не было, даже несмотря на телесные повреждения Ситновой А.О., которая попала в больницу в этот же день с сотрясением головного мозга, получив также множественные ушибы и ссадины. Из больницы Ситнова М.М. и Ситнов Д.О. забрали Ситнову А.О. «под расписку».

Несмотря на то, что уголовное дело по такого рода происшествиям должны возбуждаться немедленно, уголовное дело было возбуждено только в 2011 году, спустя два с лишним года после случившегося, после значительных усилий Ситновой М.М., написавшей многочисленные жалобы в органы прокуратуры и полиции.

Однако до настоящего времени никто по данному случаю к уголовной ответственности не привлечен.

Удивительно, но 10 сентября 2013 года (спустя 4 с лишним года после совершенного преступления), Павлово-Посадская городская прокуратура констатировала в письме за №229ж-10, что следствием «по делу допущена грубейшая волокита», однако и после выставленного прокуратурой представления о нарушении действующего законодательства ситуация не изменилась и никто из преступников не был привлечен к уголовной ответственности.

Эпизод 2 (избиение Ситновой М.М., уголовное дело возбуждено не было)

Следующий эпизод нападения на Ситновых случился летом 2009 года, и Ситнова М.М. описывает эти события следующим образом:

«18 июня 2009 года я была на грядках, мой сын и моя дочь Аня собирались ехать в Москву по делам, однако Аня вернулась со станции «Вохна», поскольку решила остаться дома и заняться домашними делами.

Когда я была на грядках, из-за моей спины ко мне подбежал ранее не знакомый мне молодой человек среднего роста (примерно 185 см) русской внешности и ударил меня кулаком в глаз, из-за чего я закрыла лицо рукой и закричала Ане: «Спусти собак». Аня спустила собак, и собаки побежали ко мне. Когда Аня вышла на улицу, около меня уже никого не было.

Я после этого (в районе 17-00) побежала в травмпункт поликлиники №3, но он был закрыт. После этого я побежала в ЦРБ, где сделали укол и сказали, что если будет хуже, то чтоб вызвали скорую помощь.

На следующий день я поехала в Москву и хотела попасть в больницу по месту регистрации, но на улице мне стало плохо, очень сильно опухла щека, я вызвала скорую помощь и меня госпитализировали в первую градскую больницу на метро Октябрьская.

Где-то неделю я лежала в стационаре. В больнице мне сказали, что вызывать милицию не будут, поскольку происшествие произошло в Подмосковье.

О том, было ли возбуждено уголовное дело мне ничего не известно. Когда я выписалась, я вернулась домой и мне опять стало плохо на короткое время, и я опять вызвала скорую помощь и меня увезли в травматологию, после чего ко мне приходил оперуполномоченный, взял с меня заявление и объяснение. Уголовное дело так и не было возбуждено. Участковый Баранов позже мне сказал, что зачем возбуждать дело и то, что им не нужен «висяк», а также предупредил, что «они могут поджечь дом» и что «они уже давненько на вас не нападали». Я по этому случаю дальше разбираться не стала (упустила из виду), потому что я хотела разобраться с уголовным делом 65315, где были очевидцы и для меня важнее было защитить дочку, чем себя».

По случаю от 18 июня 2009 года позже выяснилось, что полиция отказала в возбуждении уголовного дела.

Эпизод 3 (уголовное дело №12760 от 15.04.2014г., к уголовной ответственности никто не привлечен)

По указанному уголовному делу неизвестный в бейсболке дважды ударил Ситнову М.М. по голове и скрылся. Указанные действия датированы 27.06.2012 г. Однако уголовное дело было возбуждено только спустя два с лишним года (!). Никто по указанному факту не задержан и к уголовной ответственности не привлечен.

Эпизод 4 (уголовное дело №12750, возбуждено в 11 апреле 2014 года по событиям от 25 ноября 2013 года) (постановление об отказе в возбуждении у/д – приложение №6)

Уголовное дело возбуждено спустя примерно полгода после события преступления, которое заключалось в том, что неустановленное лицо бросило камень в Ситнову М.М., в результате чего Ситновой М.М. была причинена травма лица – гематома левого глаза. Никто не задержан, не привлечен к уголовной ответственности. Ситнова М.М. в результате указанного преступления жалуется на частичную потерю зрения.

Эпизод 5 (материал из уголовного дела №76831 в отношении Ярыкина Г.Н. по факту насильственных действий сексуального характера выделен не был, Ярыкин Г.Н. к уголовной ответственности не привлечен)

Оперуполномоченный Оськин Д.И. 29.05.2013 года сообщал Ситновой М.М., что уголовное дело в отношении Ярыкина Г.Н. по имеющимся фактам совершения им преступлений в отношении Ситновой А.О. (избиение и насильственные действия сексуального характера) возбуждено не будет, потому что «он и так пострадал».

Правоохранительным органам неоднократно сообщалось, что в отношении Ситновой А.О. совершались насильственные действия сексуального характера, однако указанные доводы оставались без внимания правоохранительных органов. Отдельное заявление о совершении насильственных действий сексуального характера будет сдано в Управление СКР по Московской области после публикации настоящей статьи в недельный срок.

Ситнова А.О. следующим образом описывает обстоятельства совершенного против нее преступления:

«В этот день я встала поздно, поскольку плохо себя чувствовала. Геннадий Николаевич Ярыкин позвонил мне на телефон и сказал, что придет с двумя работниками делать калитку на той части участка, которая не принадлежит нам. Я ему сказала, чтобы позвонил маме, чтобы он с ней обговорил все вопросы.

Я сходила в душ, привела себя в порядок, потом попила чай с подругой Настей и пошла налить воды собакам.

Я пошла к собакам, а в этот момент один из рабочих-узбеков проходил мимо меня и сказал, что неизвестные рубят мои вишни. Я поставила воду и подбежала к неизвестным, также узбекам, и сказала, зачем они вишни рубят. Узбеки сразу побежали за забор, а Ярыкин высунулся из разбитого окна разрушенной веранды и начал мне грубить и оскорблять нецензурной бранью и говорить, что «нам здесь вишни не нужны», хотя они находились на нашей части участка.

Потом он продолжил орать, зачем я в домике гусей держу. Я ему сказала, что сейчас заберу своих гусей и напомнила, что литер.А строения, где находились гуси, оформлен на маму. Я пошла забирать гусей. Поднялась по ступенькам, а Ярыкин начал меня выталкивать, схватил доску и замахнулся на меня, он хотел меня ей ударить, но не стал, однако, я все равно пригнулась от возможного удара.

Я хотела пройти к гусям, однако он выталкивал меня из веранды и рванул меня за халат, и молния на халате разошлась, я оказалась перед ним голая и без нижнего белья, так как недавно вышла из душа и поспешила разобраться с тем, что происходит во дворе дома. Он, продолжая меня оскорблять и угрожать, что сожжет дом и убьет мою семью и всех животных, сунул мне пальцы руки во влагалище.

Я вырвалась из этого угла и выбежала наружу. Я развернулась и попросила отдать гусей, придерживая халат, чтобы он не распахивался. Он начал кидать в меня обломками кирпичей, опять начал замахиваться палкой на меня. Один из кирпичей попал мне в колено и пошла кровь и у меня стала кружиться голова, поскольку я разнервничалась, и я испытывала сильную боль.

Потом я постаралась взять себя в руки. Зелим, наш работник (прочих данных о нем мне неизвестно как и его местонахождение) подошел ко мне и спросил смогу ли я встать, и помог мне подняться. Чуть позже Зелим поругался за то, что Ярыкин попал ему камнем в голову. Предварительно я услышала удар камня об голову Зелима. Потом Зелим пошел разбираться с Ярыкиным. Я хотела встать, но у меня начало темнеть в глазах, и я снова упала на спину. Потом начала немного приходить в себя. Я была в одном тапке и пошла за гусями. В проеме никого не было, была тишина на нашей стройке, лишь работали болгарки. Баходира, который готовил плов, уже не было, я пошла брать гусей, увидела, как Ярыкин лежал в луже крови головой к вишням. Ярыкин лежал и стонал. Я подумала, что он ударился головой о сваи, которые были рядом, и не думала, что его кто-то бил. Я забрала гусей, пошла в противоположную сторону участка, чтобы посадить их в загон, но не дошла, так как в голове потемнело, и я села прямо на ступеньки крыльца.

В это время узбеки на стройке засуетились и стали уходить, выпрашивая деньги на дорогу у моего брата Димы. Меня брат взял на руки и отнес в дом на кровать».

Хотелось бы дополнить, что этому преступлению имеются и другие свидетели.

Так, в протоколе опроса Эргашева Баходира Абдулхамедовича, лица, готовившее во дворе дома плов в момент совершения преступления, указано, что Эргашев видел, как Ярыкин сорвал с Ситновой А.О. халат и ругался нецензурной бранью, а также причинил ей телесные повреждения, а также то, что впоследствии Зелим, работник, пошел в сторону Ярыкина Г.Н. и нанес последнему телесные повреждения в ответ на его поведение.

Кроме того, Кезель Лариса Валентиновна может сообщить, что 28 мая вечером она шла с работы и, встретив Петрикову Анастасию, подругу Ситновой А.О., узнала о том, что она стала очевидцем преступных действий Ярыкина Г.Н., который совершил насильственные действия сексуального характера.

Также сама Петрикова Анастасия Михайловна, проживающая по адресу г. Павловский Посад, ул.Курина, д.14, в объяснениях сообщает, что при обстоятельствах, указанных Ситновой А.О., она лично видела, как Ярыкин Г.Н. «резким движением сунул руку в детородные места».

Ситнова А.О. сообщала в правоохранительные органы об этом преступлении, однако указанное сообщение было сделано устно, а следствие не задокументировало его в форме объяснений либо рапортов сотрудников правоохранительных органов.

Эпизод 6 (уголовное дело №77278, покушение на убийство Ситновой А.О., вероятно, квалифицируется следствием по ст.111 УК РФ (изначально 112 УК РФ), никто не задержан (фигуранты известны), но к уголовной ответственности никто не привлекался)

Поскольку действия Ярыкина Г.Н. в связи с насильственными действиями сексуального характера в отношении Ситновой А.О. «тянули» на тяжкое преступление (события от мая 2013 года), для Ситновой А.О. достаточно быстро, в срок не более месяца, наступила расплата за то, что ей известно о совершении в отношении нее подобных насильственных действий.

Предлагаю ознакомиться с фотографиями потерпевшей Ситновой А.О. до совершения указанного преступления и после его совершения, представленными в настоящей статье. Даже по фотографиям очевидно, что действия преступников были направлены на убийство Ситновой А.О., однако изначально местные следственные органы квалифицировали действия преступников, круг которых известен следствию, по ст.112 Уголовного кодекса Российской Федерации. И только спустя долгое время уголовное дело было переквалифицировано по ч.1 ст.111 Уголовного кодекса Российской Федерации. Сам же характер повреждений не оставляет сомнений в том, что имело место покушение на убийство, поскольку нанесение неоднократных ударов молотком, в том числе по голове, не оставляет возможности говорить об иной квалификации преступных действий в отношении Ситновой А.О.

Ситнова А.О. следующим образом описывает имевшие в отношении нее преступные действия:

«20 июня 2013 года мама поехала в Московский областной суд с адвокатом Бредихиным Алексеем Константиновичем, который участвовал в рассмотрении апелляционной жалобы на постановление о заключении под стражу моего брата. Когда мама общалась с ним, она рассказала, что в отношении меня были развратные действия.

В этот же день немного позже (мама еще не вернулась) к нам домой приехал бригадир таджиков и увез рабочих, которые строили дом без всякой на то видимой причины, поскольку строительные работы завершены еще не были. Когда приехала мама, она заплатила им деньги за проделанную часть работы и они украдкой сбежали, хотя работа еще была не закончена. Причем решение об отъезде они приняли мгновенно как приехал бригадир.

Днем 21 июня 2013 года мне на телефон позвонил какой-то незнакомый парень, который сказал, что нашел телефон моего знакомого Игната Ермакова и что хочет вернуть мне его телефон. Он мне предложил встретится у памятника танку и отдать мне телефон. Я встретилась с этим парнем днем и забрала телефон. Пока я ездила на велосипеде на встречу, за мной ехала белая машина, из которой высунулся водитель – местный житель Дима Острый — и поздоровался со мной и спросил, как Дима. Он взял мой телефон и сказал, что вечером подъедет ко мне, чтобы посмотреть машину брата (зарегистрирована на меня) и понять, как ее можно отремонтировать. Он интересовался также, что случилось со мной и братом, и интерес у него был очень нездоровый. Потом он сказал, что ему надо позвонить его ребятам и все разузнать о том, правду ли я сказала и может они чем-то помогут. Я спросила, чем они могут помочь брату, и попросила лучше помочь сделать машину. Он сказал, что ребята помогут. Сказал, что он приедет либо ночью сегодня, либо следующей ночью. Я спросила почему ночью, на что он ответил, что он работает и другого времени у него нет. Я знала, что он работает в Павловском Посаде на переезде и он относительно свободный человек.

21 июня 2013 года мама ушла спать вечером одновременно со мной, поскольку день был сложный и мы очень устали. Я спала на втором этаже, а мама на первом.

Собаки сильно залаяли, мама попросила выйти и открыть калитку, так как приехал Женя с продуктами (одноклассник Димы), которые ему передал в Москве адвокат Алексей Бредихин. Я вышла на крыльцо и крикнула: «Женя, ты?!», а там оказались совершенно незнакомые парни. Они просили открыть. Я сказала, что оденусь. Они сказали, что они Димины друзья, а я ответила, что всех Диминых друзей я знаю, они сказали, что «мы с Таганки, что мы пришли помочь». Я спросила: «От Димы Острого, чтоли?» Они подтвердили, что от него. Я сказала, что тогда позвонить мне он должен был, но он не предупреждал. Они сделали предположение, что может, он забыл и чтобы я позвонила ему сама. Я сказала, что тогда оденусь и телефон возьму. Я спросила, не бандиты ли они. Они сказали, что не бандиты, посмеиваясь (в день обыска оперуполномоченный Подгорный моей маме сказал, чтобы мы готовились к разборкам, что Ярыкин очень плохой человек и что он поделом получил по голове и что в душе он очень рад, что с ним такое произошло, поскольку он многим людям жизнь испортил и теперь взялся за вас – потому я и подумала, что могут придти бандиты). Я пошла одела халат и взяла телефон и стала звонить Диме Острому, а Дима трубку не брал.

Я сказала ребятам что он не берет телефон, а они сделали вид, что расстроились и спросили, буду ли они так и дальше за калиткой стоять и чтобы я открыла дверь. Спросили меня боюсь ли я, я ответила, что нет и открыла калитку.

Когда я разговаривала с ними в щель я видела только высокого вежливого парня, а второй прятался за калиткой. Когда я открыла и к ним вышла, я увидела невысокого парня, которого я знаю как Сашу Ярыкина, сына Ярыкина Геннадия. Спросив его, он ли это, он ответил, что да. Ранее я его видела один раз на ранке на ул. Южной и мне подружки сказали, указав на него, что вот твой будущий сосед, который недавно вышел из тюрьмы, где провел 8 лет. Мне сказали, что он очень опасный тип. Говорили мне об этом мои знакомые девочки (Елена Соловьева и Алена (фамилию не помню)).

Высокого парня я раньше не видела. Он сказал мне, что привет тебе от Геннадия Николаевича и спросил Сашу: «Ну что?». Саша махнул рукой и сказал: «Давай!»

Ярыкин-младший достал молоток и начал меня бить им по голове. Я не успела им ничего сказать, закрывалась руками, сказать что-то я не успевала, поскольку меня били без остановки. Большая часть ударов приходилась по рукам и около 20 раз мне попали по голове, 4 раза попали по спине, 1 раз попали по правому предплечью.

В процессе моего избиения они начали идти в сторону дома и продолжали меня бить молотком по голове. Я, думала, что поскольку они шли в дом, то они идут убивать мою маму. Я обливалась кровью и чувствовала, что силы покидают меня от потери крови и ударов. В глазах у меня темнело. В определенный момент я не устояла на ногах и упала Ярыкин-младший сказал, чтобы второй меня добил. Сам Ярыкин-младший бил меня под живот ногами, а высокий продолжал наклонившись бить меня молотком по спине и голове. Потом я подумала, что они могут забрать телефон и зажала телефон, а они на это отреагировали и начали его вырывать. Потом я решила, что в этой ситуации сохранять телефон не стоит и притворилась мертвой, чтобы постараться выжить, и они от меня отстали. В момент, когда я перестала шевелиться, меня сильно кто-то из них пнул ногой, проверив, мертва ли я. Я не шелохнулась. После чего они побежали на крыльцо. Один открыл веранду и вбежал туда, что мне удалось подсмотреть, а я вскочила и побежала на дорогу (кровь на калитке осталась до сих пор), умудрилась открыть калитку в таком состоянии и побежала к соседям — Андрусенкам — звонить. Поняв, что они не откроют, я увидела свет фар. Остановилась машина и вышел парень, который сказал, чтобы я к нему не прикасалась, и начал вызывать скорую помощь и полицию. Полиция не приехала. Скорая ехала очень долго. Я просила парня пойти со мной, потому что убьют мою маму, но он не пошел, так как он боялся.

Хочу дополнить, что один из парней не успел меня догнать, когда я убегала в сторону дороги и выкрикнул «Сука».

Когда меня привезли в больницу, то зашили руки и голову, поставили капельницы, и я лежала так в стационаре три дня. Утром ко мне в палату приходил какой-то парень с ножечком и, водя ножом по животу под покрывалом, сказал: «Попробуй сказать, что это Саша».

Моя мама привела оперуполномоченного Третьяка 23 июня 2013 года ко мне в больницу, чтобы взять с меня объяснения и заявления. Моя мама просила Третьяка помочь мне написать заявление, на что он ответил, что ничего не должен, хамил и кричал. В итоге заявление взял. Я вынуждена была писать в гипсе. В объяснениях мама сказала, что не писать ничего про Саню Ярыкина, потому что мама понимала, что меня могут убить.

До того, как уезжать из больницы, я видела, что два парня наблюдали за мной и спросили, что это Саша Ярыкин сделал со мной и что надо позвонить Киллеру Колобку и разобраться. Номер Киллера Колобка я видела в телефоне Игната, который мне вернули около танка. Кто это, я не знаю. О чем шла речь, тоже до конца не понимаю.

Уголовное дело по факту моего избиения, а не по факту покушения на убийство, было возбуждено спустя 2-3 месяца. Номер уголовного дела 77278. На очной ставке я Сашу Ярыкина узнала. В объяснениях, которые с меня взяли в 68 ГКБ (в конце июня 2013 года), я сообщила, что это был Саша Ярыкин. До настоящего никто не задержан и задерживать кого-либо никто не собирается». В ГКБ 68 г.Москвы меня отвезла мама, чтобы долечиться и уберечь меня от внимания со стороны бандитов».

В своих объяснениях Ситнова М.М. описывает события той ночи согласованно с тем, что ей сообщила дочь Ситнова А.О.

Кроме того, Ситнова М.М. сообщает, и эта информация ранее не была отражена ни в одном допросе или объяснениях, взятых правоохранительными органами, что она опознала Александра Ярыкина в ночь совершения преступления, когда тот стоял на территории дома Ситновых у бани.

Указанная информация ранее никем не разглашалась в связи с опасностью расправы со стороны Ярыкиных.

Таким образом, у Ярыкиных не получилось фактически устранить потерпевшую от насильственных действий сексуального характера, но и правоохранительные органы не совершили надлежащих действий, чтобы расследовать указанное преступление и задержать виновных лиц. Вместо этого виновным в конфликте с Ярыкиным в мае 2013 года был назначен Ситнов Д.О., о чем будет сказано ниже.

Эпизод 7 (уголовное дело №12749, возбужденное по факту поджога дома, никто не привлечен к уголовной ответственности)

Ситнова М.М. так описывает события, относящиеся к поджогу дома 17 марта 2014 года:

«Ярыкин-старший, Бирюкова Вера и Чувакова Надежда в течение длительного времени и постоянно с 2009 года угрожали нам пожаром. В полиции нам также сообщали, что нам лучше переехать и что большая проблема, что у нас деревянный дом. Об этом нам сообщал Баранов Михаил Александрович (участковый).

Ночью у нас был гость адвокат Шкурин, с которым мы вместе сидели за компьютером. Аня тоже еще не спала и занималась делами по дому. Когда мы сидели, то услышали стук на чердаке. Впоследствии, почувствовав задымление, мы поняли, что произошел поджог дома».

По указанному факту никто задержан не был, к уголовной ответственности никто, соответственно, не привлечен. Так, письмом от 13.09.2013г. за №229ж-10 Павлово-Посадской городской прокуратурой констатируется, что при расследовании уголовных дел № 65315 и № 77278 допущена грубейшая волокита, в связи с чем в адрес МО МВД РФ «Павлово-Посадский» направлено представление о привлечении виновных лиц к дисциплинарной ответственности. Ровным счетом ничего не сделано по сегодняшний день.

Из опроса адвоката от 06 мая 2015 года стало известно, что должностные лица следственных органов и органов прокуратуры уговаривают Ситнову А.О. пройти судебную психиатрическую экспертизу, поскольку есть данные, что Ситнова А.О. имеет диагноз эпилепсия.

Но даже если такой диагноз и имеется, то, во-первых, это не значит, что людей можно убивать, а, во-вторых, указанные действия по производству экспертизы могли быть сделаны еще в 2009 году, однако только сейчас в 2015 году следствие пришло к необходимости совершения указанной экспертизы.

При этом у меня как у адвоката отсутствуют сомнения в психиатрическом здоровье Ситновой А.О., и действия следствия в данном случае формальны и скорее связаны с фактическим наличием соответствующего диагноза.

При этом в настоящее время дело 77278 не расследуется ввиду длительного нахождения указанного дела на проверке в вышестоящих контролирующих органах.

О незаконном привлечении к уголовной ответственности Ситнова Д.О.

Совершенно иное отношение выявилось у правоохранительных органов при расследовании уголовного дела №76831, в рамках которого, абсолютно безосновательно, привлечен к уголовной ответственности Ситнов Дмитрий по ч.3 ст.30 ч.1 ст.105 Уголовного кодекса Российской Федерации – покушение на убийство.

Приговором Павлово-Посадского городского суда по делу №1-103/14 от 06 ноября 2014 года Ситнов Д.О., родной сын Ситновой М.М., приговорен к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Апелляционным определением от 03 февраля 2015 года указанный приговор был оставлен без изменения, а апелляционная жалоба осужденного Ситнова Д.О. без удовлетворения.

Так, из материалов уголовного дела следует, что телесные повреждения Ярыкину Г.Н. Ситнов Д.О. причинил ударами кувалдой, что известно суду со слов свидетелей обвинения Мухиддинова О.А.У. и Жураева М.С.

Одновременно, со слов свидетелей Петриковой А.М. и Эргашева Б.М., усматривается, что телесные повреждения причинил Ярыкину молодой мужчина кавказской внешности по имени «Зелим», в руках которого последние перечисленные свидетели видели топор, а позднее предмет, похожий на металлический лом.

Показания Петриковой А.М. и Эргашева Б.М. полностью подтверждаются материалами уголовного дела. Так, в ходе осмотра места происшествия были обнаружены металлический лом и топор.

Заключениями судебно-биологической и судебно-медицинской экспертиз было установлено, что на поверхности лома обнаружена кровь человека, которая произошла от потерпевшего Ярыкина Г.Н., а на поверхности топора также была обнаружена кровь человека, однако из-за малого ее количества не удалось установить ее принадлежность.

Таким образом, правомерно и обоснованно мнение защиты о том, что орудиями преступления были лом и топор, которые использовал «Зелим» в момент совершения преступления, а не кувалда, которую якобы видели в руках Ситнова Д.О. Мухиддинов и Жураев М.С., чьи показания необоснованно положены в основу приговора.

Кроме того, и Мухиддинов, и Жураев прямо говорят, что не видели, кто ударил потерпевшего и что якобы видели, как Ситнова А.О. несла кувалду, что не соответствует действительности.

Заслуживает внимание и тот факт, что Ситнов Д.О. никуда не скрывался, поскольку вины за собой не чувствовал, поскольку ничего не совершал, а также то, что никакой кувалды на месте преступления обнаружено не было, что дополнительно свидетельствует о ложности показаний свидетелей со стороны обвинения и несогласованности показаний указанных свидетелей с другими доказательствами по уголовному делу.

Важнейшим доказательством, представленным обвинением по уголовному делу, являются допросы потерпевшего Ярыкина Геннадия Николаевича от 03 октября 2013 года, 31 января 2014 года, 21 апреля 2014 года (л.д.113-115, т.2; л.д.18-20; л.д.227-232, т.3), в которых он дает противоречивые показания.

Так в первоначальных показаниях потерпевший Ярыкин Г.Н. в присутствии понятых показал, что не помнит обстоятельств его избиения, а также не знает кто его избил (л.д.113-115, т.1).

Затем при дальнейших допросах в присутствии законного представителя и адвоката, уже без участия понятых он пояснил, что был избит кувалдой Ситновым Д.О.

Причем понятые, участвовавшие в первом допросе, в судебном заседании сообщили, что Ярыкин Г.Н. пояснял произошедшие события кивками головы и знаками.

Более того, из оглашенного протокола допроса свидетеля Лазарева Р.Ю. – врача-психиатра ГБУЗ МО «ПБ-8» (т.4; л.д.44-47), допрошенного следователем 24 апреля 2014 года, т..е. спустя три дня после последнего допроса Ярыкина Г.Н., следует, что на тот момент «не исключена возможность того, что Ярыкин Г.Н. формально помнит обстоятельства совершенного в отношении него 28.05.2013 г. преступления и формально может давать показания о них».

Подобная формулировка врача-психиатра о формальном характере показаний Ярыкина Г.Н. свидетельствует об отсутствии уверенности психиатра в словах Ярыкина Г.Н. и фактически об отсутствии уверенности в его показаниях по критерию соответствия действительности (относимости и допустимости). Однако Суд не дал указанным доказательствам должной критической правовой оценки и приговорил Ситнова Д.О. к наказанию за преступление, которого он никогда не совершал.

Примечательно, что Ярыкин Г.Н. на все «неудобные» для него вопросы в ходе последнего допроса от 21 апреля 2014 года отвечал «не помню», но при этом точно помнил, кто и чем нанес ему удары по голове.

Так, на вопрос о том, был ли у Ярыкина Г.Н. конфликт с Ситновой Анной, Ярыкин Г.Н. ответил, что не помнит. На вопрос о том, что послужило основанием для конфликта между ним, Ярыкиным Г.Н. и Ситновым Д.О., Ярыкин Г.Н. также ответил, что не помнит. Тем не менее, Ярыкин Г.Н. хорошо запомнил, что его Ситнов Д.О. ударил кувалдой.

Между тем Ярыкин Г.Н. хорошо знает, что послужило основанием причинения ему телесных повреждений (вышеописанный эпизод №5) и не со стороны Ситнова Д.О., а со стороны «Зелима».

Из представленных материалов четко прослеживается, что Ярыкин Г.Н. имеет к семье Ситновых совершенно четко выраженные неприязненные отношения, начиная с 2009 года, когда он в группе неустановленных лиц избил Ситнову А.О., что не учтено ни судом, ни следствием в ходе предварительного расследования и при постановлении приговора суда.

Прошу правоохранительные органы отдельно оценить тот факт, что Эргашев Баходир заявляет о том, что он лично видел обстоятельства насильственных действий Ярыкина в отношении Ситновой А.О. в мае 2013 года, а суд указывает, что в паспорте свидетеля есть отметка о том, что он в указанный период в Москве отсутствовал. В то же время указанная отметка была проставлена на трехвокзальной площади в Москве и по сути является фиктивной. Для инициирования пересмотра дела достаточно получить данные о том, что этот свидетель на самом деле за пределы Российской Федерации в юридически значимый период не выезжал. Суд не только предвзято но и неполно исследовал обстоятельства дела в отношении Ситнова Д.О.

С учетом вышеописанного, совершенно несуразным выглядит ответ Прокуратуры Московской области от 12.09.2014 года №16/4-1608-2014, согласно которого 1) уголовное дело №65315 по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.213 УК РФ, совершенного в отношении Ситновой А.О., приостановлено в связи с тем, что не установлено лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого; 2) уголовное дело №77278 по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.112 УК РФ (избиение Ситновой А.О. молотком) приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого; 3) уголовное дело №12750 по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.116 УК РФ (нанесение телесных повреждений Ситновой М.М. приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого; 4) уголовное дело №12749, по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.167 УК РФ (поджог) приостановлено по тому же основанию; 5) уголовное дело 12760 в связи с нанесением телесных повреждений Ситновой М.М. также приостановлено по тому же основанию.

В то же время полностью сфабрикованное дело в отношении Ситнова Д.О. за №76831 направлено для рассмотрения в Павлово-Посадский городской суд для рассмотрения по существу.

Из перечисленных в вышеуказанном письме прокуратуры уголовных дел очевидно, что некоторые (№№12750, 12749, 12760) действительно приостановлены правомерно. Однако уголовные дела №65315, 77278 имеют своих конкретных исполнителей и организаторов, как было описано в настоящем заявлении, однако преступники, при попустительстве местных правоохранительных органов, делают все, что пожелают и никакой уголовной ответственности не несут.

Кроме того, многие из свидетелей защиты (порядка 10-15 человек), не явились в суд в связи с тем, что боятся расправы, однако кто из них в настоящий момент подтвердит факт поступления угроз, Ситновы указать не могут.

После многочисленных нападений на Ситнову М.М., Ситнову А.О., незаконного привлечения к уголовной ответственности Ситнова Д.О. заявители обратились за принятием мер безопасности по программе защиты свидетелей, однако 17.10.2013 года СО МО МВД России «Павлово-Посадский» вынесено постановление об отказе в удовлетворении ходатайства в связи с отсутствием на то оснований. При этом правоохранительные органы, не сопоставили систематические нападения на семью Ситновых с необходимостью принятия подобных мер.

При этом в частных разговорах с Ситновой М.М. оперуполномоченные полиции Оськин Денис Игоревич, Молодцев Евгений, Подгорный Владимир Анатольевич, сотрудник полиции Аксенов сообщали, что «всем вам конец» и «вам здесь не жить», «уезжайте отсюда».

Кроме того, сотрудник полиции Максим Печенкин говорил в нецензурной форме Ситнову Д.О. во время личной встречи в отделении полиции, что его сестру (Ситнову А.О.) избили, и то, чтобы Ситнов Д.О. брал вину на себя. И если последний вину на себя не возьмет, последствия для его семьи еще будут. Через некоторое время случился пожар, в связи с чем было возбуждено уголовное дело в отношении неустановленных лиц.

Кроме того, Печенкин Максим не опросил Ситнову А.О., находящуюся в больнице после избиения молотком, хотя она была в сознании. В тот момент Ситнова А.О. сказала Печенкину, что ее избил Ярыкин Александр со вторым человеком, на что Печенкин показания брать не стал и сказал «да-да, вы на своей волне» и злобно улыбался (со слов Ситновой А.О.). Кроме того, сотрудники полиции, вместо того чтобы охранять Ситнову А.О. после покушения на убийство, допустили (вольно либо невольно) в больницу неизвестное лицо, которое водило ножом по телу Ситновой А.О. и угрожало расправой в случае, если Ситнова А.О. будет свидетельствовать против Ярыкина А.Г. После того, как указанные угрозы были озвучены, Ситнова М.М. была вынуждены перевести дочь в ГКБ №68 г.Москвы, где сотрудник полиции взял с Ситновой А.О. объяснения, в которых она указала на А.Г. Ярыкина как лицо, совершившее преступление. Эти объяснения впоследствии нигде не обнаружены.

Также вызывает недоумение и тот факт, что в ночь преступления Ситнова М.М. неоднократно вызывала полицию (не менее 5 раз через продавцов магазина), однако полиция не приехала вообще (!). Никто к ответственности по данному факту привлечен не был.

Также Ситнова М.М. может сообщить и то, что Волченков Владимир, адвокат, участвовавший в следственных действиях при задержании Ситнова Д.О., сказал: «Выбирай, кто из твоих детей будет сидеть». Мотив Волченкова заключался в том, что он слышал, что сотрудники полиции Щербаков и Молодцев Евгений опрашивали Ситнову А.О. по факту причинения телесных повреждений Ярыкину Г.Н. и требовали, чтобы она сказала, что она убила Ярыкина Г.Н. и тогда они отпустят Ситнова Д.О. и дали ей в руки его паспорт, после чего Ситнова М.М. услышала истерические крики дочери «Я его убила! Отпустите Диму»!

Также Оськин Д.И. в Постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Ярыкина Г.Н. по факту насильственных действий сексуального характера сообщает, что якобы им получен ответ из психиатрической больницы №13 г.Москвы о том, что у Ситновой А.О. имеется диагноз «эпилепсия с изменением личности». Ситнова А.О. никогда в указанной больнице не лежала, а в медицинской карте ПНД (по ул.Средней Калитниковской) г.Москвы установлен диагноз «эрилепсия» но изменения личности не установлено.

Тенденционзность поведения следственных органов в отношении семьи Ситновых не позволяет говорить ни об объективном расследовании уголовного дела в отношении Ситнова Д.О., ни об объективном расследовании иных преступлений, совершенных против Ситновых.

Семья Ситновых характеризуется исключительно положительно (характеризующий материал прилагается), однако правоохранительные органы в Павловском Посаде однозначно категорически не справляются с отстаиванием прав и законных интересов жителей города, а лишь способствуют преступности, откровенно покрывая бандитизм.

С учетом изложенного, прошу органы прокуратуры и следствия принять меры к

  1. проведению Ситновой М.М. и Ситновой А.О. судебно-психиатрической экспертизы в рамках дел 65315, 77278 в институте Сербского;
  2. истребовать материалы дел 65315, 77278, материал доследственной проверки по факту совершения Ярыкиным Г.Н. противоправных действий сексуального характера и привлечь к ответственности по указанным делам Ярыкина Г.Н., Ярыкина А.Г., Чувакову Н.Н. к уголовной ответственности;
  3. истребовать материалы дела 77831 из Павлово-Посадского городского суда и инициировать (со стороны органов прокуратуры) подачу кассационного представления с целью оправдания Ситнова Д.О.;
  4. обеспечить охрану Ситновой М.М., Ситновой А.О.

P.S. Поверить в данные, указанные в настоящем обращении, можно не только посмотрев на фотографии несчастной девушки, но и инициировав проверку по делам, указанным в настоящей статье. Также часть данных в виде адвокатских опросов могут быть предоставлены мной лично.

От редакции:

Редакция Bespredel.org обращается к СМИ с просьбой максимально широко донести до общественности и правоохранительных органов эту трагическую историю, в которой обычная семья уже не в силах бороться самостоятельно с беспределом своих местных органов правопорядка